slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Рецепт процветания есть

Василий Мельниченко – известный уральский фермер, член Правления общественной организации «Федеральный сельсовет», на сегодняшний день исполняет обязанности председателя партии «Возрождение аграрной России». Родом он из крестьянской семьи Винницкой области Украины, учился в Уманской сельскохозяйственной академии. В 2008 г. В.А. Мельниченко избрали председателем СПК «Галкинское» в 130 км от Екатеринбурга, которым до ныне успешно руководит. Пример этого проекта показывает, как может Россия вновь стать ведущей аграрной державой. В 1994 г. проект Мельниченко «Социально-экономическое развитие сельских глубинных территорий» (развитие северных земель Камышловского района) признан победителем Всероссийского конкурса проектов организации кооперативной аграрной экономики. В своё время русский царь услышал П.А. Столыпина и позволил ему провести необходимые тогда реформы. Услышит ли нынешняя власть сегодняшних столыпиных?..
— Василий Александрович, с апреля 2020 г. мы наблюдаем нешуточный отток жителей мегаполисов, которые поняли: когда накрывает эпидемия, идущая в связке с экономическим кризисом, в городе жить нельзя. А куда возвращаться, если село умирает?
— Можно сказать о тех, кто бежит из города — да ладно, огород вскопают, картошку посадят. Нет, так не пойдёт! Надо по-новому моделировать экономику: каждое крестьянско-фермерское хозяйство должно зарабатывать чистыми как минимум три миллиона в год. Мы могли бы запустить такую программу и через несколько лет показать на телевидении, как живёт молодая семья, начавшая вести хозяйство с нуля: возле красивого дома на травке играют дети, козлёночек бегает, рядом ферма на 50 голов скота, машина привезла корма, коров подоили, молочко отправили в свой кооператив… Если мы такую картину покажем, половина Москвы захочет уехать в сёла и деревни.
Я, Василий Мельниченко, даю слово, что могу за пять лет полностью перестроить экономику России. У меня есть модель безубыточного хозяйства. А вот то же «Сколково», к сожалению, за все годы ничего не создало.
— «Сколково» прославилось только хищениями. А 21 октября с.г. там даже состоялась онлайн-дискуссия, на которой оплаченные государством «эксперты» вели агитацию за переезд российских специалистов на Украину, в Польшу и Прибалтику.
— «Сколково» никогда не изобретёт даже гроб, в который можно было бы забрать на тот свет всё наворованное богатство. А я за три месяца всю страну научу пасти коров. Ирландский крестьянин в шесть раз богаче русского. А почему мы не можем так вести своё хозяйство? То, что русские люди плохо работают, это — миф.
Вот какой должна быть сфера локальной районной экономики: завод по переработке молока; завод по переработке мяса; овощная база; МТС, которая обслуживает все крестьянские хозяйства; разработанные стандарты кормовой базы, молока и мяса; антибиотик — только в крайнем случае; стимулятор роста запретить. Я практик и знаю, что могу поднять сельское хозяйство. В нашем посёлке в Свердловской области на 220 человек работала мельница, пекарня, сувенирный цех, цех подвесных потолков, цех выделки кож, литейный цех, мясокомбинат. У нас люди настолько были заняты делом, что полностью прекратилось пьянство, без помощи Чумака и Кашпировского.
Правильная политика ценообразования и оплаты труда. За равный труд у нас была равная зарплата, за тяжёлый труд – больше. Поэтому у нас директор получал меньше, чем работник леса. Мы производили товарный, натуральный ВВП. Мы жили общиной, делали праздники и свадьбы вместе. Даже построили плотину, подняли воду в реке на семь метров и свадьбы справляли на плотах. Нам не нужны были государственные субсидии, и мы не разу не попросили дотации у государства. Мы не привлекали внешних инвесторов, потому что в них кроется самая большая опасность для развития страны, никогда внешний инвестор в интересах человека работать не будет. Наш посёлок Рассвет стал выдавать беспроцентные кредиты жителям соседних посёлков.
Только союз рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции смогут перестроить Россию.
— Десять лет назад мы дважды записывали беседы на тему восстановления сельского хозяйства с писателем Александром Арцибашевым. Тогда ещё он говорил, что Россия отправляет на экспорт высококачественное зерно, а нас кормят хлебом из фуражного зерна, которое в СССР шло только на корм скоту. Говорил Арцибашев, дипломированный специалист по сельскому хозяйству, также и о том, что в России сегодня нет здоровых детей, потому что молочные продукты, которые мы употребляем, приготовлены на основе пальмового масла, которое в советское время использовалось лишь для проката железа…
— А мы же едим такой хлеб и не ставим перед правительством задачу, чтобы нас кормили качественным хлебом. Ныне Гражданский кодекс РФ составлен так, что главное — прибыль, деньги. Задача фермеров сегодня — вырастить и продать.
— В соседней маленькой Белоруссии удалось предотвратить приватизацию, сохранить производство и сельское хозяйство...
— И эта модель имеет право жить. А. Лукашенко показал, что при некоторых усилиях государства можно сохранить сельское хозяйство и производственный потенциал. Белоруссия действительно аграрная держава, объём их экспорта 4 млрд долларов. Сохранили они и качество.
Но давайте посмотрим ещё и польский вариант. Польша начала на год раньше нас реформы сельского хозяйства, но не потеряла ни одного села, ни одной деревни. Там не уменьшилось количество жителей сёл и деревень — для меня это самый главный показатель разумной аграрной политики. В Польше создано 2 млн крестьянско-фермерских хозяйств. Она обогнала нас по производству сельскохозяйственной продукции, и значительно больше продаёт на экспорт.
— Польша не переживала коллективизацию в таких жёстких формах, как СССР. Ещё один пример — в Сербии, к примеру, вообще не было коллективизации, там сохранили элиту крестьянства и сельское хозяйство, чем мы не можем похвастаться.
— Когда у нас началась перестройка и акционирование, я ездил по сёлам и деревням и обращался к соотечественникам: «Да, первому секретарю райкома дана задача немедленно акционировать паи и разделить хозяйство. Я проехал по селу. У вас триста дворов. И есть десять хозяйств, которым можно вручить паи. К сожалению, 290 дворов — хорошие люди, но вы не хозяева, не собственники и не сможете распорядиться выделенными паями. Вы отличные наёмные работники. Не соглашайтесь на данный момент на акционирование, сохраните пока государственную форму, но перейдите на хозрасчётные звенья. За два–три года вы воспитаете три–четыре десятка работников, умеющих считать. После этого начните создавать производственное предприятие. Не бойтесь поделить его на 10—15 хозяйств. Чем больше будет в селе богатых людей, тем перспективнее жизнь села».
Я сторонник того, чтобы люди были богатыми. Ещё в юности я умел многое делать: табуретки мастерил, рисовал ковры… Бедные люди ничего не могли у меня купить, и я страстно желал, чтобы мои соседи были богаче меня, и чтобы они у меня всё покупали и тогда, смотришь, и я когда-то стал бы богатым. Так что чем больше богатых людей, тем лучше.
— То есть, социализм нам не подходит?
— Социализм, это конечно, лучшая формация, чем капитализм. Но в социализм советского разлива я бы не советовал возвращаться…
Даже то, что губернатор Белгородской области Е.С. Савченко за счёт московских денег создал агрохолдинги, это не путь к процветанию. Там был подъём только когда приняли продовольственную программу освоения Черноземья, влили туда много «нефтяных» денег, построили жильё. Но надо понять, что сама модель ведения сельского хозяйства в государственных масштабах неправильная. Тридцать лет мы работаем в этой модели. Мне от 120 млн тонн собранного в России зерна ни холодно, ни жарко, устойчивости развития я не вижу. Нужно чтобы мы сами были хозяевами.
Возьмём для примера Ленинградскую область и Ирландию. Там одинаковые земля, вода, климат. Ленобласть сильнее по потенциалу, но Ирландия в 13 раз больше производит. У них 150 тыс. фермерских хозяйств, 7 млн крупного рогатого скота. Во всей России 18 млн крупного рогатого скота с молодняком. Дефицит молока у нас 16–18 млн тонн в год. Нужна разумная аграрная политика!
— Вы говорили напрямую об этом с теми, кто сегодня у власти?
— Министр сельского хозяйства Д.Н. Патрушев отвечает мне: у нас есть своя программа. На что я говорю: «Ваша программа не работает. Я — крестьянин. Село живёт всё хуже и хуже. Я пришёл к вам. Вы для меня живёте и работаете, вам платят зарплату, чтобы вы решали мои проблемы».
Я возил делегацию зам. министров и директоров департаментов. Проехали тридцать сёл и деревень в разных регионах. Потом собрались в большом зале на конференцию по сельскому хозяйству. Депутат Государственной Думы, член фракции «Единая Россия», член комитета Госдумы по аграрным вопросам Максимова Светлана Викторовна стала рассказывать о том, как всё хорошо у нас в сельских поселениях, в которых она побывала. В 2019 г. я встречался с этими же людьми в этих же сёлах — там никакого развития нет. Что мы можем предложить сельским жителям? Субсидии? Коровам можно предложить субсидии? Это на два месяца. А дальше?..
У меня был интересный разговор с главой коммуны (сельсовета) в Норвегии в 2005 г. Небольшой посёлок человек на 200, 4 фермы по 50 голов. Я задал вопрос главе коммуны: почему вы не построили одну ферму на 200 голов? Он ответил, что коммуна печётся об экологической нагрузке на землю, поэтому эта нагрузка равномерно распределена. Второй мой вопрос был о том, насколько коммуна заинтересована в том, чтобы в посёлке было как можно больше богатых людей. Глава коммуны ответил на это, что субсидию может получить крестьянин только на 20—30 голов скота, не больше, и субсидии выдаёт сельсовет, а не мифический министр сельского хозяйства, которого фермер в жизни не видел. В РФ субсидии и гранты носят очень субъективный характер, поэтому у нас такая коррупция и отсутствие развития.
Недавно глава Выборгского района Ленинградской области украл 800 млн рублей. Это бюджет района. У экс-главы Клинского района Московской области полгода назад дома было изъято 5 млрд (!) наличных денег. Представляете, в каком обществе мы живём?! А наши депутаты даже не возмутились на воровство глав названных районов, не вышли с плакатами против коррупции. Депутаты не противятся и закрытию больниц и школ в районах. Приезжаешь к ним и спрашиваешь, а кто из вас проголосовал против закрытия больницы? Они отвечают, мол, к нам приехала зам. министра и привезла приказ о закрытии. И вы, спрашиваю, не возмутились и не выступили против? Ответа нет.
— Если умирает деревня — это верный признак того, что умирает страна. Что люди, стоящие у власти, сегодня обязаны сделать для спасения страны?
— Государство должно предложить модель экономики, где зарплата на селе будет 50 тысяч рублей. Задача государства — остановить отток людей из села. Если мы не добьёмся смены аграрной политики, пиши пропало. Министерство сельского хозяйства у нас должно стать Министерством развития сельских территорий. Главная цель — благополучие людей, чтобы мы хотели жить и работать на своей земле и никуда не хотели уезжать.
Всего 20 лет назад в наших окрестностях в Свердловской области жило 5400 человек. Мы построили три дома: для себя, для детей, для внуков уже. Сегодня осталось 2800 человек на 15 деревень. Если через 10 лет никого здесь не останется, что мне делать? Зачем я покупал коров, строил дома? Если нас не будет в России, зачем нам Россия? Идёт замена этноса, мы вымираем, на это направлена политика государства и об этом надо писать.
Возможность поворота, русского устойчивого развития своих территорий – это создание кооперативно-аграрной экономики на основе местной, локальной экономики. Местное самоуправление, мощные сельсоветы, мощное сельское хозяйство на каждое село.

Беседовала
Ирина УШАКОВА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: