slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Рождественские истории. Победа — лучшее лекарство!

Володька проснулся рано. Мать только начала растапливать печь, чтобы приготовить завтрак. Как всегда, он хотел спрыгнуть с кровати, но ничего не получилось. Ноги остались на кровати.
Любой нормальный человек в 5 лет не ощущает своих ног, а просто ими пользуется. Бегает, скачет, пинается. Но сейчас Володьке показалось, что ноги исчезли. Они были на месте, но даже не шевелились. Он попытался сесть в кровати, приподнялся и развернулся. Правая нога со стуком упала вниз. Левая осталась на кровати.
Не понимая, что происходит, Володька взял руками левую ногу и поставил её рядом с правой. Ноги ничего не чувствовали: ни прикосновения рук, ни холода пола.
И тут он испугался. Очень сильно. Попробовал крикнуть, но лишь захрипел. Мать обернулась на шум.
— Давай вставай и быстренько одевайся. Пора в детсад.
Володька зарыдал уже во все горло.
— Ноги, ноги не ходят!
Отец осмотрел ноги, затем перевернул Володьку на живот и пальцами прощупал каждый позвонок: «Болит, не болит?» Ущипнул за ногу. Убедился, что Володька боли не чувствует. И побежал за врачом, благо «скорая помощь» располагалась в полукилометре.
По растерянным лицам родителей и врача Володька понял, что происходит что-то очень серьезное, и перестал хныкать. Впервые в жизни он с ужасом осознал, что бывают случаи, когда и взрослые оказываются бессильны. Врач сказал, что ушибов, синяков, порезов нет. Видимо, произошло заражение какой-то инфекцией, парализующей нервную систему. «Что вы хотите, это же Средняя Азия!»
Так Володька оказался в «инфекционке» в палате с тремя пацанами. Двое были примерно его возраста, а третий почти взрослый — второклассник.
Врачи приходили два раза в день. Иногда по нескольку сразу. Осматривали ноги, сгибали и разгибали их. А главное, кололи иголкой. Володька начинал чувствовать боль, когда доходили до нижней части живота. Обменявшись мнениями, они пожимали плечами и переходили к следующим пациентам.
Прошла неделя. Врачи задерживались у кровати Володьки все реже, дежурно вонзали в его ноги иголки и, убедившись, что он ничего не чувствует, продолжали обход. А между тем, Володька с ужасом заметил, что и руки стали слушаться его хуже. Мизинцы оставались оттопыренными при попытке сжать кулак. Но врачам и родителям на это жаловаться не стал. Он потихоньку привыкал к мысли, что ему уже никто не поможет.
Подтверждением этому служили и лица родителей, которых в «инфекционку», конечно же, не пускали. Они могли только заглядывать в окно, благо палата находилась на первом этаже. Родители изображали оптимизм и старались подбодрить Володьку. Но как только они прощались и отходили от окна, он слышал, что мама сразу же начинала плакать. Первое время Володька тоже начинал рыдать и от того, что родители уходили, и от того, что мама так сильно расстраивалась. Но потом привык и к этому.
Соседи по палате практически выздоровели, и их начали готовить к выписке. Они бегали, орали, играли, выходили в коридор. Второклассник уже привычно отнимал у малышей конфеты и пряники, когда их родители отходили от окна. Жалкое сопротивление подавлял подзатыльниками. Во всех играх он «выходил» победителем, даже когда проигрывал, например, «в Чапая».
А в городе появились новые игрушки. Всем троим соседям родители принесли пластмассовые машинки размером чуть больше спичечного коробка. Главное, это были копии настоящих «Москвичей», «ЗИМов», самосвалов. Пацаны катали их по кроватям и тумбочкам, по полу в палате. А вечером, когда в больнице оставался только дежурный врач, устраивали гонки и в коридоре.
Володька попросил родителей купить и ему машинку. И обязательно «Победу», потому что такой у пацанов не было. Родители очень обрадовались этой просьбе, потому что Володька давно ничего не просил. Лишь иногда умолял забрать его домой, обещая, что дома он обязательно выздоровеет. Мама, правда, сказала, что магазины уже закрыты, и поэтому машинку они принесут на следующий день вечером.
Но уже утром еще до завтрака в больницу прибежал отец и передал через нянечку коричневую «Победу». Убедился, что Володька обрадовался, и умчался на работу.
Володька не выпускал машинку из рук, катал её по кровати и по тумбочке, проверял колеса, гладил блестящий кузов. Даже сумел запустить солнечный «зайчик», такая она была блестящая, когда в окно заглянуло солнце.
Устав, он устроил «Победу» на тумбочке и любовался ею.
А пацаны, когда врачи завершили обход, подошли, осмотрели новинку, повосхищались и опять устроили гонки в палате.
И тут второклассник подошел, тоже посмотрел на машинку и… забрал её, отойдя на середину палаты.
— Сначала спроси, а потом бери, — чувствуя надвигающуюся катастрофу, сказал Володька.
— Заткнись, — небрежно отозвался привыкший к безнаказанности второклассник.
— Положи, гад, а то…, — прокричал Володька.
— Что «а то»? Заткнись, обрубок. Тебе уже ничего не надо. Врачи в коридоре говорили, что через недельку ты попадешь в беседку.
Володька «беседку», небольшое здание, стоявшее в углу внутреннего двора, не видел, но два раза слышал громкий плач взрослых. Пацаны рассказали, что это забирают в гробах бывших соседей из палат для взрослых.
— Обойдешься без машинки. А будешь жаловаться, я твоей «Победе» колеса отломаю.
Ярость подняла Володьку из кровати. Он сделал два шага и вырвал «Победу» из рук остолбеневшего «гада».
Володька не помнил, как вернулся в кровать. Но забытье, видимо, длилось недолго, потому что второклассник все также стоял посреди палаты. А пацаны, выбежав в коридор, орали во все горло: «Володька вставал. Володька ходил!»
Зашедший в палату молодой врач, недоверчиво выслушал сбивчивый рассказ пацанов. Осмотрел Володьку, привычно воткнув иголку пару раз в ноги, и ушел, недоверчиво качая головой.
Через пятнадцать минут у кровати стояло уже три врача. Они выслушали малышей и второклассника, отворачивавшего глаза в сторону. Осмотрели Володьку. Выходя из палаты самый старый повернулся, погрозил пальцем и сказал: «Ну, баламуты! Больше такой драматургии не устраивайте!».
А молодой врач вернулся и, прежде чем укрыть одеялом, спросил: «А хоть пальцами пошевелить сможешь?»
Володька, который все это время не выпускал «Победу» из рук, посмотрел на неё, а затем на ступни — большой палец на левой ноге медленно качнулся вверх и вниз!
Волшебство на этом не закончилось. Через год, когда Володька бегал со своими пацанами по двору, играл в лянгу и чижика, совсем забыв о больнице, родители поставили точку. Точка была весом в три килограмма и длиной 48 сантиметров. Они подарили Володьке братика, о котором он всегда мечтал.

Юная овечка и Серый волк
Для своих лет Машенька была рослой девочкой, по меньшей мере, на полголовы выше всех своих одногруппников в детском саду. И она была достаточно умной, чтобы чувствовать себя спокойно и уверенно, когда они капризничали или устраивали кутерьму, сопровождаемую пронзительным визгом.
На Новогодний утренник родители решили отойти от шаблона и приготовили ей костюм белоснежной овечки. Маша старалась соответствовать этому образу и поэтому тихо сидела на одном из расставленных вокруг ёлки стульчиков в то время, как ребятишки суетились рядом со Снегурочкой, пели, танцевали и хором просили появиться Деда Мороза.
Однако, по разработанному воспитателями сценарию вместо дедушки с мешком появился громадный Серый Волк, который, видимо, решил, что лучшим подарочком для него будет не Дед Мороз и не стайка худосочных малышей, а Снегурочка. За ней он и стал с громким ревом, больше похожим на рычание медведя, чем на волчий вой, гоняться вокруг елки. Снегурочка, в свою очередь, жалобным голоском умоляла детишек спасти её от когтистых лап лесного разбойника.
По замыслу сценаристов малыши должны были гурьбой кинуться на волка и напугать его не столько своим количеством, сколько громкими пронзительными криками, которые взрослые не выдерживали и минуты. Однако детишки кинулись врассыпную и забились по углам. Снегурочке и Волку пришлось пойти на второй круг.
Машенька, как и большинство детей, узнала в Снегурочке воспитательницу младшей группы. Но она узнала и её жениха в костюме Серого Волка. Это был двухметровый баскетболист, которого она видела на стадионе. И воспитательница, и баскетболист Машеньке нравились.
Но надо было спасать Снегурочку, да и весь утренник. Поэтому, когда Волк пробегал мимо скромно сидящей на стульчике Машеньки, она, убедившись, что помощи от разбежавшихся мальчишек внучка Деда Мороза не дождётся, сделала ему подножку.
Присутствовавшие на утреннике родители позже уверяли, что, когда Серый волк после непродолжительного полета приземлился, изумление отчётливо проступило даже на его пластмассовой маске.
Машенька же уверяла свою маму, что Серый Волк потом очень долго и очень внимательно смотрел на неё, явно сожалея, что он не настоящий хищник.
Владимир ТИМОФЕЕВ, генерал-лейтенант в отставке, председатель Совета ветеранов Управления «М» ФСБ России.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: