slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Два наших сердца весну приближают: Скоро вам всем запоёт соловей

Юбилейная подборка стихов Владимира Исайчева знакомит со страницами его новой книги «Соловей – любви свидетель» (М., 2012). Это книга лирики, которая представляет тему любви в творчестве известного московского автора. Палитра лирика многокрасочна: от драматических переживаний до просветлённой умиротворённости. Книга была уже в вёрстке, когда в неё досылались только что написанные стихи.
Это говорит об интенсивной творческой жизни Владимира Исайчева – крупного общественного деятеля, заслуженного юриста России, инициатора Всероссийского движения «Возвращение к истокам» и бессменного организатора Международного фестиваля «Хрустальный ключ» на родной Нижегородчине. Такое по силам только человеку с пылким и любящим сердцем.

Что есть поэзия для поэта? Одним словом и не ответишь. Судьба, жизнь, любимое дело, состояние души… «Крылья, — как сказал Эдуардас Межелайтис, — которые уносят человека далеко и высоко». Может быть. Но если это истинный поэт, то он, мне кажется, и не задумывается об этом, просто живёт в поэзии и не мыслит себя без неё. Она его кров, его воздух, пища, кровь и чувства, ею он творит и исцеляет.  
В русской классической литературе немало примеров, когда о высоком чине служивого человека потомки и не вспоминают. Мы знаем Салтыкова-Щедрина, Тютчева, Грибоедова лишь по замечательным произведениям и преклоняемся перед их художественным талантом.
Я не буду говорить о Владимире Исайчеве,  как о державнике, достойном сыне Отечества, человеке с доброй и открытой душой. Для меня он прежде всего поэт. Поэт-лирик, чьи стихи несут людям душевную радость и исцеление.

Я всегда тебя предчувствовал.
Я всю жизнь тебя отгадывал.
Ты была девчонкой шустрою —
Я во снах тебя разглядывал.

Повстречал тебя негаданно,
Угадал тебя, любимая.
Но доныне неразгадана
Ты, как сторона родимая.

Сразу же вспоминается: «Зачарована, околдована, с ветром в поле когда-то повенчана…» Заболоцкого. Какие прекрасные стихи! Здесь и благоговение перед любимой женщиной, и очарование, и светлая грусть. А главное, музыка – музыка любви.
В «Рассуждениях о лирической поэзии или об оде» Державин писал, что истинный знаток сразу приметит «согласность» поэзии с музыкой: шипит ли стих при изображении шипящего змия, грохочет ли при описании грома, шелестит ли, как лист на ветру, звенит ли, как ручей среди скал. А это достигается не только мастерством, но и природным даром ощущать мир звуков, передавать словами точное их значение. Тогда поэзия, являющаяся древнейшим видом искусства, становится ближе к читателю, соединяется с его ощущениями, воспоминаниями и музыкой чувств.

Меня мучает жажда любви —
Без любви не хватает дыханья.
Пусть вернутся скорей соловьи
И покличут меня на свиданье.

Покличут… Можно было бы сказать «позовут, пригласят», но «покличут» точнее, в нём есть буква «ч», что ближе ассоциируется с соловьями — «чирик-чик-чик». В этом вся лирика Владимира Исайчева, её сила. Не просто мелодичные слоги и словосочетания, но чётко передающие смысл слов звуки.
По большому счёту лирика на этом и построена. Лирика — в буквальном переводе с древнегреческого означает звук, «произносимый под аккомпанемент лиры». Она начала своё развитие, как только пращур наш взял в руки бубен или смастерил первую лиру. Поэта создала лирика.

Метель метёт. И я в дороге
Грущу о том, что там, в ночи,
Тебя оставил на пороге…
Молчи, печаль моя, молчи.
И пролетает в мыслях время,
Вновь появляются черты —
И образ твой, восстав над всеми,
Сверкнёт, как луч из темноты.

Стихи Владимира Исайчева самобытны и мелодичны. Они поражают своей простотой и народностью. Душевный непокой лирического героя – это непокой и мой, читателя, и мои размышления, и моя печаль. Если за стихами поэта возникают образы из собственной жизни, значит, поэт достиг своей цели, он проник в моё сознание, и я его считаю своим задушевным собеседником и верным другом, который, не стесняясь, говорит мне правду.

Как тронуло меня твоё волненье,
Когда твой голос дрогнул и угас.
В твоих глазах увидел я сомненье
В моей любви — и это в первый раз.

Моя любовь обманывать не может —
В ней запах ветра волжских берегов.
С восходами над золотистой рожью
И с росами раскинутых лугов.

Хрупкость человеческих чувств, ранимость души и безмерная сила любви — основные темы книги Владимира Исайчева «Соловей — любви свидетель». Однако и ещё одна тема характерна для исайчевской поэзии – тема прочности, неубываемости этого прекрасного чувства. Недаром одно из программных стихотворений называется «Вечность любви». И это отнюдь не из области мечты – из опыта жизни горячего сердца и трудолюбивого духа:

Там неподвижны небеса
И облака стоят, как время,
И ты там тоже, как русалка,
Медленно стоишь со всеми.

Мерцая счастьем невозможным,
Стоишь, светя издалека.
…Я буду берегом надёжным,
Ты будешь кроткой, как Ока.

Поэт этой книгой стихов напоминает людям, что всё в мире — любовь, что всё начинается с любви. И жизнь, и слово, и поэзия… Так давайте же насладимся ею, окропимся её животворящим светом и сохраним искру Божью, которой поэт поделился с нами, чтоб мир наш стал добрее и милосерднее.

А чувства — нет, не убывают.
Так радуйся, люби, дыши!
Любви последней не бывает,
Пока в нас есть порыв души.

Владимир Исайчев достойно продолжает традиции русской словесности. Его голос звучит, его слову веришь, его стихи несут надежду, что всё будет хорошо.

Владимир БОЯРИНОВ.



ЗИМНЯЯ НОЧЬ
Вспомнилась зимняя ночь.
И над нами –
Звёзды, простор, снегопад,
тишина.
Сквозь тишину, что висит
над лесами,
В небе безбрежном сияет луна.

Эта зима положила начало
Трепетно-нежной, прекрасной
любви.
Боже, как ты мне светила очами –
Трепетность чувств отражали они.

Встреча, порыв и объятья
друг друга,
Робость и нежность, пурга
за окном.
Мысли кружились, как снежная
вьюга,
Мы умоляли судьбу об одном:

Как бы снега за окном ни кружили,
Как бы метели зимой ни мели,
Чтобы навек мы с тобой сохранили
Яркий, безудержный пламень любви.

…Что нам мороз!
Вдруг вспорхнёт коростелем
Памятный вечер, камина тепло.
И с появлением первых метелей
Мы непременно посмотрим в окно.

Стужа любовь нашу не сокрушает:
В сердце теплее, теплее, теплей.
Два наших сердца весну
приближают:
Скоро вам всем запоёт соловей.

* * *
Над рекою паришь белой чайкой,
Красотою сливаясь с зарёй.
Я увидел всё это случайно
И, волнуясь, любуюсь тобой.

Вихрем чувства меня захватили:
Вспомнил юность и бал выпускной.
Мы на берег гурьбой выходили
И прощались с Окою родной.

Разлетелись, как птицы, по свету;
Земли, люди, дела, времена…
Сколько женщин встречал
на планете –
Пред глазами была лишь одна.

Та, что словно берёзка, стояла
На откосе, светла и легка.
Её кудри заря освещала,
Отражала, голубя, Ока…

И вот вновь предо мной появилась,
Словно юности дальней привет.
И, как прежде, меня поразили
Те глаза с поволокой, их свет.

В них я вижу зари отраженье
И надежду на встречу с тобой.
Может быть, это всё наважденье,
И случилось совсем не со мной?
ОСЕННИЙ НОКТЮРН
Потаённо прижавшись друг к другу,
Мы сидели с тобой в тишине.
О моя дорогая подруга,
Что такое почудилось мне?

Что такое меня взволновало,
Дорогая подруга моя?
При тебе мне тебя стало мало
И молчал я, сомненье тая.

Неожиданно всё оборвалось:
Ты вспорхнула – и тут же ушла.
Моё сердце от горечи сжалось
И застыла в страданье душа.

Как под ветром листва
разлеталась!
Я неспешно иду под дождём.
Знаешь что? Мы с тобой
не расстались.
Мы с тобою весну подождём.

* * *
Ты, словно ветра дуновенье,
Меня коснулась в тишине –
Как поцелуй стихотворенья,
И нежно улыбнулась мне.

Твоя улыбка, нежный голос
Ниспосланы мне Богом в дар –
И мир меняет цвет и скорость:
Я вдруг любви почуял жар.

Ты вновь меня вернула к жизни –
Опять ликующей, шальной.
И юности далёкий призрак –
Теперь реальность: солнце, зной.

Теперь уж мне достанет силы
Оку-реку преодолеть,
Победно на откос для милой
Подняться, гимн любви пропеть.

О, нет мгновения прелестней,
Когда пробудит нежный взгляд –
И жизнь начнёт казаться песней,
И в песне каждый юн и рад.

* * *
Ты быстрой чайкой промелькнула,
Скользнула нежною волной.
Мелькнула, даже не взглянула…
Да встречусь ли я вновь с тобой?!

Твой образ в дымке над волною,
Как светлый парус вдалеке,
Сверкнул на миг… Оставил, ноя,
Прекрасный след в душе… в Оке…

ПОВЕНЧАНЫ
СУДЬБОЙ
Я из бокала пью вино…
Что мне напомнило оно?
Опять передо мной мгновенье,
Когда явилось мне виденье
В прекрасном образе твоём.
Я вспомнил: шли с тобой вдвоём
Под тёплым проливным дождём,
Навстречу трепетной любви,
И пели в роще соловьи…
В любви чистейшей мы купались,
Туманной дымкой укрывались,
Расстаться не могли с тобой.
И предрассветною порой
Мы осознали вдруг с тобой,
Что мы повенчаны судьбой…

ТАНГО В НОЧИ
Пламя свечи
Мерцало в ночи,
В зале музыка тихо звучала.
Густо-красно
В бокале вино
Нас на танго любви приглашало.

Я на танец тебя пригласил,
Ты ответила добрым согласьем.
В этот миг я летал, я парил
И не видел я большего счастья.

Плавно ведём
Танго вдвоём.
За окном рдеют осени краски.
Как горячо
Дыханье твоё,
На плечах моих рук твоих ласка.

В тихом зале в осенней ночи
В такт мелодии отблески вились.
И в томлении томном свечи,
Будто листья, две тени кружились.

Пламя свечи…
Танго в ночи
Бесконечно счастливым казалось.
Всё повтори
В свете зари –
Чтобы танго в любви признавалось.

СТЮАРДЕССЫ
Они красивы!.. Ангелам под стать,
Небесные пространства покоряют.
Они, как звёзды, в небесах сияют,
И их призванье – мир весь озарять.
Им покоряется краса небес
И им подвластно звёздное
пространство.
Их окружает солнцелунный блеск
И наших преклонений постоянство.

МАРЬИНСКИЙ   РОМАН
Как будто лёгкие снежинки –
В июне тополиный пух…
Ты невесома, как пушинка.
Но – где весна? И я, вздохнув,
Волшебный сон свой вспоминаю,
Когда вечернею порой
Гуляли мы рука с рукой
Вдоль пруда у воды по краю.
И наслаждались мы игрой
Волны извилистой, как чудо
Высоких облаков, где груды,
И гроздья, и громад покой
Лучился огненной красой.
Мы по тропинке шли лесной,
Мы упивались днём весенним
И восхищались песнопеньем
Дроздов, синиц и соловьёв,
Пареньем в высоте орлов
И духом травяных ковров…
Когда тропинка выводила
Нас на поляну средь цветов,
Пьянели мы от нежных слов,
И, опьянев, мы песни пели
И про любовь, и про друзей,
И про тинских князей?
И что на ум нам приходило –
Всё пред глазами явью плыло.
Цветы мелькали предо мной,
Когда упали мы с тобой,
Скользнувши с тропочки кривой
В копну со скошенной травой…
И оказались мы с тобой
В плену у безоглядной страсти:
Глаза и души были настежь…
Все птицы, даже соловьи,
Затихли дружно до зари…
Заря нас утром подняла,
Укрыв серебряным туманом…

…Что в эту ночь приснилось мне, —
Назвал я Марьинским романом.

В ЛЕСНОЙ ЧАЩЕ
Растворилась – и не сыщешь.
Где тут след твой? Так обидно!
Леший разложил усищи –
Самого его не видно.

Где ступала ты ногою?
Где шутила без запинки?
Видно, Бабою-ягою
Позапутаны тропинки.

А смеёшься – что за щебет,
А как глянешь – что за счастье!
Но листвы тревожный лепет
Ограждает от напасти:

«То, шалунья, обещает,
То вдруг всё переиначит…
Эх, Кощей какой-то, значит,
Тут вам встретиться мешает!»

Ухожу из этой чащи –
Хлещут сучья, вьются травы.
А мне в спину – взгляд молчащий,
И знакомый, и лукавый.

РАЗГОВОР
– Там огни горят и свечи,
Женщин столько – всё моложе…
Ну а я, смеясь, отвечу:
– Ты мне всех других дороже.

– Там богатый званый вечер,
Выбирай иди любую…
Ну а я, смеясь, отвечу:
– Я одной тобой любуюсь.

– Звон бокалов там и речи,
Окна – настежь,
двери – настежь…
Я же шепотом отвечу,
Что в тебе одной всё счастье.

А потом всё обойдётся
И без всяких третьих лишних,
А соседке у колодца
Ничего не станет слышно.

Ничего не скажем другу,
А уж как нам было вместе,
Вспомним как-нибудь под вьюгу
Тихим взглядом, доброй песней.

* * *
Не печалься, не стой у колодца,
Не кроши каблучком белый лёд.
Соловьиная песня вернётся
И с собою тебя уведёт.

Прядь волос у щеки твоей вьётся –
Ветер треплет её… Подожди,
Соловей прилетит и зальётся –
Что там стужи и что там дожди?

В рукавичке ладошке неймётся…
Я её отогрею – и вот
Соловьиная песня вернётся
И, очнувшись, сирень расцветёт.

* * *
Уходит журавлиный клин –
А мы с тобой стоим на месте.
У дома, где лишь я один,
Стоим с тобою рядом, вместе.

Уходит журавлиный клин –
И чутко вздоргнули ресницы.
…Черёмуха, сирень, жасмин –
Вот что с тобою нам приснится.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: