slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Звёздный час Анатолия Шамардина в Доме учёных

«Я пропустил свой звёздный час —
Придёт другой…»
Евгений Бачурин.

  Весной 2009 года, когда в Москве «цвели сады», ко-торые, как пелось в одной русской советской песне, цветут «один раз в год», певец и композитор Анатолий Шамардин с большим успехом выступал на вечере памяти Валерия Ободзинского в Доме учёных. И тут, точно как в песне Ободзинского, «что-то случилось»… а именно: директор Дома ученых, покорённый сладкозвучным теноровым голосом Шамардина, предложил артисту устроить в этой престижнейшей культурной точке Москвы сольный концерт.

  Недавно в Большом зале Дома ученых на семьсот мест этот концерт состоялся. Кое-кто сомневался, что Шамардин соберёт зал или даже треть зала. «У нас даже многие очень раскрученные звезды эстрады, которых все в нашей стране знают, не собирают зала… На концерт очень популярного певца купили всего три билета, а на концерт очень популярной кинодивы продали всего шестнадцать билетов… А вас никто не знает, на вас вообще никто не придёт! Мы же говорим вам: даже на раскрученных, которых все знают и которые с утра до ночи не слезают с экрана, никто не приходит…» — заранее сочувствовали Шамардину администраторы, наученные горьким опытом своей подвижнической культурной деятельности. «Так эти раскрученные всем надоели, потому на них никто и не приходит…— отшучивался Шамардин. – Они уже никому неинтересны. А меня «никто не знает», поэтому на меня-то как раз и придут… чтобы узнать, что я такое…»
  В Европе, между прочим, и в Англии, и в Америке сейчас как раз входят в моду не какие-нибудь сверх всякой меры раскрученные певцы, артисты, а «недораскрученные» в своё время или совсем не раскрученные… И ходить на их концерты, а не на концерты звезд шоу-бизнеса, избалованных и пресыщенных славой, считается особым хорошим тоном.
  …Кстати, про Шамардина нельзя сказать, что его «никто не знает». В 70-е и 80-е годы он пел в оркестре Леонида Утесова, работал в Росконцерте, гастролировал по всей России и по всему Советскому Союзу, а в 90-е годы пел в Германии, в Греции, выступал в залах, где до него выступали Пако де Люсия и Пласидо Доминго… И везде зрители принимали его на «ура». В 90-е же годы он регулярно выступал по радиостанции «Москва и москвичи», на «Авторадио» и на «Эхо Москвы»... А буквально несколько дней назад выступал в «Русской службе новостей»… Кто слышал его даже всего один раз в жизни, запоминает на всю жизнь. Я знаю людей, которые слышали его всего один раз лет тридцать-сорок назад, а помнят до сих пор. Потому что его голос уникален, и его не спутаешь ни с каким другим. Как голоса его кумиров — Георгия Виноградова, Михаила Александровича, Рашида Бейбутова, Эмиля Горовца, Клаудио Вилла, Беньямино Джильи, Карло Бутти, Марио Ланца, у которых он учился вокальному искусству, когда слушал их по радио и на грампластинках… Георгий Виноградов когда-то напутствовал Анатолия Шамардина в мир большого искусства: «Молодой человек, вы певец милостью Божьей, вам не надо учиться петь, вы уже поёте, как соловей. Пойте!» А Клаудио Вилла прослушал его за кулисами Ленинградского театра, у себя в гримерке и сказал: «Вы поёте итальянские песни в классическом стиле бельканто, как уже сами итальянские певцы их петь не умеют…»
  Анатолия Шамардина высоко оценили такие наши авторитетные культурные деятели, как певец Эдуард Хиль, с легкой руки которого Анатолий Шамардин когда-то попал в Ленинградскую филармонию, где и начал свою карьеру певца… Эдди Рознер и Олег Лундстрем хотели взять его в свои оркестры ещё студентом Института иностранных языков… Виктор Боков написал предисловие к его первой гибкой пластинке, выпущенной в «Кругозоре» в 1973 году… Людмила Зыкина написала предисловие к его первой долгоиграющей пластинке «Гитары любви», выпущенной фирмой «Мелодия» (кажется, в 1981 году) стотысячным тиражом… Ольга Воронец, Екатерина Шаврина, Иван Суржиков, Николай Никитский, квартет «Аккорд», Евгений Мартынов, Клавдия Шульженко пели его песни … Танцор Владимир Шубарин говорил, что у «Толи полётный голос исключительного тембра»… Диктор Всесоюзного радио и телевидения Виктор Балашов три года назад сделал с ним серию тематических радиосюжетов и вёл его концерт в Большом зале Политехнического музея… Поэт Алим Кешоков помогал Шамардину устраивать сольные концерты на Северном Кавказе, в Нальчике и других городах…Писатель Владимир Солоухин приходил на Манежную площадь в ресторан  при гостинице «Москва» — специально, чтобы послушать там русские романсы в исполнении Анатолия Шамардина… Писатель Виктор Астафьев сказал про его компакт-кассеты, что это не «дребезжатина», которая каждый день звучит по радио… Коллекционер старых пластинок, телеведущий «Романтики романса» Валерий Сафошкин выпустил музыкальные альбомы Шамардина в серии «Золотые голоса России»… Поэт Николай Старшинов перед смертью просил своих родных: «Заведите мне песню «Лодочка» Шамардина…»… Римма Казакова считала, что если бы у Шамардина был другой нос, то его судьба была бы к нему намного благосклонней… Писатель Юрий Кувалдин печатал его статьи и беседы в своём журнале «Наша улица», приглашал его петь на вечерах журнала в ЦДЛ, в литературных музеях, на вернисажах в Академии художеств, в галереях «На Каширке», «На Солянке», «А-3»… Валерий Золотухин пришёл в телячий восторг, когда услышал в карачаровском Дворце культуры песни в исполнении Анатолия Шамардина и его песню на мои стихи «Сон под пятницу». Он пел с ним на моём творческом вечере песню Фатьянова «В городском саду играет духовой оркестр»…
  …На концерт Анатолия Шамардина в Дом учёных вопреки прогнозам скептиков пришли столько зрителей, что там, почти как в песне Фатьянова, «на скамейках» не было «свободных мест». И это при том, что никакой рекламы концерта в средствах массовой информации, если не считать ночную радиостанцию «Русская служба новостей», не появилось.
  Анатолий вышел на сцену — изящный, стройный, улыбающийся, лучащийся доброжелательством ко всем присутствующим, представил всем участников своего ансамбля «Милос» — гитариста Алима Айсина, бузукиста Дмитрия Ратушного, мандолиниста Анатолия Кузнецова, гитариста Василия Новикова. Кивнул им головой, сказал: «Ре-мажор!» — и запел итальянскую песню «Куано мама», потом «Типи-типи-том», «Вьени, вьени», «Ке-ля-ля» и «Весёлые крестьянки»… Каждую песню предварял короткими предисловиями, рассказывал о себе и опять пел… Целых три часа длилось выступление в двух отделениях. Анатолий пел вживую, не под «фанеру», под живой аккомпанемент песни народов мира на итальянском, немецком и родном для него по матери греческом языках, танцевал сиртаки… И имел потрясающий успех у зрителей.
  …Во втором отделении выступила популярная с советских времен певица Светлана Резанова, которая приехала в Дом учёных поддержать своего товарища по сцене. Она украсила собой программу концерта и внесла в неё яркие праздничные цвета и ноты… Светлана была с пышной причёской, в экстравагантном наряде, в чёрной кофточке-безрукавке с люрексом, в длинной серо-чёрной юбке из легкой ткани, с бледно-сиренево-голубой пышной каймой, спускающейся к подолу волнами, — вся она была эффектная, очаровательная, излучающая внутренний свет. Она сказала:
  «Мы с Анатолием Шамардиным – старые товарищи. До прихода на эстраду он десять лет преподавал в вузах иностранные языки… Он знает все языки, на которых он поет… Вы только подумайте! Кто из певцов у нас знает столько языков и кто поёт столько песен на разных языках? И на всех он поёт так, как умеет только он. Когда я поднималась сюда по лестнице, ещё снизу услышала голос Анатолия Шамардина… и подумала: какой у него нежный голос! Нежнейший, который даже не с чем сравнить… Божественный голос… И как это Анатолий сумел сохранить его?..»
  Светлана Резанова в своей зажигательной манере, крепким грудным голосом спела несколько песен из своего репертуара, в том числе и песню, которая когда-то принесла ей всесоюзную славу и стала её визитной карточкой: «Белый танец»… Нашёлся зритель, небольшого росточка, но с осанкой фигуриста, с выгнутой спиной, этакий новый Шубарин, который не постеснялся выйти на сцену и станцевать «белый танец» с самой Светланой Резановой… А потом она вызвала Анатолия Шамардина на сцену и без всякой репетиции спела с ним дуэтом песню «От зари до зари, от темна до темна о любви говори, пой, гитарная струна…» Анатолий подпевал ей в терцию… и оба при этом пританцовывали … В рядах зрителей фурор!
  Потом Анатолий пел русские народные песни, среди них «Пряху», свои собственные песни на стихи поэтов, которых уже нет на свете, — Алима Кешокова, Виктора Бокова и других. Звучали песни и на стихи присутствующих поэтов: Виктора Широкова — «Тайный знак любви», Валерия Дударева — «Запах пижмы с косогора» и Принцессы поэзии «Московского комсомольца» Нины Красновой, автора этих строк — «Сон под пятницу» и «Я не пью и не курю»…
  Кстати сказать, не только Нина Краснова не пьёт и не курит, но и Анатолий Шамардин, что большая редкость в наше время… И может быть, поэтому он, «джигит в годах», как он сам себя называет, сохранил свой талант и свой голос… Некоторые песни он спел и под оркестровые записи… И поставил на уши всю публику, которая аплодировала ему изо всех сил, крича «Браво!», «Бис!», и не могла угомониться. …Уже заместитель директора Дома учёных Анна Михайловна из-за кулис делала Анатолию Шамардину «тайные знаки» — пора заканчивать концерт! А публика всё просила его петь и петь…
  Никто из тех, кто пришёл на концерт Анатолия Шамардина в Дом учёных, не пожалел о том, что пришел! Все были рады и счастливы, что открыли для себя в мире искусства новую звезду. Кто не знал Анатолия Шамардина, теперь будет знать его и будет ждать новых его концертов.

Нина КРАСНОВА.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: