slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Отталибаненный Афганистан: что дальше?

Мулла Абдул Гани Барадар, глава политического офиса «Талибана» в Дохе

Взятие Кабула, о необходимости которого так долго говорили талибы, свершилось. Победители US Army и воинства президента Гани сейчас смотрят на потребителей СМИ, образно выражаясь, из каждого утюга. О Талибане* говорят все, но грамотный анализ события встречается нечасто. Вопреки поговорке «В одну реку нельзя войти дважды» Афганистан попал в буйный поток радикализма вторично. Законный вопрос: что теперь будет? Чего ждать Средней Азии и России? Прежде всего следует понять: кто такие талибы?

Родом они из советско-афганского противостояния и преимущественно — дети войны, сироты, попавшие в Пакистан и ставшие студентами эмигрантских медресе. «Талиб» и значит «студент» по-арабски, а «Талибан», следовательно, ВУЗ, академия. Их отличительной чертой было недовольство царившей в Афганистане анархией. Каждый полевой командир устанавливал на подконтрольной территории свои порядки: одни напоминали гулянку бандитов в Малиновке, другие — царство Саддама в миниатюре. Талибы вознамерились установить в стране порядок по единому образцу. Их идеология совмещала особо строгий, «старозаветный» ислам и древний, ещё доисламский, кодекс пуштунских племён — пуштунвалай.

На фоне даже исламских фанатиков Палестины талибы отличались своей нетерпимостью к любым дарам цивилизации. Придя к власти в 1994 году, они запретили даже музыкальные инструменты, не говоря уж о телевизоре. Особенно круто талибы взялись за женщин, привыкших за годы пребывания СССР в стране к почти европейским порядкам: им запретили работать, выходить из дома без паранджи и мужчины, получать медицинскую помощь и учиться (ай да «студенты»)… Подавляющее большинство талибов —
пуштуны, но другие народы им далеко не всегда симпатизировали.

В 90-е годы этим славным ребятам помогли прийти к власти пакистанские военные и разведчики, ряд которых стал даже талибскими командирами. Возглавлял их генерал Насрулла Бабар, который совсем скоро станет министром внутренних дел Пакистана. США в те годы смотрели на студенческие причуды сквозь пальцы, видя в них оружие против шиитского Ирана. Они начали мешать американцам, когда отказались выдать Усаму бен Ладена, так как он считался их гостем, а гостей пуштуны чужакам не выдают.

После 11 сентября 2001 года терпение США лопнуло и они, набрав полные бомболюки несокрушимой свободы, полетели вышибать дух из «студенческого братства». Старались 20 лет. Чем кончилось — мы теперь знаем.

Но этот материал, собственно, о другом. Необходимо попробовать заглянуть в ближайшее будущее. Талибы, поймавшие кураж после такой, действительно нешуточной, победы, будучи пассионариями, почивать на лаврах вряд ли станут. Что от них можно ожидать ближним и дальним соседям?

Сейчас можно прогнозировать их программу-минимум и программу-максимум. У России есть разведка, и вроде бы, неплохая, имеется что-то и в странах ОДКБ. Агентура должна выяснить, нацелены ли талибы на распространение своей идеологии за пределы афганских границ. Времени для этого понадобится не так уж много: восточные люди, военачальники в том числе, любят расписывать свои идеи и планы в цветистых и образных выражениях. Что-нибудь да «проскочит» непременно.

Более-менее точно известно, что талибы, в отличие от «Аль-Каиды» или ИГИЛ, выступают за исламский эмират в пределах Афганистана, для них важен традиционный пуштунский уклад — в других землях он никому не интересен. Но и здесь можно найти несколько «но».

Если сам Талибан и не желает действовать по максимуму, экспортируя свои идеи, то в стране найдутся силы, которые захотят. В тюрьме Пули-Чархи на востоке Кабула проамериканская власть содержала сотни членов «Аль-Каиды», от всемирного халифата никогда не отказывавшейся. Талибы выпустили всех, кого нашли в камерах — так у нас Временное правительство вместе с революционерами выпускало и анархистов, и отъявленных уголовников. Что помешает аль-каидистам смешаться с толпами беженцев, осесть в государствах Средней Азии и поднять там бучу? И пусть она будет не под официальными знамёнами Талибана — хрен редьки не слаще. А вы сможете дать гарантию, что узбекские и таджикские пограничники не пропустят орды беженцев (вместе с исламистской агентурой) на север? В Татарстан, на Нижнюю Волгу?..

Есть ещё один серьёзный фактор, внушающий опасение: ситуация с продовольствием.
В 2018—2019 годах Афганистан охватила небывалая засуха, производство пшеницы сократилось на миллион тонн, производство в молочной отрасли упало на 40%, так что ООН организовала гуманитарную помощь 2,5 млн человек.
В афганский аграрный сектор было инвестировано 95 млн долларов США. По международной шкале продовольственной безопасности IPC, Афганистану в ближайшие годы грозит массовый голод пятой, высшей фазы. Талибы с этим справятся?

Сейчас в стране, согласно докладам представителя всемирной продовольственной программы (ВПП) Томсона Пири, гуманитарная катастрофа. «Самая большая волна голода быстро приближается, ситуация ухудшилась и становится всё более непредсказуемой». По данным ВПП, по состоянию на август 2021 года каждый третий афганец не знает, что будет есть завтра.

Не налаживавшим отношения с международными комитетами талибам взять продовольствие просто негде. От отчаяния они могут решиться и на безрассудство. В таком случае, думаю, что следующий на очереди — Туркменистан. В отличие от таджиков, имевших недавний опыт ведения хотя бы гражданской войны, туркмены не воевали на своей земле со времён басмаческого движения. Закупки нового вооружения минимальны. В ОДКБ Туркменистан не состоит и защищать его, строго говоря, никто не обязан.

Это — наглухо закрытое постсоветское захолустье, с богатейшими запасами газа и нефти, может быть талибам очень кстати. Нельзя забывать, что радикальный ислам по душе весьма многим жителям среднеазиатских республик, недовольным коррупцией и авторитаризмом (причём слишком светским, по их мнению) местных властей. Вспомните, как смахнули светского диктатора Саддама Хусейна — никто в Ираке особо и не страдал. Башар Асад без нашей авиации тоже не продержался бы долго.

Но появилась сила, способная не допустить и этого, и вспышек голода в измученной стране. У Афганистана есть ещё один сосед, с которым талибам можно попытаться наладить торговые отношения — это Поднебесная. При председателе Си Китай вознамерился расширить свои интересы до глобальных. Ключевой инструмент для этого — Второй Великий Шёлковый путь, нацпроект «Один пояс, одна дорога», призванный увязать в единый конгломерат инфраструктурные проекты в десятках стран, причём не только в плане грузоперевозок.

После того, как в Афганистане рухнул проамериканский режим, китайцы активно заработали в плане интеграции Кабула в этот суперпроект. Афганцам не из чего выбирать в плане партнёрства — с продовольствием, как я отметил, весьма тяжко, поэтому для китайцев они идеальные партнёры, капризничать не станут. Афганистан — самый короткий из китайских «шёлковых» маршрутов как на юго-восток Азии, так и на Ближний Восток.

Ещё в 2007 году китайцы выиграли тендер на добычу афганской меди на сумму почти в 3 млрд долларов, обойдя и нас, и Америку. Они «прихватили» открытое советскими геологами медное месторождение Айнак в 22 километрах на юго-восток от Кабула. 10 лет назад в Афганистане заработала первая госкомпания Поднебесной, CMG (металлургический завод). При американцах в Кабуле начала действовать китайская индустрия развлечений: открывались ночные клубы, и девушки пониженной социальной ответственности made in China там были не редкость.

В 2011 году китайские нефтяники уже качали «чёрное золото» из бассейна Аму-Дарьи. В 2016 году КНР и Афганистан подписали Меморандум о взаимопонимании. Первым его проектом стал воздушный коридор Кабул — китайский Урумчи. Афганистан, ещё вовсю прозападный, подписал 25-летний контракт с китайской нефтяной госкорпорацией CNPC для постройки нефтеперерабатывающих заводов в провинциях Фарьяб и Сар-э-Пул. До китайцев нефть здесь промышленным путём не добывали. В мае 2017 года афганские официальные лица приняли участие в форуме «Пояс и дорога» в КНР, а в октябре Афганистан присоединился к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, который финансирует китайский мегапроект.

По оценкам Геологической службы США, в недрах Афганистана содержатся 60 миллионов тонн только меди, а всех железных руд — 2,3 млрд тонн. На севере, у Саланга, в Бадахшане — изумруды залежами. И про опий не забудьте. Если российские бизнесмены будут «клювиками щёлкать», наши бывшие конкуренты по коммунистическому движению подомнут под себя всё. Кстати, Талибан согласился объявить о прекращении огня, только если КНР будет его гарантом.

Пока что талибы просят немногого: Китай и Россия должны посодействовать в Совбезе ООН исключению движения из списков террористических. Как думаете, будет мировое сообщество долго смотреть на расстрелянных лётчиков и учительниц, избиваемых палками? Вы только посмотрите, господа, сколько там полезных ископаемых…

Согласно информации USNews, Китай готовится признать Талибан законным правительством Афганистана. Официально он об этом ещё не объявлял. Но о желании развивать дружественные отношения с талибами заявил сразу же после взятия Кабула. Государственные СМИ Китая Global Times сообщило, что администрация Пекина сможет участвовать в послевоенном восстановлении Афганистана. Это уже речь не мальчика, но мужа.

Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин надеется, что талибы объединятся с различными партиями и группировками, представляющими все этнические группы в Афганистане. «Афганские талибы неоднократно выражали надежду на развитие хороших отношений с Китаем и надеются на участие Китая в восстановлении и развитии Афганистана, а также никогда не позволят никаким силам использовать афганскую территорию, чтобы навредить делам Китая», — сказала госпожа Чуньин (цитата по «РИА Новости»). Похоже, крепко устраиваются…

Америка сейчас отступает. Вопрос: это кратковременное явление или затяжной процесс? Возможно, Пентагон перегруппировывает силы, чтобы выиграть время для какой-то принципиально новой стратегии? Готовится короткая, но победоносная война? Как бы не Иран? У Израиля в Сирии громить иранские силы уже как-то не получается, современные российские средства ПВО мешают.

И просто ли так сбежали из Афганистана американцы? Если очень хорошо подумать? О, эта нация умеет считать деньги и просчитывать прибыль. Просто так, ни за понюх табаку, она бы не бросила ни вертолёты, ни бронемашины, ни целые полевые госпитали. Для Вашингтона логично вернуться к прежней стратегии, отработанной в годы холодной войны: если талибов нельзя победить, их надо нацелить против других. А если талибы не захотят, то можно набрать новую «Аль-Каиду» из числа тех, кого сгоряча выпустили из тюрем.

В ответ нам можно сблизиться с Пакистаном, который становится всё более антиамериканским — на него даже санкции собрались наложить. И, разумеется, надо лучше прикрывать и защищать среднеазиатское направление. Не помешает консультироваться и с Турцией. Главное — иметь собственную позицию и поменьше оглядываться на других.

А если Америка готовит мину и под Китай? Ведь в воюющей, охваченной анархией стране никаких шёлковых путей не проведёшь, и нефть добывать невозможно. Конечно, детально рассчитать подобные ходы пока сложно… Но уж слишком хорошо американцы умеют считать деньги, чтобы просто так расставаться с регионом, в который вложили прорву денег.

Будем следить за событиями и не раз ещё удивимся их витиеватым ходам. Ведь Восток, как сказал один воин-интернационалист, дело тонкое…

* Террористическая организация, запрещённая в России

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: