slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Поэзия

Сергей СОМОВ. "Кольцо Садовое - ещё не вся Россия"

 БЕТХОВЕН

Кончено с божьей помощью.

Мошелес.*

Леонора... Фиделио... Флорестан.

Самовластья узилища

с листа атакованы.

«О человек,

помоги себе сам».

Л. ван Бетховен.

Зевсоборца

песнь песней,

вундеркиндов клавир —

в ритмах строк своеручной вязи...

 

Сном сыртов опожаренная,

малахитовая Сибирь

глухо волнится над распадком

Европы и Азии.

Силы той,

что стремит

бег Земли-колеса

по безвидной распутице

межзвёздного хаоса

и, кресая зарницами,

грозит небесам:

— Quos ego! Я вас!

 

Вскинут Млечи Рукав,

будто длани тень

властелина стихий...

И сползают юзом

с кровли гулкой ДК,

в паутине антенн,

переплески волн

Всесоюзного.

 

Я вас!..

Граду и миру,

миллионам сердец —

«Фиделио», «Эгмонт»,

«Аппассионата»...

Слава тебе, человек-творец!

Пантократор!

 

Эльфами «Лунной» отрезвучен,

божество

просветленной печали в груди,

да отложится в лик

этот профиль певучий –

Джульетты Гвиччарди!

 

Над пенатами —

шмелиных октав торжество.

Но — с чего бы? —

в душе

эта гиль апокалипсиса...

В ту полночь мы расстались

у крыльца твоего,

навсегда расстались.

 

В ту полночь...

По тропам –

то в бег, то в шаг...

Замер я на меже

курганной «пяди».

— Слушай, слушай,

омутная душа,

молвь земли

цикадную!

 

В блеске лун

из-за Лысой горы,

под «буденновкой»

из глыб-закорузлин,

крылья сложив,

спят в братской могиле орлы

Чапая и Фрунзе.

 

Фосфоресцирует

зернь пентаграмм,

тысячесабельная мнится лава.

— О человек,

помоги себе сам! –

Слева — справа...

 

Надо мной,

в горней сини раскосых долин,

облака, зарею прихваченные,

стали дозором —

будто Ивиковы над просторами

журавли.

 

От сердца — к сердцу, через века.

На баррикады

с колен поднимая народы,

гудит,

содрогая планеты бока,

Гимн борьбы, гимн свободы.

 

— Обнимитесь, миллионы!

голубой планеты крепь.

Душ раскрытые ладони

да хранят земную лепь!

 

Над панцирь-макушками

капитолийских холмов,

над кровоточащим разломом

Евразии

летит «Марсельезою» средь миров

Глас Разума.

 

Силы той,

что стремит

бег Земли-колеса.

Самовластья узилища

не все

атакованы.

О человек,

помоги себе сам!

Л. ван Бетховен.

 

ПОСТ  НОМЕР ОДИН

Демократии рафинадно-клозетной обыватель и гражданин,

я пришел к тебе за советом,

Пост номер один.

 

Соцдержава,

страна созидателей —

ведьмой шастает на метле

с той поры,

как братва стяжателей

окопалась в моем Кремле.

 

Тавро какого Чикатилы

шагрень душонок их

клеймило?!

 

Этот baby

и леди шпористая.

За пепси банку

беби партию сдал и Soviets

(Не придется ль держать

ответ?) —

и блефует беби:

«На американке

женюсь…

На восьмом-то десятке лет.

 

В Беловежье —

без околичностей.

Сам-третей,

осьмипалая гнусь,

чтоб поджарить себе яичницу,

спалил между прочим Русь…

 

Не мамаевщина ль?!

Аквамаринна

зыбь мирская в султанах времен.

И только в России

лукоморий твердыни

титульных лишены имён.

 

А пока мы — что делать? —

выбираем схему,

по «Союзу»

           на шабаше

откаблучиваем блюз, —

в тишине закулисья,

под диктовку Сэма,

пишет

        Ru-конституцию

Европейский союз.

Глобализм…

                 это не вода и вилы.

Зубы хищника

                    острее пилы.

Обескрыленные.

                           Стоим.

С Курилами

из-под полы.

Зачистив чуланчики

нафталинно-мглистые

под сусально светящуюся

благодать,

в тупей окантованные

криминал-ельцинисты

Тадж-Махал

краснозвёздный

грозятся взорвать.

Свистят над планетой

медиа-шпицрутены.

Новейшей истории

перекраивают канву.

Какая такая

Октябрьская революция?

Який

марш «победителей» через

Москву?*

 

Это они

в прицел парабеллума

неотступно

отслеживают из надбездной тьмы

и карнавальную феерию

Венесуэлы,

и тюльпанно шумящую

Тяньаньмынь.

 

— Мы сметём!.. –

Домовище Малюты-рохли

ах, как бережно

свинтили в Стикс...

Так!

но символ веры –

Холодовых, Рохлиных –

как «смести»?

 

Блиндирован в три наката

долларом,

охотнорядствующий

дель Карла-крючок

мыслит глубже:

— Будет вам «фора»!

Старичье...

 

Совершён

Право-левый коловорот, —

чернорыночники,

небу вознося осанну,

сволокли на Сотбис

свой ковёр-самолет...

Гусанос есть гусанос.

 

Ночь идет.

На брусчатке — сиверко.

Не проклюнется ль Спасской звон?

Грезит Красная площадь,

Иверками

отпеваемая со всех сторон.

 

Дней январских

не вспомнятся ль веча?

На леса

стал народ-исполин!

 

Эх, господа...

 

— До новой встречи,

Пост номер один!

 

А совет?

Как бы Один

с рукотворных стремнин:

— Если ты друг Свободы!

Если ты Гражданин!..

 

ЗОВ АТлАНТиДы

Нет!

Ничто из тех лет

я земле не предал.

До сих пор

сквозь годов обжигавший посвист

в синих далях былого

ловит память-радар

лихолетий

               железную

                            поступь.

 

В бездну —

Ковентри,

Перл-Харбор

падью звёзд с орбит...

 

От Кронштадтских фортов

до Уэлена:

— Наше дело правое,

враг будет разбит! —

Москва,

Кремль.

 

Каждая буква

строки газетной –

будто след

т о г о

броневика...

В схватке со спрутом

не стала ль победной

Лаокоонова мощь рывка!

 

В силе

точку опоры пятой отыскав,

вымахнула Русь

на Путь Млечный.

— Sputnik! Sputnik! —

на всех Земли языках

и наречиях.

 

Миру — мир!

Но макро-

холуяжные умы...

Миру — мир!

Но апокалипсические годы

в хлябях Тихого

утопившие

— как в ведре кошурку —

«МИР»,

заокеанским кукловодам в угоду.

 

Поколение пепси — кол колом.

Каштаны и зрелища

по дешёвке.

Выкатив глаза,

Николки лезут напролом

на сало

в даллесовской мышеловке.

 

Потому-то нештатным

нареку этот миг —

«бой» орлят:

с поднебесья в белых перьях

с воем юркнул в пике

огнехвостый «МиГ»,

исчадие жесточи 41-го.

 

А когда рокот взмыл,

сотрясая небес потолки,

свод раздался,

на сколах фосфоресцируя бегло,—

померещилось:

ринулись цепью

в штыки

восставшие из пепла!

 

И речушка

в зелёной кошме берегов

расплескалась, рыдалистая,

по галечному накиду...

Я прислушался:

это не пение струй —

это ЗОВ

моей Атлантиды.

 

Русь моя!

нив загнета

с ярым солнцем внавес,

окаймлённая

прибоем раздольной сини!

Да храни тебя

не колокольни подгнивший крест —

реактивного крестовина.

 

Да храни тебя,

заложницу

рептильных скопцов, —

Серпа и Молота

первородная сила!

 

А кольцо

Садовое —

это ещё не вся Россия.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: