slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Голландская «бондиана». Как современное общество меняет кожу

То, что нечто странное происходит с нынешним миром, стало заметно лет тридцать назад. Понятно, что транснациональные корпорации перенесли свои производства в развивающиеся страны и те начали развиваться чрезвычайно быстро. Глобализация шла по планете семимильными шагами. Не понятно было лишь, почему в развитых странах доходы подавляющего большинства граждан почти не росли, а доходы богатых стремительно взлетали вверх. После войны и до начала
70-х годов было другое соотношение. Не понятно было также, почему, хотя главный враг свободного мира — социализм после
1990 года был повержен, количество войн возросло. Почему народы из стран третьего мира, ставшие богаче, ринулись в страны «золотого миллиарда» и сделали жизнь коренных граждан там существенно менее спокойной и менее комфортной.
Ответы на эти вопросы давать никто не спешил. С конкурентами от социализма расправились очень быстро. Коммунистические партии либо самораспустились, либо были запрещены. Социалистические партии отказались от марксизма и слились в экстазе с правыми. Альтернативные «свободному» капитализму левые теории исчезли.
Однако избавившись от левых движений к концу 90-х годов, капитализм начал подавлять всякое инакомыслие. В больших странах с многопартийной системой кое-что ещё дозволяется. Выходит небольшими тиражами оппозиционная литература, иногда, «для прикола» могут и на телевидение несогласных пригласить. Конечно, постараются осмеять и оболгать.
В малых европейских странах давление на инакомыслие становится абсолютным. Если диссиденствующим лидерам не удастся прорваться в парламент, то им грозит прослыть полусумасшедшими, и их обвинят в распространении «теорий заговоров». Вспомним, что этот термин ввели в ЦРУ после убийства Кеннеди для всех, не принимающих официальную версию убийства.
К нынешним временам насчитывается множество теорий заговоров. Есть просто смешные. Например, существует группа людей, которые уверены, что член музыкальной группы «Битлз» П. Маккартни, живущий до сих пор, умер в 1966 году и был заменен двойником. Фанаты Пресли, напротив, уверены, что он жив.
Есть несколько объединений, верующих в пришельцев. Например, Бермудским треугольником управляют инопланетяне, а власти США давно сотрудничают с ними. Это те сумасшедшие, о которых говорят с грустной теплотой. Да, мол, странные, но ведь в демократическом обществе существует свобода верований, мнений и высказываний. Отношение резко меняется к тем деятелям, которые задают неудобные вопросы и критикуют собственные правительства.
Опять же, к совсем экстравагантным теориям заговоров, не затрагивающим реальные проблемы, относятся тоже весьма терпимо. Например, существует движение под названием QAnon, последователи которого уверены в том, что группировка педофилов из среды весьма влиятельных людей стремится захватить и переделать мир в своих гнусных интересах. Будто бы местом встреч этих высоких персон является одна пиццерия в Нью-Йорке. Хозяин её будто бы за пару лет сказочно разбогател. В неё захаживал даже президент Обама. Один раз возбуждённая толпа обыскала кафе, стремясь найти там следы издевательств над несчастными детьми. Ничего не нашли, но на всякий случай хорошо намяли бока владельцу. В современном обществе привыкли уже ко всему, но сексуальная эксплуатация детей ещё вызывает отторжение.
Для консолидации своих союзников и обеспечения безопасности адепты заговоров используют продвинутые интернетовские сети, обладающие максимальной автономией от внешнего влияния. Каждый, зарегистрированной в сети «Чейн4» и «Чейн8», остаётся анонимом, его адрес после контакта немедленно стирается. Сеть создали молодые люди, которые, не имея коммерческих интересов, хотят помочь всему миру, страдающему от поголовного контроля властей над ними. Верующие в педофильский заговор весьма активны и выходят на демонстрации. Пара таких демонстраций состоялась в прошлом году в Гааге.
Почему-то разговоров о всемирном заговоре извращенцев власти не боятся. Отношение резко меняется к вполне вменяемым инакомыслящим. Есть несколько тем, являющихся табу. Даже упоминание о них не в общепринятом ключе вызывает громкую публичную ярость. Этими темами являются события 11 сентября в США, роль России в современном мире и коронавирусная эпидемия. Иногда критиков власти сознательно провоцируют высказаться по этим темам, а потом объявляют возмутительными смутьянами, заговорщиками и опасными сумасшедшими.
В Голландии с оппозиционными политиками, попавшими в парламент, обходятся, как во всех «демократиях»: замалчивают, высмеивают, провоцируют, интригуют, раскалывают. Причём очень успешно. Парламентария П. Омтзигта, задававшего неприятные вопросы по поводу расследования сбитого над Украиной Боинга, затравили до того, что он публично покаялся и занялся другими делами.
Достали и главного оппозиционера в парламенте — харизматического лидера новой партии, «Форум за демократию», грозившей стать крупнейшей на ближайших выборах, — Тьерри Боде. Он даже на какой-то момент сдался и объявил о своём уходе из политики, отказавшись от лидерства в партии. Формальной причиной его отставки явились будто бы гомофобские и антисемитские высказывания в среде молодёжного крыла партии.
СМИ называли его фашистом с первого дня его триумфального вхождения в политику. Не раз пытались расколоть партию. При его выступлениях в парламенте постоянно устраивали бойкоты. Помню, как на одном из дебатов о положении в голландской армии, Боде вышел на трибуну с ботинком в руке. Стучать им по примеру советского лидера Хрущёва не стал, но рассказал, что такие ботинки министр обороны закупила для солдат, находящихся в горячих точках. Оказывается, что они очень дёшевы, поскольку производятся в Восточной Европе. Однако, ботинки мгновенно промокают, а подметки отваливаются. Солдаты вынуждены за свои деньги самостоятельно покупать более качественные.
Хуже, что такими же бракованными оказываются закупаемые министерством обороны и броненепробиваемые жилеты. Чтобы выжить, солдаты опять же за свои средства покупают американские. Заметим, что Боде не обвинял даму-министра в коррупции, но потребовал расследования и усомнился в её соответствии занимаемой должности. Интересно было наблюдать, как весь парламент дружно отклонил все его вопросы и предложения.
В этот раз против него выступили члены правления его же партии. Один из них заявил в прессе, что Боде «перешёл все моральные границы». Будто бы он оправдывал руководителя молодёжной организации, и о ужас, присоединился к лицам, верящим в заговор о ковиде. По словам этого соратника, Боде позволил себе заявлять, что эпидемия инспирирована Соросом, который хочет подчинить себе мир. Боде оправдывался, что всё это — инсинуации и ложь. Конечно, налицо путч руководства партии против её основателя и не без участия внешних сил. В марте должны пройти парламентские выборы, стремительно растущую партию со своими взглядами очень хочет убрать голландская элита.
Когда заговор был готов, Боде вызвали на заседание руководства партии и предъявив обвинительные материалы, потребовали отставки. Он согласился, но на следующий день передумал и заявил, что, поскольку он стоял у основания партии, то останется её лидером. В любом случае партии и личным амбициям очень популярного политика нанесён существенный ущерб. Скорее всего, у власти останется прежний премьер со своей Народной партией за свободу и демократию, который управляет страной уже 12 лет. Вот такие реальные заговоры происходят в самой «демократической» стране Европы.
Вместе с тем, обвинения в распространении теорий заговоров становятся очень успешными для борьбы с инакомыслием. Их предъявили голландские медиа и еще двум диссидентам. Один из них наш давний знакомый — журналист и профессор Карел ван Вольферен. Он, пытаясь безуспешно бороться с засильем единомыслия, решил издавать газету, выходящую раз в две недели. Нашёл спонсоров, художников, авторов. Назвал её «Здравомыслие». Первые номера тиражом почти в миллион экземпляров разносили бесплатно по квартирам. Договорился о продаже газеты в киосках печати.
Замалчивать не стали, посыпались критические, просто уничтожающие рецензии. В киосках номера прячут. Он просит своих читателей спрашивать о наличии газеты. В последнем выступлении он искал уже не авторов или художников, а юристов и адвокатов, которые позволили бы ему отбиваться от оскорблений и наветов. Основные обвинения? — Он сошёл с ума и внедряет в сознание читателей зловредные мысли о заговорах. Если критикуешь коронавирусные меры — значит не веришь в эпидемию; защищаешь Россию — значит агент Путина и против демократии, а, следовательно, в заговоре против всей западной цивилизации.
Вольферен, пытающийся создать неподконтрольные общему диктату СМИ, не пионер даже в такой маленькой стране, как Нидерланды. Почти два года существует бюллетень другого энтузиаста Сандера Компаньера. Это молодой человек в возрасте около сорока лет. Его бюллетень называется «Другая газета». Если убрать одну букву, которую он ставит в скобках, то получается название «Другая точка зрения». Начиная с 2018 года, вышло девять красочных изданий, каждый тираж которых превышал 1 млн экземпляров, Распространяются они вообще бесплатно с помощью добровольцев. Каждое издание посвящено какой-нибудь одной теме. Например, первый номер в 2018 году был посвящен России и выборам нашего президента. Как говорил сам Сандер, его целью было рассказать голландцам побольше о России. Нидерланды — страна в Европе с самым большим процентом населения, относящегося отрицательно к России. Это не удивительно, поскольку в катастрофе над Украиной погибли 198 её граждан. Поэтому к началу процесса в марте этого года им был выпущен пятый номер, посвящённый этой трагедии. Он содержит все существующие версии, которые «честный» голландский суд отказывается даже рассматривать.
Естественно, что отношение и к этому изданию в прессе было самым негативным. Издателя сразу же заклеймили его как распространителя теорий заговоров. В течение двух лет искали финансирование из России. Не нашли. Расстроились и тут же обозвали антисемитским листком. Вдруг вспомнили номер о теракте 11 сентября, и там строчки какого-то автора о том, что, возможно, в Моссаде знают о теракте несколько больше. Травля продолжалась все годы, но с лета через социальные сети начали призывать доносить в муниципалитеты на доставщиков издания. На официальном сайте газеты появилось предупреждение всем добровольцам-разносчикам очень внимательно следить за почтовыми ящиками, на которых прикреплён стикер о нежелании получать рекламу.
Главными претензиями к независимым авторам являются либо обвинения в неких фобиях, либо в распространении теорий заговоров. Но с фобиями всё понятно. Это разнообразные неприятия сексуальных отклонений или расистских проявлений. Правда, не в отношении мусульман, китайцев и россиян. Новенькое, конечно, в приравнивании распространения теорий заговоров к преступлению. Не удивительно, что власти сами при этом используют против своих критиков настоящие заговоры.
Теории заговоров существовали всегда. Почему именно теперь борьба против некоторых из них стала системной и срабатывает, когда надо уничтожить оппозиционеров? Конечно, из-за пандемии. Власти в условиях собственной растерянности и бездарности ужасно боятся критики их действий.
Боде в парламенте постоянно задавал вопросы о медицине и карантине. Он спрашивал, почему правительство говорит, что его главной озабоченностью является загрузка медицинских учреждений, но ничего не делает для того, чтобы расширить предложение медицинских услуг и обуздать аппетиты страховых компаний. Ван Волферен и Компаньер на страницах своих изданий давали слово практикующим врачам, недовольным системой организации и снабжения медицины, а также говорили об опасности нагнетания постоянного страха.
Когда власти не отвечают по существу, а отодвигают задающих неприятные вопросы, то у части населения возникают подозрения, что от них что-то скрывают и они всё больше верят в заговоры.
Тем более, что почти все правительства ведут себя растерянно и непоследовательно. Сколько эпидемиологических школ, столько мнений и в профессиональной среде, которые прямо вываливают на население. А ведь эти эпидемиологи являются советниками властей. Сначала некоторые из них заявляли о необходимости выработки коллективного иммунитета, не взирая на потери. При этом в Голландии советник министерства здравоохранения жонглировал цифрами смертей от 50 тысяч до 200 тысяч (в действительности пока умерли меньше 20 тысяч). Вот так вот взял и угробил процентов двадцать от всех пенсионеров страны. Также залихватски рассуждал и премьер-министр Великобритании, пока сам не заболел. Потом с нарастанием числа смертей испугались и объявили по всей Европе полный карантин. Всеобщий локдаун — это прежде всего репрессивная мера, когда забывают о правах человека и заставляют всех подчиняться диктату государства.
Испугали почти всё население безмерно, да ещё уронили экономику. К весне эпидемия чуть спала, но вовсю разгорелась осенью и зимой. Опять власти ведут себя хаотично. И снова правящая элита во всём обвиняет недовольных в собственных странах. Внешние «источники разжигания» всё те же. Во-первых, прежняя американская администрация и, во-вторых, зловредная Россия. Трамповскую администрацию победил на «честных» выборах американский народ, а с российскими злодеями успешно борются все разведки и вообще весь цивилизованный мир. В роли Бонда и спасителя мира на сей раз выступил престарелый Байден. Нидерланды активно участвуют в этой «бондиаде».
Вместе с тем, слухи о странной и, может быть, искусственной природе пандемии и злостных намерениях мировых заговорщиков быстро не прекратятся. По крайней мере пока эпидемия не кончится.
Вспоминают «испанку» после первой мировой войны. Но ведь прошло сто лет с тех пор. Человечество покорило атом, космос, раскрыло тайны развития клеток, искоренило многие болезни, но уже год не может справиться с вирусом простуды.
Не только любители теории заговоров задаются вопросами: почему в условиях опасности для всего мира так много нестыковок в действиях национальных правительств? Почему идет война вакцин, которых не хватает? Почему все школы вирусологов враждуют между собой и не могут прийти к согласию? Как разобраться с тем, что происходит в современном мире и как это соотносится с прогнозами предшественников? Соответствует ли нагнетаемый страх перед вирусом его реальной опасности? Почему в Китае удалось довольно быстро покончить с эпидемией, а в других странах это длится почти год и конца не видно? Почему при общем беспорядке усиливается давление на граждан и осуществляется всё более репрессивный контроль за населением?
Ещё в 70-е годы прошлого века организация «Римский клуб» ставила вопросы о слишком быстром росте населения планеты. Делались прогнозы, что это может привести к 2000 году к массовому голоду, разрушению экологии Земли. Эти проблемы исследовались и в ООН. В 2016 году появился боевик по роману Джона Брауэна «Инферно», где некий миллиардер, озаботившись проблемой перенаселения планеты, изобретает биологическое оружие, способное убить большую часть людей.
Фонд Билла Гейтса в октябре предыдущего года проводил симуляции поведения правительств в условиях массовой эпидемии и разрабатывались карантинные меры. Оба очень активных в общественной жизни миллиардера Дж. Сорос и Билл Гейтс неоднократно заявляли о своих планах переустройства мира, в которые входило сокращение населения, массовое вакцинирование, внедрение компьютерного контроля за населением.
В 2016 году вышла книга Клауса Мартина Шваба «Четвертая промышленная революция». Автор является основателем и президентом знаменитого экономического форума в Давосе. Согласно Швабу, первый промышленный мануфактурный цикл длился с конца XVII века лет 150, второй промышленный цикл был коротким с 40-х годов XIX века до 80-х и был связан с развитием железнодорожного сообщения и третий — с развитием электричества с 80-х годов XIX века до 60-х годов прошлого века. Четвёртая промышленная революция, начавшись тогда, продолжается до сих пор и сулит решительные изменения в мире.
Книга представляет собой увлекательное научно-фантастическое повествование, включая, например, предсказание, что через десяток лет люди будут жить с печенью, напечатанной на 4Д-принтере, которая будет изменять свои функции во времени.
Правда, на такую благостную картинку накладывалась озабоченность автора, что в мире нарастает неравенство и нестабильность. Что касается неравенства, то популярным стало утверждение, что 1% населения Земли владеет половиной богатства, а половина наиболее бедных — 1%. Далее автор постулировал, что в условиях информационной революции власть легко потерять, также легко получить, но очень трудно удержать. Он словно намекал правителям о грядущих трудностях.
Надо сказать, что книга прошла почти незамеченной, несмотря на громкую фамилию, регалии и связи автора. Может быть потому, что теории о промышленных революциях, сопровождающихся изменениями социального устройства и общественных институтов, были известны давно. Писали об этом, например, и такие известные личности, как А. Парвус, будто бы давший Ленину деньги на революцию, и даже Л. Троцкий.
В 1922—1928 году появились работы советского экономиста Н. Кондратьева о «длинных волнах в экономике». Кондратьев математически проанализировал длинные ряды за 100—150 лет экономических показателей разных стран и обнаружил в них регулярные колебания с периодом 40—60 лет. Он выдвинул гипотезу, что длительность этих волн имеет материальную основу, связанную с регулярным обновлением инфраструктуры в каждой промышленной трансформации. Он называл три промышленные революции и считал, что в начале 20-х годов двадцатого века капиталистический мир находился вблизи верхней переломной точки третьей промышленной революции и намечался длительный спад. Он предсказывал глубокий кризис конца 20-х годов, после чего должен был последовать очередной длинный подъём. В книге Шваба о существовании какой-либо регулярности речи не идёт.
С. Меньшиков и Л. Клименко в своей книге «Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу» продлили исследования динамики капиталистической экономики по Кондратьеву до середины 80-х годов. Согласно периодизации, Кондратьева подъём в третьей промышленной революции закончился где-то в начале-середине 20-х годов. Лет двадцать должен был продолжаться спад, то есть до начала 40-х годов. Можно предположить, что подъём в новой четвёртой волне был отложен в Европе из-за Второй мировой войны. Начало новой четвёртой промышленной революции, если считать от нижней точки приходится на середину-конец 40-х годов, и этот подъём продолжался до конца 60-х годов. Дальше опять последовал спад в 70—80-е годы, длившийся до конца 80-х начале 90-х годов. Если экстраполировать эту волну до настоящего времени, то можно сказать, что подъём пятой волны пришёлся на 90-е годы прошлого века и занял первые 15—20 лет нынешнего века с перерывом на длинную рецессию 2008—2015 годов. Таким образом, сейчас мы находимся на переломной точке от подъёма к спаду, а. скорее всего уже на стадии спада в длинной волне пятой промышленной революции. Мир всегда вспоминал о длинных волнах в периоды экономического спада. Так было, например, в 70-годы, когда начали много писать об этом.
В своей книге Меньшиков и Клименко показали, что такие важные показатели научно-технического прогресса, как норма прибыли, капиталоотдача, органическое строения капитала и производительность труда являются опережающими показателями по сравнению с динамикой валового продукта. Причём это опережение составляет 15—20 лет. Пик в этих показателях в нынешнем цикле был достигнут уже в начале 2000-х годов.
Циклический механизм долговременного развития хорошо описал австрийский экономист Й.А. Шумпетер, ещё раньше Кондратьева в 1912 году. Коротко его можно описать следующим образом. Надо различать понятия капиталиста и предпринимателя. Шумпетер понимал под предпринимателем творческого капиталиста-инноватора, который рискует и вкладывается в новое производство. Если продукт оказывается востребованным, то предприниматель получает уникальный доход и пользуется исключительной маржой до тех пор, пока не появляются подражатели. Сначала, пока их немного, они тоже получают дополнительный относительно других капиталистов доход. Имея его, они в состоянии больше инвестировать, растёт общая производительность труда во всех отраслях по цепочке и, следовательно, средняя зарплата. То есть всё общество пользуется технической инновацией. Постепенно норма прибыли у инноваторов и их последователей начинает сокращаться. Падает общий спрос как на капиталовложения, так и в потребительском секторе. Начинается замедление роста и спад. Это продолжается до тех пор, пока не появляется новое изобретение и не начинается новый технологический цикл с новыми креативными предпринимателями.
Как мы уже сказали, Кондратьев сделал предположение, что период инновационных циклов связан с жизненным циклом инфраструктуры, обслуживающей технологические процессы. Это — производственные здания, дороги, мосты. Хотя технологии в различных циклах разные, но эти сооружения, производимые из природных материалов — цемента, камня, кирпича и стали имеют приблизительно одинаковый срок жизни.
Внутри каждого технологического цикла происходят изменения как всей производственной инфраструктуры, так и социальных институтов. Например, в первом технологическом цикле в Англии возникли мануфактуры. Рабочие отчуждались от земли, работали и жили в посёлках. Отношения напоминали феодальные.
Во второй промышленной революции с изобретением паровой машины и паровозной эры потребовалось строительство больших предприятий для производства сложных машин, рельсов и обслуживающей поезда инфраструктуры. Рабочие жили в городах и нещадно эксплуатировались. Тогда впервые появился Коммунистический манифест и началась борьба за права трудящихся.
В третьей промышленной революции с изобретением электричества, возникли заводы и фабрики, производящие в массовом масштабе предметы потребления для становившегося всё более обеспеченным рабочего класса. Возросла роль рабочего движения, стали вводиться системы социального обеспечения. Рухнули империи. Возникла социалистическая страна, что ещё больше повлияло на социальные преобразования в капиталистических странах. В западном капитализме вводится демократия и расширяется самоуправление.
Для четвёртой промышленной революции характерны многочисленные изобретения. Человечество создало новые материалы, понеслось по многочисленным новым дорогам на личных машинах, полетело на самолётах, исследовало космос, появилась вычислительная техника. Капитализм стал всё более транснациональным. Транснациональный капитализм возник почти сразу с появлением самого капитализма. Сначала он носил колониальный характер, о чём писал ещё В.И. Ленин. Таким он оставался и в третью промышленную революцию. В четвёртом промышленном цикле развитое капиталистическое производство медленно перемещалось в развивающиеся страны. Часть из них, получив независимость, прощалось с колониализмом, часть входила в социалистический лагерь и не пускала к себе. Этот процесс интенсифицируется в конце четвёртой промышленной революции (80-е годы в Китае) и расцветает в пятой. В результате этого процесса, например, доля промышленного производства в валовом продукте в развитых капиталистических странах упала с 30 процентов в конце 60-х годов до 18—20 процентов к настоящему времени. Роль организации рабочего движения в развитых странах падает и трудящиеся теряют часть своих прав.
Вместе с тем за прошедшие тридцать лет две беднейшие в начале 70-х годов азиатские страны — Китай и Индия — с полутора миллиардным населением каждая, куда ушли производства из самых развитых стран, превратились в мировые экономики номер один и два. Естественно, с ростом благосостояния в этих странах прибыли транснациональных компаний, переселившихся сюда несколько десятилетий назад, начали падать. Более того, эти экономики номер один и два, сыгравшие роль «шумпетеровских» подражателей, начали проводить независимую политику. Это вместе с потерей сверхприбылей, конечно, беспокоит мировую олигархию.
Да и в развитых странах возникает сопротивление глобалистской политике. В Европе появились и становятся популярными партии, выступающие против неё. Их называют правыми, но часто это просто партии здравого смысла. Они не понимают, почему надо сокращать национальное производство во имя мифического выброса углекислого газа на планете или принимать участие в войнах на чуждых континентах, а взамен селить на своей территории жителей, бежавших от этих войн. Почему надо бороться с далёкими Китаем и Россией и при этом мириться с собственной бедностью. Четыре года назад к власти в США пришёл Д. Трамп, который прямо заявил, что его цель — заставить транснациональные компании вернуться в страну.
Именно поэтому мировая транснациональная элита организовала вместе подвластными им СМИ беспрецедентно грязную компанию по дискредитации американского президента. Воспользовавшись эпидемией, организуя массовые беспорядки, им удалось, вероятно, ещё и не без помощи масштабного мошенничества на выборах свергнуть Трампа.
Вместе с тем, мировой транснациональный капитал решительно настроен продолжать борьбу. В честь 50-летнего юбилея экономического форума в 2021 году Клаус Шваб вместе с соавтором Т. Малльере выпустили в июне 2020 года книгу, которая называется «Пандемия 2019. Великая перезагрузка». Авторы рисуют угрожающую картину существующего в условиях пандемии мира и призывают вернуться, в условиях «новой нормальности» (о ужас!), к основам марксизма. Это говорит президент экономического клуба, более пятидесяти лет выступавшего с исключительно с неолиберальных позиций!
Представляется, что Маркс им понадобился для шока и прикрытия. Идея же остаётся той же самой либеральной: разрешать делать всё возможное для получения сверхприбыли транснациональному капиталу. Главной помехой этому являются сейчас непослушные национальные государства. Шваб говорит об этом в своём последнем манифесте прямо.
Коротко говоря, национальные государства плохо справляются со своей задачей защиты и опеки населения. Неравенство растёт. Эпидемия показала бессилие национальных государств. Шваб с сотоварищем делает вывод, что со всеми задачами могут справиться лишь транснациональные корпорации, которые, в отличие от государств, способны объединиться и осчастливить человечество. Роботизация скоро сделает ненужным труд многих людей. В этом случае корпорации, получая сверхприбыли и избавившись от диктата национальных государств, могли бы позаботиться об этих безработных, назначив им базовый доход. Жители сядут дома к своим компьютерам и начнут саморазвиваться или гулять в парках. Чем вам не коммунизм из учебника по научному коммунизму? Однако, конечно, корпорации сами будут определять, сколько будут получать эти люди. Для этого им будет дано право имитировать, так называемые «цифровые деньги», наподобие нынешних криптовалют. Никакого больше государства и никаких налогов на корпорации. Правда прекрасно?
Однако уже сейчас в развитых европейских странах неимущие граждане получают аналогичный доход. От страны к стране суммы и порядок выплат разнятся, но на руках остаётся минимум, которого едва хватает на пропитание. Именно вот такой «коммунизм» предлагают властелины мира большинству. Кроме того, совершенно не понятно, по какому принципу корпорации будут делить мир и кому, например, достанутся взбунтовавшиеся граждане Америки.
Взамен этой подачки безработные граждане мира должны делегировать олигархам свою свободу. Уже сейчас о пользователях телефонов и компьютеров известно всё. На серверах информационных компаний имеются их паспортные данные, сведения о материальном положении, медицинские показатели, известны их пристрастия и привычки, а также местоположение в непрерывном времени. Управлять зависимыми от корпораций людьми будет легко. Конечно, никакого разномыслия. Пользователей интернета легко отключать от него и оставлять без связи и без средств. Можно запретить и выходить на улицу.
Авторы «Перезагрузки» утверждают, что без такого контроля невозможно победить не только нынешнюю эпидемию, но и все грядущие. Уже прямо сейчас готовится система глобального контроля за передвижениями граждан планеты, которые пока ещё не безработные и ни от кого не зависят. Уже год, как все в мире ограничены в своих правах: ни сказать лишнего нельзя, ни собраться не только на демонстрации, но даже дома в количестве больше трёх взрослых. То есть ускоренными темпами готовимся к раю, описанному в трудах президента экономического форума.
Наблюдая всё это, и читая новых классиков, невольно возникают мысли, а не правы ли все эти странные люди, верящие в теории заговоров?

Лариса МЕНЬШИКОВА, кандидат экономических наук
г. Амстердам.
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: