slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Выставка на час

  Когда Светлана Жижина обратилась в издательство «Интербук» с идеей выпустить книгу по искусству лаковой живописи, то услышала в ответ: сейчас книги не читают, тем более такие серьёзные. «Я же нахально заявила, что «мою» читать будут. Удивительно, но мне поверили, и вот плод моих многолетних трудов перед вами», — улыбается Светлана Григорьевна.

 В основу её книги «Искусство лаковой миниатюры. Восток. Запад. Россия» легла коллекция Исторического музея, которая включает изделия разных стран, но особенно хороша в своей русской части. Художественные лаки пришли на Русь с Петром I. Их производство зародилось в коробовской мастерской села Данилково, где делали козырьки из папье-маше для царской армии. А когда предприятие возглавили купцы Лукутины, декоративная роспись уже на портсигарах, спичечницах, шкатулках, ларчиках, чайницах достигает высочайшего уровня изысканности и имеет огромный спрос далеко за пределами России.
  Сейчас лаковая миниатюра воспринимается как предмет любования, сувенир. В те годы эти изделия активно использовались в быту. Как восхитительно они выглядели, можно было увидеть на приуроченной к презентации книги Светланы Жижиной маленькой выставке. Вот неизвестный лукутинский мастер изображает маслом на перламутровой табакерке набережную Венеции: там развернулась ярмарка товаров, привезённых с Востока. Крошечная картинка из XIX века, абсолютно живая, с шумом и гамом торга под открытым итальянским небом. Рядом с ликами русских красавиц шкатулки из Германии, Франции и самые старинные – иранские и китайские из красного лака, с узорами в виде переплетающихся драконов. Лаковое искусство попало с Востока в Европу, а оттуда к нам.
  «Жаль, что выставляется всё это крайне редко и посмотреть старые работы практически негде», — говорит Виктория Синельникова, преподаватель Федоскинского училища миниатюрной живописи. Она рада, что её творчество и работы художников Александра и Татьяны Фёдоровых тоже представлены в экспозиции, пусть и всего «на час». Их технику, настроение и содержание интересно сравнить с тем, что было несколько веков назад.
  Тем более что ныне знаменитый промысел в затянувшемся упадке. Фабрика работает вяло, если вообще это можно назвать работой. Управляют ею непереживающие за промысел люди, далёкие от него и к нему равнодушные. Они меняются, а толку кот наплакал. Некая жизнь теплится разве что в училище. Семиэтажное же фабричное здание пустует, для его реанимации нужны солидные вложения, реализация изделий не налажена, и художникам живётся очень горько. Схожая картина была в начале XX века, когда после смерти последнего из Лукутиных закрылась фабрика и пропал архив. Часть мастеров, оставшись без средств к существованию, переключилась на раскраску балаганов, кто-то отправился на лесозаготовки или стал железнодорожником. Но наиболее стойкие не изменили профессии, сколотили на товарищеских началах артель, благодаря которой промысел быстро возродился. По словам Виктории Синельниковой, на заре перестройки у федоскинцев была возможность взять правление в свои руки, но они её упустили. А теперь все устали бороться с тем, что вопреки здравому смыслу делается с ними и их любимым делом. Так что красивые книжки про лаковую миниатюру издаются — и это хорошо, но сама она угасает — и это плохо.

Алёна ПЕТРОВА.

 

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: