slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Виват, «MUSICA VIVA»!

Юбилейный вечер

Московского камерного оркестра «Musica viva» в Большом зале Московской консерватории превзошёл все ожидания. Это было музыкальное пиршество,величественный пеан Музыке, Музыкантам и чудесной силе Искусства.

 

Центром притяжения программы, её смыслом и сердцевиной стало исполнение коллективом под управлением маэстро Александра Рудина «Оды ко дню Святой Цецилии» Георга Фридриха Генделя. Грандиозная
14-частная кантата для солистов, хора и оркестра на слова английского поэта Джона Драйдена — не частая гостья на российской концертной сцене. И то, что именно это редко исполняемое сочинение стало кульминационным событием вечера, — не только галантный жест в сторону Святой Цецилии, христианской девы-великомученицы, покровительницы музыки и музыкантов, чей день памяти отмечается 22 ноября, но и свидетельство зрелости и мастерства оркестра как коллектива, пропагандирующего исторически достоверное исполнение старинной музыки.
  За тридцать лет существования оркестр проделал значительный путь: от коллектива при Владимирской филармонии под управлением Виктора Корначева к Московскому камерному оркестру при столичном Департаменте культуры.
  За плечами «Musica viva» тяжелые 1990-е, когда отсутствие финансирования и репетиционной базы поставило под угрозу само существование оркестра. Задача руководителей коллектива состояла тогда не только в том, чтобы постараться удержаться на плаву, но и в том, чтобы сохранить творческое лицо «Musica viva». К чести художественного руководителя маэстро Рудина, кредо коллектива было и остается неизменным: исполнять классическую музыку, искать и экспериментировать в русле академической традиции.
  Александр Рудин сознательно помещает музыкальную классику в основу репертуарной политики оркестра, видя свою личную историческую ответственность как музыканта в воспитании вкуса публики и в создании своеобразного культурного заслона перед напором псевдоценностей глобализации. «Музыка существует не на «бис». Её нельзя низводить до уровня развлечения», — убежден художественный руководитель оркестра.
  Наряду с исторически достоверным исполнением произведений эпохи барокко визитной карточкой коллектива стала работа по возвращению в концертный зал забытой музыки русских композиторов начала XIX века: циклов Вариаций для виолончели и струнных Михаила Виельгорского и инструментальной музыки Александра Алябьева.
  Ещё одна сфера деятельности «Musica viva» связана с исполнением малоизвестных сочинений западноевропейских композиторов XVIII—XIX вв. История музыки — не только история нескольких выдающихся произведений, считает Рудин. Это прежде всего процесс, осознание которого требует учёта того реального звукового контекста, в котором создавались музыкальные шедевры. Руководствуясь таким пониманием истории, оркестр под управлением Рудина впервые в России исполняет «Концертную симфонию» Иоганна Кристиана Баха и ораторию «Воскрешение и вознесение Христа» Карла Филиппа Эммануила Баха, «Концерт для скрипки, гобоя, виолончели и оркестра» Антонио Сальери и симфонию «Бред композиторов, или Современные вкусы» младшего современника Гайдна, австрийского композитора Карла Диттерсдорфа.
  Юбилейный концерт оркестра открыли две оркестровые сюиты Баха. Изящные старинные танцы галантно сменяли друг друга, расшаркиваясь в орнаментике барочных реверансов. Восемнадцать струнных инструментов в сопровождении basso continuo звучали прозрачно и ясно, без маслянистой романтической вибрации и сентиментальных замедлений. Во второй сюите для флейты, струнных и basso continuo солировал прекрасный немецкий флейтист венгерского происхождения Андраш Адориан. Хрупкое тело флейты в его руках плакало и пело, со щемящей пронзительностью изливая свою печаль. Протяжённые мелодические фразы звучали у него настолько безыскусно и естественно, что не было слышно, где он берёт дыхание и берёт ли он его вообще. Флейта Адориана пела, как птица, одинокая и прекрасная.
  Во втором отделении концерта к музыкантам «Musica viva» присоединились немецкий трубач Бастиан Лонерт, исполнительница на органе-позитиве Ольга Филиппова, директор оркестра Марина Бутир, представшая в роли клавесинистки, и Аркадий Бурханов со своей длинношеей красавицей-теорбой (басовой лютней). Место в оркестре нашлось и флейтисту Андрашу Адориану, и самому маэстро Рудину, который на время оставил дирижерский подиум для исполнения соло виолончели. Непривычно большое число солистов в кантате связано с содержанием «Оды ко дню Святой Цецилии», каждая часть которой посвящена одному или нескольким музыкальным инструментам: «Звонкий возглас медных труб / Нас зовет на сечь», «Громко. Громко прогремит / Чуткий барабан», «Но вот Цецилия в своей стихире, / К органу присовокупив вокал, / Смутила ангела, который / За небо землю посчитал»…
  Певцы-солисты заслуживают отдельной похвалы. Молодой австралийский тенор Эндрю Гудвин — любимец российской публики. Выпускник Санкт-Петербургской консерватории известен как исполнитель роли Ленского в последней постановке «Евгения Онегина» в Большом театре. Роль ему удалась, и даже сомнительная режиссура Дмитрия Чернякова не испортила впечатление от обаятельного, талантливого певца. И в «Евгении Онегине», и в «Оде ко дню Святой Цецилии» голос австралийского тенора звучал удивительно по-русски, тепло и проникновенно. Датское сопрано Сине Бунгоорд — умная, тонкая певица с прекрасным чувством ансамбля, продемонстрировавшая хорошую вокальную школу и умение фразировать выразительно и точно.
  В исполнении «Оды» принял участие камерный хор «Musica viva» под управлением Евгения Волкова. Партия хора не слишком велика, но именно ему поручены наиболее важные поэтические строки кантаты: «Из благозвучий, высших благозвучий / Вселенной остов сотворен / И Человек, венец созвучий; / Во всем царит гармонии закон, / И в мире все есть ритм, аккорд и тон».
  Виват, маэстро Рудин! Виват, «Musica viva»!
 

Елена ДОЛЕНКО.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: