slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Не в ладах с отечественной историей

Заметки неравнодушного. О юбилейной выставке в Третьяковской галерее

Завершилась широко разрекламированная выставка в Третьяковской галерее — «История России глазами художников. К 800-летию со дня рождения Александра Невского». Весьма удобный повод подвести её итоги. Благоверный князь Александр Невский — выдающаяся фигура в истории России. Он несколько раз спасал нашу Отчизну от неминуемой гибели: 15 июля 1240 года на реке Неве наголову разгромил шведские полчища; 5 апреля 1242 года на льду Чудского озера дал решительное сражение немецким рыцарям, известное под названием «Ледовое побоище», — победа была полная. Кроме того, Александру Невскому удалось оградить Русскую землю от нашествия татаро-монгольских орд.

Организаторы выставки поставили перед собой задачу — показать важнейшие страницы в истории нашей страны, начиная от Крещения Руси. Давайте посмотрим, как им удалось с нею справиться. Камертон выставки — героические деяния святого благоверного князя Александра Невского. Он, этот камертон, помог устроителям сделать несколько правильных шагов. Выставку открывают диорама Евгения Емельянова «Ледовое побоище» и триптих Павла Корина «Александр Невский», центральную часть которого занимает величественная фигура благоверного князя в военных доспехах и с грозным, гибельным для любого врага, острым мечом. Не оставили меня равнодушным и другие произведения (Максим Авилов — «Иван Грозный с опричниками» (знал автор картины, что опричнина сыграла решающую роль в искоренении ереси жидовствующих); «Полтавская битва» неизвестного художника (непонятно, почему представлена именно эта картина; есть достаточно много произведений известных авторов на эту тему; помнится, не так давно Исторический музей показал прекрасную выставку, посвященную знаменитой битве); Григорий Шукаев – «Бой на Малаховом кургане в Севастополе в 1855 году»; две картины, и обе неплохие, посвященные русскому патриоту Ивану Сусанину.

Я шагал из одного просторного зала в другой, знакомясь с экспозицией, и в какой-то момент понял: авторы потеряли правильный ориентир (то ли случайно, то ли сознательно) и сбились с пути. Поясню свою мысль на конкретных примерах.

Вот картина «Витязь на распутье», где рыцарь пребывает в большом недоумении, какой же путь ему выбрать. Святому благоверному князю Александру Невскому такие состояния были чужды: он знал, что делать в тот или иной момент своей жизни: громить врага!

Одну из стен занимает большое полотно Клавдия Лебедева «Марфа Посадница. Уничтожение Новгородского вече». Кто такая Марфа Посадница? Она возглавляла новгородскую оппозицию к московскому государю Ивану III, вела тайные переговоры с князем литовским и королем Польши Казимиром IV о вступлении Новгорода в состав Литвы. Другими словами, это — предательница. Если учесть, что цель выставки — прославление героических деяний русских людей, то появление такого персонажа, как Марфа Посадница вызывает вполне резонный протест.

В экспозицию непонятно какими судьбами затесался и ещё один предатель — я имею в виду бунтаря Емельяна Пугачева, выступившего против самодержавной власти. На полотне Василия Перова «Суд Пугачева» он не просто бунтарь и самозванец, а судья, который выносит приговор ни в чем неповинным людям.

Передо мной очередной раздел выставки: «Русские бояре XVII столетия. Обычаи и нравы». С какими же обычаями и нравами знакомят нас? Одна из картин называется «Насильственный постриг» (художник — Николай Матвеев). Тут можно обойтись без комментариев. Другая работа: «Московский застенок» кисти Аполлинария Васнецова. Очень много трупов. Представляю, сколько пота пролили сотрудники музея, отыскивая в запасниках этот редкий «шедевр». Замечу в скобках, что названный раздел к главной теме не относится, он из совершенно другой серии.

Императору Петру Великому уделено, я бы сказал, самое пристальное внимание. Но с лукавым оттенком. Адольф Шарлемань — «Петр накрывает заговорщиков в доме Цыклера 23 февраля 1697 года». Ага, значит, во времена этого государя тоже процветало предательство. Обратимся к другому произведению: Гавриил Горелов — «Сцена из времён Петра I. Похороны на свиньях». Жуткое зрелище! Во-первых, позволим себе усомниться в том, что такие вещи практиковались при названном государе. Это, скорее всего, грубая ложь, посеянная недоброжелателями. Но даже если бы это и было на самом деле, то зачем тащить такую картину на патриотическую выставку?

Очередной зал поверг меня в длительный шок. Речь пойдет о картине Валерия Якоби «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны». Пояснительный текст к ней гласит:

«Якоби изобразил сцену, характеризующую придворную жизнь при императрице Анне Иоанновне. При внешней роскоши русского двора того времени в нём царила грубость нравов и сохранялись почти средневековые увеселения с участием карликов и шутов, в роли которых нередко выступали родовитые вельможи, в том числе пребывавшие в опале.

В спальне императрицы в Зимнем дворце перед больной Анной и её всесильным фаворитом, бывшем конюхом, а затем герцогом Эрнестом Иоганном Бироном, изображают детскую забаву представители древних дворянских родов — князья М.А. Голицын, Н.Ф. Волконский и граф А.М. Апраксин. Их передразнивают царские шуты Педрилло и Лакост. Остальные придворные явно скучают — по-видимому, подобные увеселения давно приелись их постоянным зрителям. В дверях сурово взирает на нелепое представление пришедший с докладом сановник. Возможно, Якоби изобразил министра А.П. Волынского — ярого противника Бирона и его клевретов. Художник искусно пишет интерьер, блистающий роскошным убранством в стиле рококо, передает переливы шелковых и бархатных тканей, из которых сшиты костюмы дам и кавалеров, подчеркивая их кукольный облик».

Включив эту картину в экспозицию, авторы выставки решили, наверно, что обеспечили ей бесспорный успех. Если поставить слово «успех» в кавычки, то так оно и есть.

Негативную сторону войны показывают полотна художника-баталиста Василия Верещагина («После атаки. Перевязочный пункт под Плевной»; «Перед атакой»). Авторы выставки словно забыли, что цель её совсем другая — воздавать хвалу русскому оружию, и в первую очередь, русским полководцам.

Но зачем воздавать хвалу русским полководцам? Не лучше ли обратить внимание на... Наполеона Бонапарта. Он ведь тоже «прославленный герой», решивший покорить Русскую землю, а русских людей превратить в рабов. Большого размера картина, показывающая незадачливого вояку в тот момент, когда он оставил Москву и получил дурные вести из Франции.

А вот гениальному полководцу, спасителю России Михаилу Иларионовичу Кутузову, который остудил пыл Наполеона и изгнал его из пределов нашего Отечества, отведено очень скромное место — небольшая картина А. Кившенко «Военный совет в Филях». Мол, посетители Наполеона запомнят, а Кутузова — вряд ли. Да нет, я своими глазами видел: мимо Наполеона они проходили, не задерживаясь, а около Кутузова останавливались, да и надолго.

«А где же знаменитая Куликовская битва?» — задался я вопросом, закончив осмотр выставки. Может, пропустил её? Я не поленился и вновь обошел все залы. Однако ни одной картины, посвященной Куликовской битве, так и не обнаружил. А не обнаружил потому, что для устроителей этого проекта историческая Куликовская битва, видимо, не существует. Как не существует благоверный князь Дмитрий Донской, который возглавил русское воинство и, разгромив супостатов, освободил Русь от татарского ига. Как не существует преподобный Сергий Радонежский, благословивший отважного князя на решительное сражение и дал ему на помощь двух воинов-схимников — Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

Князь Дмитрий Донской и преподобный Сергий Радонежский — не просто исторические личности, они — спасители России. Их знает вся Россия, всякий русский человек, начиная от школьников и студентов и кончая маститыми академиками. И только для сотрудников Третьяковской галереи их имена почему-то неведомы.

Зато они хорошо знают других личностей. Например, бельгийского короля Альберта (картина Ильи Репина «Бельгийский король Альберт в момент взрыва плотины в 1914 году»). Что же произошло в 1914-ом году? Когда немецкие войска вторглись в Бельгию, то Альберт, спасая свою немногочисленную армию, взорвал речную плотину и тем самым преградил путь непрошеным гостям. По мысли устроителей выставки, этого вполне достаточно, чтобы причислить бельгийского короля к числу известных героев России.

Выставка обрывается на полуслове, где-то в конце Первой мировой войны. Авторы проекта, вероятно, считают, что на этом история России заканчивается. Однако это не так. Суровая, но и прекрасная история России на этом отнюдь не заканчивается. Наша любимая Отчизна продолжает жить и, находясь в борении, вопреки как внешним, так и внутренним врагам, успешно выполняет великую историческую миссию.

Если бы устроители выставки стали рассматривать дальнейшую историю нашего государства, то им, волей или неволей, пришлось бы говорить о нашем Царе-мученике Николае II, который возвеличил Россию и поставил её в первые ряды среди других государств, о великом стратеге, верховном главнокомандующем Сталине, вынесшем на своих плечах всю тяжесть Великой Отечественной войны и даровавшем нашей стране славную победу над фашизмом.

«Кто любит Россию, тот знает её историю, — подумал я, покидая выставочные залы. — А кто не любит Россию, тот не только не знает её историю, но и всячески её искажает».

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: