slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Летопись русского казачества

У костра раздалась песня славных казаков
Про великие заслуги дедов и отцов,
Про Сибири покоренье, вечную войну,
Про Азовское сиденье и тоску в плену.
Старая казачья песня.

«Казачья доля», книга о казаках объёмом почти в 500 страниц, — прекрасный материал для раздумий. Автор книги Е.В. Косов — профессор-экономист, в прошлом проректор Международного университета в Москве. Он — потомственный казак, выходец с Верхнего Дона, с хуторов станицы Усть-Хоперской. Он и прежде заявлял о себе не только научными трудами в области теории и практики менеджмента, но и рядом неординарных литературных публикаций, получивших общественный резонанс — «Быть русским. Русский национализм – разговор о главном», «Особенный вкус национальной охоты», «Хороший охотничий нож», «Что будем пить, господа?». Эти книги буквально за неделю исчезали с полок книжных магазинов и создали автору авторитет писателя, приверженного главным русским ценностям — православию, патриотизму, стремлению к свободе.

Во время и после перестройки было немало написано о судьбе казаков – многострадального российского народа. Общая черта публикаций – воспевание славного прошлого казачества и сетования о его горькой настоящей участи. Такие публикации были совершенно необходимы для осознания казаками своей трагедии, для сохранения своего духовного наследия. По поводу казачьей трагедии – как особой части общерусской трагедии ХХ века – автор книги «Казачья воля» занимает однозначную позицию. Революция казакам была не нужна! Ни воли, ни земли, ни улучшения условий жизни она им дать не могла. У казаков пролетарская революция всё это только отняла вместе с их правом владеть землей и иметь собственное оружие. Советская власть, проведя жестокое расказачивание, ополовинила население бывших казачьих областей, разорила православные храмы, уничтожила духовенство и казачью интеллигенцию. Казачьи земли стали заполнятся пришлым населением.
И дело вовсе не в том, что вожди революции ненавидели казаков за их верную службу Российской империи. Сама идея коммунистических преобразований не оставляла места в России вольному вооружённому народу, веками жившему и хозяйствовавшему на землях казачьего Присуда. Советская власть безжалостно уничтожала казачье племя за его вольнолюбие, за нежелание жить в рабском равенстве, за то, что казаки насмерть бились за свою землю, за веру, за волю. Это отразили в своих произведениях такие талантливые писатели, как Михаил Шолохов, Пётр Краснов, Николай Туроверов.
В вопросе «примирения» белых и красных казаков Е.В. Косов занимает чёткую позицию: «…примирение «белых» и «красных» казаков невозможно! — пишет он. — Не может быть примирения между добром и злом, честью и бесчестием, свободой и холопством. Поэтому нужно не примирение «белых» и «красных», а осознание всеми казаками трагедии, которая их постигла. И покаяние тех, кто хоть малой стороной повинен в этой трагедии».  Добавлю от себя: такое покаяние невозможно без изменения собственного мировоззрения. А это, ой как не просто!
Автор подробно проследил историю казачьего этноса. Он, в частности, отмечает, что население Приазовья и Северного Причерноморья приняло христианство раньше крещения приднепровских славян в Киевской Руси. Самые первые христианские общины на землях казачьего Присуда были основаны в первом веке Святым апостолом Андреем Первозванным. Древнегреческая и скифская культура способствовала раннему распространению христианства в этом регионе. На Первом Вселенском Соборе христианской церкви в городе Никее в 325 году участвовали как представители христиан Скифии – германских племен остготов, так и последователи Антиохийской школы аланской церкви – кавказских сарматских племен. Отдельная глава книги посвящена казачьему этногенезу: «Казаки – племя, этнос или нация?». Лично я полагаю, что казаки – это народ со своей историей, культурой, обычаями, диалектом, фольклором и кухней. Уж если каталонцы в Испании, латгальцы в Латвии и дигорцы в Осетии считаются отдельными народами, то казаки тем более подходят под понятие «народ». В ряде официальных государственных документов казаков так и называют — «репрессированный народ».
Раньше основным и характерным признаком казачьего сословия являлась пожизненная казачья служба в иррегулярных воинских формированиях, существенно отличавшихся от обычной (регулярной) армии. Однако Е.В. Косов считает, что государственная служба не является основным признаком казачьего самосознания. Он совершенно справедливо считает, что во многих странах были и есть племена и социальные группы потомственных военнослужащих: зуавы во Франции, сипаи и гурки в Британской империи. Колониальные правительства всячески поощряли их, представляя земельные наделы, льготы в образовании детям и пенсии вдовам. Да и в самой России усилиями графа А.А. Аракчеева создавались военные поселения, где жили и хозяйствовали «кантонисты». Однако эти мероприятия нигде не привели к образованию такого уникального народа, как казаки.
Основным духовным стержнем, вокруг которого из представителей самых разных племён сформировался казачий народ, была воля. Именно ради воли бежали крепостные и просто люди, непримиримые к любым унижениям, на Тихий Дон, на Вольный Терек, на Кубань, на Яик, в Сибирь. Благодаря этой самой воле казак чувствовал себя хозяином на земле, равным среди таких же, как он, в своём хуторе, в станице, в полку, в войске. По своей воле казак шёл воевать за Веру и Царя, отправлялся осваивать неизвестные далекие земли. Пожалуй, воля означает полное распоряжение своей судьбой в условиях образования солидарного коллектива и духовного родства. Разницу между свободой дворянина-юнкера Оленина, приехавшего служить на Кавказскую Линию, и вольной жизнью гребенских станичников – казаков Ерошки, Лукашки-Урвана, красавицы Марьяны прекрасно показал Л.Н. Толстой в повести «Казаки».
Вожди пролетарской революции в России проводили так называемое расказачивание потому, что такой вольный, организованный и вооружённый народ, как казаки, никак не подходил для мертворождённой схемы построения «передового» коммунистического общества. Самодостаточные казаки не нуждались ни в чьих благодетельствах и подачках, а тем более в наставлениях и принуждении.
В своей книге Е.В. Косов постоянно обращается к положению в бывших казачьих областях, где казаки фактически стали неким «национальным меньшинством». Сейчас казаки Терека, Урала, Семиречья брошены на произвол судьбы. В России земли казачьего Присуда скупаются новоявленными помещиками. Государственная политика по отношению к казакам носит явно демагогический характер. Между тем возрождённые благодатные казачьи земли могли бы стать регионами процветающего сельского хозяйства и зонами отдыха. Казачье возрождение помогло бы нашей стране решить многие важные проблемы и, прежде всего, демографическую. Пополнение российской армии казачьими частями содействовало бы укреплению её дисциплинированности и спаянности. Формирование казачьих воинских подразделений по родственным и соседским связям исключает в них дедовщину и криминал. Несение казаками пограничной службы могло бы внести существенный вклад в борьбу с наркоторговлей, закреплению населения на юге Сибири и Дальнем Востоке. (См. Л.Г. Ходов. Казачество – реальный шанс возрождения великой России. Газета «Слово», 24 ноября — 10 декабря 2009 г.).
Однако реальных мер в этом направлении не принимается. Ничего в положении казаков не меняется, кроме создания загадочного «государственного реестра», парков-аттракционов типа поселения «Атамань» на Кубани да закамуфлированных личностей с нагайками, курирующих базары и питейные точки. Обычно на этой печальной ноте заканчиваются современные публикации о судьбе казаков. Остаётся только запеть: «Не для меня весна придёт, не для меня Дон разольётся…» Заслуга казачьего писателя Е.В. Косова в том, что после констатации печального положения казаков начинается самая значительная часть его книги. Со всей серьёзностью он ставит вопрос: «Станичники! Как будем жить дальше?»
 «Казаки! Назад к земле», — призывает автор. Далее он уточняет, что дело это совсем не простое. Во-первых, за последние сто лет значительная часть казаков на землях казачьего Присуда уже не живёт, и земля им уже не принадлежит. Никто эти земли казакам не вернёт. Во-вторых, процесс урбанизации, то есть переселение из сельской местности в города охватил весь мир, и этот процесс интенсивно продолжается. Отдельные энтузиасты могут вернуться на земли предков и заняться сельским хозяйством, но большинство потомков казаков – никогда.
Несомненный интерес читателя вызовут взгляды Е.В. Косова на будущее казачьего народа. Главным здесь являются его размышления о казачьей самоорганизации, о создании системы казачьих общин в виде куреней, станиц и их ассоциаций. Автор призывает казаков расширять общинный соборный образ жизни вокруг православных храмов, брать на себя функции дошкольного и школьного образования, здравоохранения, благоустройства, охраны общественного порядка. Он пишет: «Если власти наплевать, как живут люди, то люди сами должны озаботиться налаживанием своей жизни… Казакам, разбредшимся по всей России и по землям ближнего и дальнего зарубежья, всеми правдами и неправдами надо возвращаться на земли казачьего Присуда. Не скулить и слабовольно жаловаться на судьбу, а строить там свой дом по своей и Божьей воле». Автор признает, что задача эта фантастически трудная и выполнима лишь тогда, если значительная часть казаков осознает необходимость общинной самоорганизации. «Казакам следует понять, что ни землю, ни свободу, ни самоуправление на местах им просто так никто не даст… Кто же вам, казаки, всё это даст, если вы будете только рассуждать, слёзно просить да письма писать очередному султану… Казаки должны объединиться, чтобы создать свою «систему», более справедливую».
Заканчивается книга мыслями автора о национальной казачьей идее, которая, по-моему, не только казачья, но может быть принята любым народом. «Все люди жаждут нормальной жизни, когда не нужно выживать и крутиться, а можно честно зарабатывать свой доход – себе на жизнь, государству на пользу… Растить детей, ходить на рыбалку, хорошо пить-есть, то есть жить в радости». А относительно счастливой жизни казаков пишет: «Строить новую жизнь казакам следует не на служилом холопстве, а на свободном труде и достоинстве – владеть наделом земли, иметь оружие, выбирать свою власть, а не терпеть начальников, назначенных свыше».
Книга Евгения Косова наверняка вызовет интерес у широкого круга читателей. Она написана хорошим языком, не ограничивается лишь казачьими проблемами, а затрагивает ряд социальных, национальных и этических проблем современной российской действительности.

 

*Евгений Косов. Казачья воля. Москва.: издательство «Книга по требованию», 2011. – 498 с.

 

Леонид ХОДОВ, потомственный терский казак, профессор, казачий полковник

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: