slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Слово о поэте

Когда ко мне обратился известный русский поэт Владимир Степанович СКВОРЦОВ с просьбой отобрать из его архива стихи для очередной публикации, я уже знал, что предложу читателю.
Тема России, деревни — это основная тема поэта. Вот и эту подборку я подготовил к печати, включив в неё деревенские стихи.
Пришедший в наш мир от земли новгородской, он и пишет о своей малой родине, о простых деревенских мужиках, о красоте родного края. Его стихи  покоряют сердца читателей самыми первыми строками, притягивают и заставляют возвращаться к ним постоянно.

А ещё Владимир — известный в России издатель, учредитель и главный редактор журнала «Невский альманах». Более десяти лет назад на деньги, полученные от продажи своей загородной недвижимости, он выпустил в свет первый номер. Сегодня это широко известное литературно-художественное издание.
Виктор ТИХОМИРОВ-ТИХВИНСКИЙ.
Я в долгой трезвости воскрес
ПЕСТОВО
В Воскресение Христово,
чтоб найти себе покой,
еду в тихое Пестово
над Мологою-рекой.
Этот край обетованный
для души и сердца – рай!
Он мне больше, чем желанный, —
золотого детства край.
Я сюда стремлюсь не в гости,
эта тяга – на крови:
здесь на Климовском погосте
спят родители мои…
Здесь залатанные храмы,
люди молятся в тиши,
я залечиваю раны
исстрадавшейся души.
Хлеба хочется простого,
жизни хочется другой…
Хорошо, что есть Пестово  
над Мологою-рекой!
РАННЯЯ ВЕСНА, МАСЛЕНИЦА
Деревня тихая моя
весной прозрачна и лучиста,
ещё заснежены поля,
а в небе – солнечно и чисто!
Шагаю к дому по тропе,
на крыше – снежная перина,
дымок танцует на трубе,
как в лёгком платье балерина…
Пекутся к празднику блины,
хлопочут вещие бабульки,
и верным признаком весны
висят под крышами сосульки.
Меня узнав издалека,
синица веточку качает,
журчит у мельницы река
и жизнь собой обозначает.
ДУША И ВЕРА
Душа в безверии ветшает,
её нетрудно расколоть…
Душа грехов не совершает,
а совершает наша плоть.
Душа и вера силы множат,
на свет выводят из глуши…
Душа без веры жить не может,
как нет и веры без души!
*  *  *
Искал я старое селенье,
нашёл пустырь и лебеду…
Там, словно сердцу в утешенье,
светилась лилия в пруду.
Иваны, Яковы и Маши –
ушли в иную параллель…
Осиротели сёла наши –  
страны великой колыбель.
И в понедельник, и в субботу –
у тишины один куплет…
И если есть в округе кто-то,
то местных жителей там нет.
Я шёл с тоской исповедальной,
понять пытаясь на ходу:
кому в глуши с надеждой тайной
там светит лилия в пруду?!
*  *  *
Не шторм я слушал у причала,
а брёл у жизни на краю,
когда внезапно прозвучало:
«Исполни миссию свою!»
Я был забит и обессилен,
и думать не было причин,
что встречу праведных в России,
достойных женщин и мужчин.
Но всё во мне перетряхнулось,
исчезли немощность и грусть…
Как будто молодость вернулась,
и на глазах воскресла Русь!
И кровью понял я, что надо
мне делать и куда идти,
и повстречались, как награда,
мне люди светлые в пути.
*  *  *
Принесла на крыльях птаха
много разных новостей…
Хорошо, что кроме страха
есть рассудок у людей.
У кого – ума палата,
у того – пуста сума,
потому что кроме злата
есть достоинство ума!
Властелин, забывший Бога,
неизбежно был… злодей.
Растворялось чувство долга
в страсти славы у царей.
Иисус не ведал страсти,
въехал в город на осле,
потому что кроме власти
есть и правда на земле.
Слыть богатым – это ретро,
все богатства – на крови…
Я ценю дороже «евро» –  
чувство счастья и любви!
ПРОСТИ МНЕ, ГОСПОДИ, МЕНЯ!
Я в долгой трезвости воскрес
и думал, что грешить не буду!
Но в мысли тайно вкрался бес —
и вот я «змия» лью в посуду…
Я на рассудок уповал
и свято верил в силу духа!
Опять вокруг меня развал,
и в голове моей разруха…
Сижу разбитый у огня
и губы в кровь свои кусаю.
Прости мне, Господи, меня!
Прости, что я Тебя терзаю!
Недуг – мой тяжкий господин,
его в наряды прячут черти.
Я убедился, что один
не одолею их до смерти!
Спаси мне, Господи, меня!
Я без Тебя воюю с тенью!
У благодатного огня
направь мне мысли ко спасенью!  
СПАСИТЕ
ЗЕМЛЮ РУССКУЮ!
Что мне солнце в Никосии,
если гибнут без войны
сёла древние России –
соль и музыка страны!
Неправдой, как сугробами,
Россию замело…
Спасите храмы русские,
чтоб в душах рассвело.  
Все ищут путь отчаянно,
а истина проста:
— Спасите души русские
и веру во Христа!
Деревни позаброшены
и город без квартир…
Спасите землю русскую —
и вы спасёте мир!
Что Париж и Никосия,
если мать едва жива?
Одинокая Россия –
безутешная вдова…
О РУССКИХ ЦЕРКВАХ
Сколько вас по отчизне
умирает от ран!
Вы, как жертвы, на тризне
современных славян.
Мы народы трепали
ради общей мечты
и в кровавом запале
вам ломали кресты;
растащить были рады
и раздеть догола…
С наслажденьем пиратов
ваши колокола
с колоколен кидали,
как птенцов из гнезда,
безутешно рыдали
в вас иконы тогда…
Тихий ропот в народе
прорастал неспроста:
православные, вроде,
а боятся креста…
Те, кто в Бога не верил, —
лишь в свои кулаки —
на церковные двери
нацепляли замки
и, чихая от пыли,
под безудержный мат
к телу фрески прибили
безрассудное: «Склад».
СВЯТАЯ РУСЬ
Татьяне Клименко
и её вокальной группе «Хризолит».
Благоухают бабочки цветами,
стрекозы – родниковой чистоты!
И девушки с клубничными устами –
хранители душевной красоты.
Мужчины с юных лет –
мастеровые,
сверяют в храмах мысли и дела.
Там песни мелодичные, живые,
и по утрам звонят колокола…
РУССКИЙ ПУТЬ
Очернили, исказили русский путь…
Ну придумай же, Россия,
что-нибудь!
Наш народ,
что был всегда мастеровой,
на экранах вечно праздный
и хмельной…
Русский люд,
Великих предков не забудь!
Сотвори самоспасенье –
русский путь!
В ЮНОСТИ
Коровка божья на руке
и стрекоза на шляпе Верки,
кувшинка светится в реке
огнём из газовой горелки.
Цветы и солнце на лугу,
и пенье птиц на всю округу…
А мы сидим на берегу
и улыбаемся друг другу.
ВЧЕРА
За окном – трамваи,
дождик льёт с утра…
Душу согревает
тёплое вчера.
Я к тебе приеду,
ты меня прими –
хорошо поэту
с добрыми людьми.
Посидим за чаем,
словно у костра;
душу очищает
светлое вчера.
Мы слегка поспорим
и опять вдвоём
прошлое построим,
как волшебный дом.
Словно из колодца
черпаю мечту.
Хорошо живётся
с совестью в ладу.
В жизни наступает
осени пора,
но не отцветает
вешнее вчера…
В БОЛЬНИЦЕ
Тут не то, чтобы встать,
повернуться непросто,
я в больнице лежу
для духовного роста.
Одиноко дышу. Не в толпе и не в стае.
Так зерно полежит,
а потом прорастает.
Что творил я с собой!
Это страшное что-то!
Сам себя штурмовал,
как морская пехота.
Остов тела дымит,
он разбит и разрушен,
и сердечко моё, что увядшая груша.
В голове – не кора,
а больная короста,
я невзгоды терплю
для духовного роста.
ЗАКОНОМЕРНОСТЬ
Парадоксально и печально,
мой вывод ранит, словно плеть:
жизнь и рождение – случайность,
закономерность – это смерть.
Что будет завтра? Я не знаю.
Судьбу приемлю без нытья,
предвижу смерть, но воспеваю
всю уникальность бытия!
Есть чудо в этой круговерти,
оно, как звёздочка во мгле,
и неподвластно даже смерти –   
любовь к живому на земле!
КАЧЕЛИ ПАМЯТИ
Ночью снится райский сад,
юных лет водоворот…
Чувствам хочется назад,
мысли тянутся вперёд!
Птицы спорят на лугу,
верит в завтра вороньё.
Я же в прошлое бегу,
как в спасение своё!
Там парное молоко
и смородины кусты,
где-то в прошлом далеко
достижимые мечты.
Больше в прошлом светлых тем,
меньше грязи и вранья.
В детстве счастлив даже тем,
что увидел муравья!
Я ищу тот поворот,
за которым райский сад…
Опыт учит жить вперёд,
память пятится назад.
ЯБЛОНЯ
В хуторе брошенном,
 вся покалечена,
с чёрной безлиственной головой
прячет плоды свои
яблоня-женщина
в хрупкой
единственной
ветке живой.
Все мы пребудем
в объятиях осени…
Пусть посмеётся
судьба надо мной,
только бы люди
меня не забросили
так же, как яблоню
с веткой одной…

Владимир СКВОРЦОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: