slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Я не могу сидеть в тиши

Александр Васильевич Седов родился в 1935 году в Москве. Во время войны жил в Ярославской области под Угличем у бабушки. Окончил ремесленное училище. Трудовую деятельность начал слесарем на военном заводе в 1950 году. К этому времени относятся его первые литературные опыты.
С 1956 года – в журналистике. Работал литературным сотрудником, заведующим отделом, ответственным секретарём. Более двадцати лет редактировал в разное время большесельскую, брейтовскую районные газеты Ярославской области, боговаровскую и шарьинскую газеты в Костромской области. Дважды избирался секретарём райкома КПСС. Последние годы возглавлял Шарьинское отделение КПРФ.

Заочно окончил Пошехоно­Володарский сельхозтехникум и отделение газетных работников Высшей партийной школы при ЦК КПСС.
Член Союза журналистов СССР.
У памятника Пушкину
Стою на шумном перекрёстке.
К родным чертам прикован взгляд.
«Добрый день! — кричу я тёзке, —
Я несказанно встрече рад!»
Течёт бескрайней вереницей
У ног твоих поток людской
И, кажется, что вся столица
Пришла услышать голос твой.
А ты с осанкой величавой,
Неповторимой горд судьбой
На пьедестале вечной славы
Стоишь любуешься Москвой.
Памяти подводников
Неспокойно
Баренцево море.
Гонит шторм
Высокую волну.
У моей России
Снова горе,
Горе, захлестнувшее страну.
Вчитываюсь,
Вслушиваюсь в сводки,
Сам себя
Пытаясь превозмочь.
С вами я
На гибнущей подлодке
И хочу вам искренне помочь.
Каждой клеткой
Ощущает стылость,
Будто онемевшая земля…
Я зову на помощь
Божью милость,
Чтобы там, на дне,
Быстрей забилось
Атомное сердце корабля.
* * *
Сидорову Р.Н.
Со свечой в лесной избушке
Хорошо, как в сказке!
Коньячок идёт ветлужский
С пивом ярославским.
Не грусти о прошлом лете,
О грибной полянке.
Там сейчас буянит ветер,
Словно после пьянки.
Над бревенчатой избою
Завитки седого дыма.
С каждой прожитой верстою
Нам дороже край родимый.
И накатывает нежность,
Словно день с востока.
Береги сыновью верность
Как зеницу ока.
Старая фотография
Сестре Нине
Раздувает память угли
Непотухшего костра.
Волга. Пристань. Древний Углич,
Было, кажется, вчера.
По дороге, что раскисла
В затянувшейся весне,
Едем к бабушке Анфисе,
Дальней папиной родне.
Нас звала неудержимо
Тень раскидистых берёз…
До сих пор свежо и зримо
Ощущенье детских грёз.
Посмотрев на снимок, вспомни
Речку Криву, сельский пруд.
Там остались наши корни,
Они к памяти зовут.
Шарьинка
Из­под кочки, из­под льдинки
Пробивается ручей.
Начинается Шарьинка,
Речка юности моей.
Шаловлива, как девчонка,
Тем она и дорога.
По весне бурлит речонка,
Раздвигает берега.
За Шарью, зелёным лугом
Мчится, радостно блестя,
Обнимается с Ветлугой,
Словно с матерью дитя.
Я от берега отчалил,
Подхватил меня поток
И понёс… А был вначале
Незаметный ручеёк.
Осеннее
В приветлужье листопад.
Бродит лесом осень.
Брызнул золотом закат
На макушки сосен.
Я тропинкою лесной
Прохожу меж пнями.
Вдруг осины за рекой
Вспыхнули кострами.
А в низинке, по ручью,
Жмётся к лесу стадо.
Всё сильнее ввечеру
Чувствую прохладу.
Зимнее
Полюбил со стужами
Зимний ветра вой,
Край ты мой завьюженный,
Край ты мой родной.
Падает охапками
Снег из­под небес.
Спит под белой шапкою
Богатырский лес.
В поле речка прячется
Под искристым льдом.
Тихо месяц катится
Над моим селом.
Голосом простуженным
Вьюга у ворот
За окном завьюженным
День и ночь поёт.
* * *
Солнце лучиком­веслом
Выгребает из­за тучи,
Наградившим нас дождём,
На дорогах лужи вспучив.
Лес задумчивый притих,
Лист роняя по оврагам…
Так и мой осенний стих
Терпит серая бумага.
* * *
Мимо пруда, через мостик
Тороплюсь к берёзкам в гости.
Ёлкам, сосенкам в лесу
Я любовь свою несу.
Завтра я с рассветом встану,
Чтоб увидеть рано­рано,
Как над филинским болотцем
Расправляет крылья солнце,
Как оно над перелесьем
Гасит звёзды в поднебесье.
Ах вы, утренние зори,
Вы – спасение от хвори.
* * *
Без работы и без денег
Я лежу на диване,
Как берёзовый веник
В остывающей бане.
Память чётко листает
Прожитого страницы.
Журавлёнок без стаи
Будет долго блудиться.
От осенней прохлады
Помогает согреться
Свет неяркой лампады
Из далёкого детства.
* * *
Из­за серых низких туч
Промелькнул прощальный луч.
Под окном в саду поник
Наш ухоженный цветник.
И моя глядится в просинь
Семьдесят восьмая осень.
Шестнадцать строчек
На развилке двух дорог,
Среди сосен редких
К свету маленький дубок
Тянет руки­ветки.
Через многие года,
Вопреки законам тленья
Я б хотел прийти сюда
Незаметной тенью.
Постоять часок тайком
Под могучей кроной,
Пробежаться босиком
По траве зелёной.
Выпить чарку у родни,
Правнуков проведать…
Может, вспомнили б они
Своего прадеда?
Баллада о ровесниках
На заречной поляне
Разгорелся костёр.
Здесь ведут ветераны
Не спеша разговор.
Старички да бабули –
Гордость прошлой страны
Земляков помянули,
Не пришедших с войны.
Платья вышли из моды
У ровесниц моих.
Вспомним юные годы,
Как любили мы их!
Не бывает без чарки
Встреча старых друзей.
Счастье не в иномарках
У моих сыновей.
Наше счастье во внуках,
Нам о них и тужить.
Зарождается в муках
Наша новая жизнь.
Нас состарили годы.
Сил всё меньше в ногах.
Одолеть бы невзгоды,
Как бывало врага.
Узловатые руки
У людей пожилых.
Благодарные внуки,
Расцелуйте вы их.
У хмельных ветеранов
Веселей разговор…
На заречной поляне
Догорает костёр.
* * *
Мой соавтор, благодетель,
Мой единственный свидетель –
Весь исчёрканный листок,
Строчки вдоль и поперёк.
Вспомним всех
Больно бьёт по перепонкам
После боя тишина.
Командира голос звонкий:
— Братцы! Кончилась война!
Без торжественных прелюдий,
Без команды там и тут,
Изо всех, что есть, орудий
В честь Победы был салют.
Вместе с доблестной Москвою
Шёл в шеренгах на парад
С разлитой рекой людскою
Легендарный Сталинград.
И Орёл, и Курск, и Дальний,
Вохма, Галич, Кострома –
Весь народ многострадальный,
Победившая страна.
Лишь оправилась Европа
От кровавых язв и ран,
Кое­кто опять в окопы
Помышляет гнать славян,
Кто­то хочет выкрасть славу
Наших женщин и мужчин,
Что советскую державу
Поднимали из руин.
Наш солдат шагнул в бессмертье
Через страшную войну.
На границе двух столетий
Нам опять спасать страну.
Оказалось, мир не вечен,
Бой гремит в горах Чечни.
Не сгорают в храмах свечи –
Поминальные огни.
Вспомним без вести пропавших,
Не вернувшихся к родным,
На войне геройски павших.
Воздадим сполна живым!
Нехороший знак
Полумраком томным
Город клонит в сон.
В переулке тёмном
Умолкает стон.
На берёзке тонкой
Лист едва дрожит.
Человек в сторонке
Неживой лежит.
У кого­то горе…
Только жаль вдвойне,
Гибнут парни в споре,
Словно на войне.
В жизни нашей стало
Как­то всё не так.
И гнетёт усталость –
Нехороший знак.
* * *
Мы за грудки берёмся в споре:
Каким он был кремлёвский горец?
Прославленный в стихах и прозе,
В заводе, городе, колхозе –
Повсюду реяло над нами
Стальное имя, словно знамя.
С ним защищал народ­герой
Свой щит и меч – советский
строй.
Легенды ходят и поныне
О той железной дисциплине.
А о поверженном Берлине
Мы вспоминаем реже, реже…
(Недолго так прослыть невеждой).
Так кем он был, кремлёвский горец,
На счастье нам или на горе?
У прилавка (с натуры)
У прилавка топчется парнишка,
Опустив недетские глаза,
В обмалевшем стареньком
пальтишке,
Что­то хочет, скромница,
сказать.
За прилавком сытая брюнетка,
Модная причёска ей к лицу.
— Тётенька, пожалуйста,
конфетку
Подари несытому мальцу.
Угощенья пацана лишает:
— Много вас тут бродит
попрошаек.
Мальчик повернулся как­то резко,
К выходу, насупясь, поспешил…
На окне качнулась занавеска.
Она без человеческой души.
* * *
Мне кажется, со всех сторон
Мою страну берут в полон.
И бьют и бьют меня больней
Каналы теленовостей.
Живу, как будто на вулкане,
Как в наркотическом тумане.
Прогнозов делать не берусь,
Куда несёт святую Русь?
* * *
Гуляет лихо вдоль Ветлуги
Топор разбойника­ворюги.
На Дальний нашинский Восток
Китайцев ринулся поток.
В Сибирь рванули инородцы…
Придётся вновь нижегородцам
По всей России собирать
Освободительную рать.
* * *
В стране несытых и несчастных
Я не могу быть безучастным
К страданьям братьев и сестёр,
Не затушив в душе костёр.
Мой соплеменник тощ и нищ
Среди разрушенных жилищ.
Здесь жертвой может стать
любой —
Не утихает в сердце боль.
Мне не до сладких песнопений.
Я не могу в такое время
Петь о цветочках и любви,
Когда закат горит в крови,
От пули падает боец,
Несостоявшийся отец.
В стране, где правит беспредел,
Талант и совесть не у дел,
Считая жалкие гроши,
Я не могу сидеть в тиши.
* * *
К вам обращаюсь я,
Сёстры и братья:
Как вам живётся
В «медвежьих» объятьях?
Крепче ль вы стали
Духом и телом?
Сыты ли вы
Ценовым беспределом?
Где вы, наследники
Славной Победы?
Или без боя
Сдались мироедам?
На наших несчастьях
Жируют буржуи
С великой печалью
И болью гляжу я,
Как на виду
У беспомощной власти
Враги раздирают
Россию на части.
У шаткого трона
Толпятся иуды…
Я не надеюсь
Больше на чудо.
Вас призываю:
Дружно и смело
Готовьтесь к борьбе
За рабочее дело.

Александр СЕДОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: