slovolink@yandex.ru

Каждый век нам свыше дан

Анна Петровна Токарева родилась и живёт в городе Егорьевске Московской области. По образованию библиотекарь.
Стихи пишет с детства. Многие переведены на болгарский и кумыкский языки. Награждена дипломом МОО СП России «За верное служение отечественной литературе» и медалью имени нобелевского лауреата Ивана Бунина. Лауреат ряда литературных конкурсов, в том числе и международных. Автор двух поэтических книг: «Рябина в меду», «От одиночества до счастья». Член Союза писателей России с 2004 года. В эти дни Анна Петровна празднует свой юбилей. Мы сердечно поздравляем её и желаем новых творческих успехов.
СНЫТЬ
Корни твои беспощадно рублю,
Злюсь, негодую, но всё же — люблю!
Ты меня учишь бороться, не ныть,
Злостный сорняк —
жизнестойкая сныть.
Эх, достаётся тебе поделом.
Ты же на зло отвечаешь теплом:
Новою зеленью вкусных листов,
Кружевом белых ажурных цветов.
Сколько в тебе и смиренья, и сил!
Сколько беззлобия к тем, кто губил!
Знаю, что буду тобой прощена,
Я и сама всепрощенья полна.
 
НАПРЯМИК
То вкривь я иду, то кругами,
То вдруг упираюсь в тупик.
В житейском унылом бедламе
Непросто идти напрямик.
Делиться своим караваем
Трудней, чем шипами обид.
И хата, которая с краю,
Бездушной незнайкой стоит.
Её обогну без досады
И снова пойду прямиком
Туда, где в объятиях сада
Пригрелся родительский дом.
Где добрый хозяин приветлив,
Не держит собак на цепях,
Где в яблоках — гибкие ветви,
А крыши карниз — в голубях.
Где нет устрашающих пугал,
Где тлеет в костре уголёк,
Где каждый тупик или угол –
Уютный родной уголок.
 
ТУМАН
Времена настали странные.
Каждый век нам свыше дан.
То гонялись за туманами,
То накликали туман.
Задымляют бесы прошлое,
Но вещают старики:
Было много в нём хорошего
Всем туманам вопреки.
Наяву, в белёсом мареве,
В беспросветной пелене,
Все мы — слуги государевы
В отуманенной стране.
Онемевшие, ослепшие,
Заплутавшие во мгле…
Крылья связаны — и пешими
Мы блуждаем по земле.
И дрожим подобно листикам,
Растеряв былую стать.
Но поможет нам не мистика,
А Господня благодать.
 
ЗВОН
В годину жутких потрясений,
Когда безумствовала гнусь,
Писал восторженно Есенин:
«Звени, звени златая Русь».
И Русь звенела — то цепями,
То пеньем вольных Божьих птиц,
То золотыми куполами,
Нещадно скинутыми ниц.
За лихолетьем — лихолетье,
А Русь по-прежнему звенит:
Звенят монеты, пули, плети
И меч, ударенный о щит.
Звенят сосульки, ниспадая,
Звенит пчела над царством сот,
Лишь колокольчик «Дар Валдая»
Не зазвенит, не запоёт.
Звенит в ушах от гнева, боли:
«Нет денег, смерд.
Держись, не трусь»…
Держись, звени, моя неволя —
Моя несломленная Русь!
 
ЯСНАЯ ЗВЕЗДА
Шелестит под сапогами
Ломкая трава.
Поле в рыжей скучной гамме.
Праздник Рождества.
Эх, снежком бы хоть немного
Всё припорошить!
С белой праздничной дорогой
Веселее жить.
Не сыскать на буром поле
Светлого следа...
Но горит над русской долей
Ясная звезда.
 
ГОЛОСА
Голос ветра мне вещает:
«Дерзкой будь как воробей».
Голос неба укрощает:
«Будь скромней, но не робей».
Голос серого тумана
Призывает: «Затаись!»
Но таиться я не стану,
К свету — жаворонком — ввысь!
Голос пламени злораден:
«Всех врагов испепели!»
Успокойся жизни ради,
Пламя, враг всея земли.
Голос сердца самый верный:
«Будь всегда самой собой,
А советчикам безмерным —
Благодарность и отбой».
 
МАЛОЕ ЗЛО
Сегодня я не упаду,
Иду тихонечко по льду.
Не шаркая, но вяло.
А вот вчера — упала.
Досталось боли мне с лихвой,
Когда о лёд — да головой!
Целёхонько умишко,
Но на затылке – шишка.
Над обездоленной страной
Глумится ливень ледяной,
Да злобствует обида
На подлости ковида.
Пестры прощальные венки,
И ледяные мотыльки,
Безжалостно колючи
Летят на них из тучи.
Мне несказанно повезло,
Досталось малое мне зло:
Лишь скользкая дорога…
За всё спасибо Богу.
 
* * *
Стихли щебет и пение.
Молчалив листопад.
Осень учит терпению
К новой боли утрат.
Ярких листьев горение
Не щадит листобой.
Осень учит смирению
В испытаньях судьбой.
Первый снег лепит в лоб, и я
Надвигаю колпак.
Осень учит незлобию
В отраженьях атак.
Ранить душу осеннюю
Каждый дождь норовит.
Осень учит прощению
Мелких ссор и обид.
В спячке громы и молнии,
Солнце светит едва.
Осень учит безмолвию,
Коль напрасны слова.
 
 
СОЙКИ МОИ, СВИРИСТЕЛИ
Сколько плодов на рябине!
Будет суровой зима.
Царственно холод обнимет,
Выстудит наши дома.
Ветер напористо-юркий
Песню завоет, хоть плачь.
Съёжится псина в конурке,
Грустно свернётся в калач.
С первым морозцем бы надо
Мёрзлые грозди собрать...
Нет, не лишу я услады
Птичью голодную рать.
Сойки мои, свиристели,
Горестно дрогнет рука.
Станет вам в стужи-метели
Горечь рябины сладка.
 
* * *
Распашонка да пелёнка,
Чепчик белоснежный —
Долгожданного ребёнка
Первые одежды.
Где ты, белый сарафанчик,
В розовый горошек? —
Там, где детства одуванчик
Цвёл среди дорожек.
Где мой беленький передник —
Первый в жизни фартук?
Там, где старой школы средней
Крашеные парты.
Где ты, платье выпускное,
Свадебное платье?
Там, где давнею весною —
Робкое объятье.
Белый цвет — он всех милее —
До слезы прощальной.
Снега белого белее —
Саван погребальный…
 
* * *
Прикрыв пушистой лапкой нос,
Мой котик дремлет на диване,
А я тяну лечебный морс,
Ловлю брусничинки в стакане.
Ложись, мой тёплый, под бочок,
Лечи хозяйкины недуги.
То зябко мне, то горячо,
То дрогнет стёклышко фрамуги.
Понятно, ты всего лишь — зверь,
Но как же ты умеешь слушать
О самой горькой из потерь,
Опустошившей мою душу!
Простуда — это пустяки,
Иная боль накрыла плачем!
Дары болота от тоски
Мне не помогут однозначно.
А у тебя — в колючках хвост:
Ты пропадал два дня в подвале…
Мой мир, который так не прост,
Поймёшь, мурлыка, ты едва ли.
Твоё сердечко — тук-тук-тук,
Моё — сплошное замиранье.
Всё образуется, мой друг,
За Богом посланною гранью.
 
ЛЕСОВИК
Мой лес не закрыт на засовы,
Приветлив, радушен всегда.
Живут в нём глазастые совы,
И слышится флейта дрозда.
В зелёный таинственный терем
Войду, как в намоленный храм,
Вспугну ненароком тетерю
На горюшко тетеревам.
Минута затишья — и снова
Зазывно чуфыхнет петух.
И снова болотные совы
Заладят тревожно: «Ух-ух!»
Добуду я сфагнум кудрявый,
Чешуйчатый гриб-трутовик,
Лесные коренья и травы…
Поклон тебе, дед-лесовик!
Угодий твоих не порушу,
Оставлю на пне пирожок
За то, что порадовал душу,
Огниво восторга зажёг.
 
* * *
Не ищи меня, ветер,
на ромашковом поле.
Я своё отгадала, обрывая цветы,
Принимая плененье
за обманную волю,
Принимая лукавство
за порыв доброты.
Не ищи меня, солнце,
на оставленных плёсах,
На песках раскалённых,
возле кромки воды.
Я в реке размышлений
утопила вопросы
И настроила сердце
на иные лады.
Не ищи меня, месяц,
золотой непоседа,
На еловой подстилке
у дымящей золы.
Нет ночных светляков,
лишь жуки-короеды
В Берендеевом царстве
оголяют стволы.
Отыщи меня, милый.
Пусть дороги — ухабы.
Пусть в родной глухомани
что ни лес — бурелом.
Позови меня, милый...
Непокорная, я бы
Побежала немедля.
Наугад. Напролом.
 
МОЛЧАЛЬНИЦА
Ненастье перебесится
И сгинет без следа.
В качалку полумесяца
Уляжется звезда.
Полночная молчальница
Не вымолвит словцо,
Лишь сонно закачается,
Объятая ленцой.
И в платьице холстинковом —
Другого не дано —
Я звёздной паутинкою
Опутаю окно.
Пленённую бессонницу
Стихами напою…
Всё будет, всё исполнится
У счастья на краю.
 
ПО НАСТУ
Я шла разнотравьем цветастым
В далёком счастливом году.
А ныне всё чаще — по насту,
По голому скользкому льду.
Не каждый упавший — калека.
Но если остуда в груди,
То время — медлительный лекарь,
И чудо-лекарства не жди.
Шагаю порой босонога,
Но всё же — упорно вперёд.
Сама себе — врач и подмога,
Соломинка, парус и плот.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: