slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Х юбилейный Международный Гумилёвский поэтический фестиваль «Коктебельская весна-2015»

Из Крымских заметок
Тёмным свинцом матово блеснуло вдали море. Понт Эвксинский (гостеприимное), Караден-гиз (чёрное, негостеприимное), Киммерийское, Скифское, Синее, Таврическое, Сурожское, Святое… По-разному называли на протяжении веков этот щедрый подарок Бога греки и римляне, скифы и сарматы, генуэзцы и готы, турки, донские, запорожские казаки и суворовские чудо-богатыри, оставившие свой след на этих благословенных пространствах!
Коктебель в переводе с тюркского — «страна синих гор». Сюда, где, по словам Волошина, «теплятся лампады Семизвездья», издавна влекло русских поэтов. Коктебельское бытование М. Волошина, сделавшего свою дачу пристанищем для певцов, музыкантов, поэтов и художников, стало весёлой и праздничной страницей в истории русской поэзии. Великие имена причастились этому месту — Гумилёв, Цветаева, Ахматова, Мандельштам…

Посёлок сильно расстроился за последние 20 лет. Частные дома, пансионаты, постоялые дворы, харчевни и шашлычные стоят впритык — кажется, можно с балкона пожать руку жильцу соседней гостиницы. Теперь снова русский Коктебель с населением всего в 3200 человек летом принимает до ста тысяч отдыхающих — этим и кормится…
Душа фестиваля
Вячеслав Фёдорович Ложко, душа, организатор и финансист поэтических празднеств в Коктебеле, — седой, грузный, мудрый человек, много повидавший на своём веку. Мастер спорта по боксу, музыкант, поэт и прозаик, предприниматель и культуролог, он не расстаётся с книгой с тех пор, как в три с половиной года выучился читать. Судьба обошлась с ним неласково, лиха он хлебнул, наверное, за четверых. У многих опустились бы руки после этого, а он — несгибаемый характер! – не только встал на ноги, но и взлетел высоко, годами делая доброе и такое нужное людям дело. Гумилёвский фестиваль, проведение многочисленных поэтических встреч и собраний, открытие памятников Волошину и Гумилёву в Коктебеле, помощь местным (и не только) литераторам, десятки выпускаемых им сборников стихов, прозы и публицистики — всё это только часть его сердечных забот. Преданность делу возрождения культуры родного края, любовь к великой русской литературе — вот что движет этим воистину замечательным человеком, которого наша редакция недавно сердечно поздравила с 75-летием.
Думаю, совсем не случайно Вячеслава Ложко привлёк мужественный и цельный образ Николая Гумилёва, талант и судьба которого в русской литературе окружены особым ореолом.
Воин среди поэтов, поэт среди воинов
Поэт-романтик, «русский Киплинг», как его иной раз называли, путешественник и исследователь, переводчик и ницшеанец, Гумилёв выделялся среди плеяды изнеженных и изысканных поэтов Серебряного века истинно мужской красотой и статью, твёрдым голосом воина. Он воспевал африканские пески и египетские пирамиды, белопенные моря, ветер странствий, брабантские кружева конкистадоров, поэзию и любовь. О его первом сборнике стихов благосклонно отозвался Валерий Брюсов.
Студент двух университетов, Петербургского и Сорбонского, доброволец Великой войны, заслуживший два солдатских Георгия и офицерский чин прапорщика, Николай Степанович соединял в себе редчайшие качества — великий поэтический дар, великое личное мужество, великую верность раз и навсегда принятой присяге. Русская революция застала Гумилёва за границей. Многие, особенно взращённые в нынешних понятиях, только бы руки потирали – как им повезло! А он – вернулся в Россию в 1918 году!
В августе 1921 года 35-летний поэт был арестован по обвинению в участии в «заговоре Таганцева». Всё «участие» Гумилёва свелось к тому, что он, случайно увидев на столе у знакомого какие-то «заговорщицкие» воззвания, начал машинально править их, как человек, не терпевший неряшливости в слове. Этого оказалось достаточным для ареста и приговора, скорого и неправого. На вопрос следователя Якобсона «Каковы ваши политические убеждения?» Гумилёв отвечал коротко: «Я монархист». Он сам скомандовал расстрельной команде «Пли!». Смерть его в руках чекистов, руководимых Аграновым, причастным к гибели Есенина и Маяковского, была смертью бесстрашного воина и героя.
Попытки Горького спасти Гумилёва заступничеством перед Лениным успехом не увенчались. Расправа над «львом Серебряного века» стала одной из причин отъезда основоположника социалистического реализма в эмиграцию на долгие годы…
Возвышенный образ мыслей
Поэзия, сказал наш нобелевский лауреат И. Бродский, есть высшая форма существования Слова. Знаменательно и другое: используя пластическую мощь, чувственность, вольную ширь и неистощимое богатство русского языка Пастернак, Мандельштам, Бродский именно на нём создавали свои первоклассные произведения. Ничего похожего по поэтической высоте никакой другой язык – ни иврит, ни идиш — предоставить этим великим поэтам был не в состоянии…
Бывая на поэтических праздниках уже который год, я не перестаю дивиться этому чуду – обряду поклонения Слову, которое и есть наша отличительная национальная черта. Неугасимая тяга народа к поэтическому осмыслению бытия с его извечной тайной жизни, красоты и любви есть лучшее подтверждение чеховских слов о том, что русскому человеку в высшей степени свойственен возвышенный образ мыслей. Ни в одной стране мира нельзя представить себе то, что происходит в России ежегодно – несметное количество поэтических праздников, местных, региональных, общероссийских. В разных концах огромной страны всякий год собираются сотни и тысячи поэтов и ценителей поэзии, читают и слушают стихи – самозабвенно и трепетно. И если бы не регламент, который почти всегда трудно соблюсти, заслушивались бы стихами бесконечно.
Воистину Россия отмечена Богом влечением к Слову. «Пускай душа возносится всё выше — / Поэт всегда неслышимое слышит / И, может быть, поэтому творит», — писал лауреат Гумилёвской премии крымский поэт Анатолий Масалов.
То, что такие праздники, как Коктебельский фестиваль и десятки ему подобных в стране, длятся – есть самый действенный вызов невежеству масс-культуры, безжалостно опутавшей своими щупальцами культурное пространство страны. В последние десятилетия Слово вообще сознательно обесценивается на ТВ, в прессе и в Интернете тоннами гигабайт словесного хлама, а уж Слово истинной поэзии изгоняется оттуда всеми возможными способами. Но оно пробивается, как трава из-под асфальта, повсюду. В том числе и здесь, у подножия синих горных хребтов, у вечной чаши моря.
В этой верности поэтов Слову, в этом сопротивлении, пусть негромком, бездуховности вещного мира, расчётливо насаждаемому невежеству — залог того, что истинное поэтическое Слово будет жить, пока жива Россия.
 

Виктор ЛИННИК.
Коктебель — Москва.
Фото автора.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: