slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Верность дружбе, мечте и делу

Заметки эти родились вследствие двух памятных поездок на Алтай, в которых так тесно переплелись прошлое, настоящее и будущее, что захотелось рассказать об этом.
Дружба, как мне кажется, – понятие мужское (вполне вероятно, что ошибаюсь, не зная примеров женской дружбы). Иногда мне думается, что дружба – выше любви (земной). Во всяком случае, бескорыстнее… Дружба знает множество примеров высочайших. Я восхищался дружбой писателей-фронтовиков Евгения Ивановича Носова и Виктора Петровича Астафьева, дружбой, полагавшей высочайшую требовательность в творческих вопросах. Так, Астафьев писал в «Зрячем посохе», что если рукопись прочёл и одобрил Носов, значит, её можно спокойно предлагать в любой журнал или издательство.

 


Фронтовики-писатели, очень малый процент из своего поколения, Богом убережённые в битвах, чтобы рассказывать истинную правду о великой войне, «добирали» образование на Высших литературных курсах при Литинституте. Они понимали, что бойкие исполнители тогдашнего социального заказа уже написали горы парадно-помпезных сочинений и сказать своё выношенное слово правды можно лишь в высокохудожественной форме. Знаю об этом не понаслышке: в 1989 году мне довелось с Виктором Петровичем и Анатолием Заболоцким, чудесным фотохудожником и кинооператором, работавшим с Василием Шукшиным, добираться на машине Заболоцкого из Москвы в Курск к Евгению Носову. Отлично помню и глубокие их серьёзные разговоры о жизни и искусстве, и воспоминания о мальчишески озорных проделках... В те дни мы съездили и на родину другого курянина, бывшего кремлёвского курсанта, прекрасного писателя Константина Воробьёва. Оказывается, его деревня от родовой носовской располагалась в каких-нибудь двух десятках километров. Богата же талантами русская глубинка!
А на Алтае родился пример изумительного по тем временам отношения к матери-природе – создания уникального, экологически чистого комплексного хозяйства в кедровых лесах. Знаменитый Кедроград – название ему придумал прекрасный писатель, жизнь положивший за наши леса и почвы, чистоту наших вод и воздуха, – Владимир Чивилихин. Он очень много писал о проблемах Кедрограда, не раз бывал там и, конечно, хорошо знал его основателей – выпускников Ленинградской лесотехнической академии. Дружбу с одним из них, Виталием Парфёновым, Владимир Алексеевич пронёс до последних дней своих. И свой «кедроградский архив», собираемый долгие годы, буквально за месяц до своей безвременной, но словно бы точно угаданной им кончины, передал Виталию с наказом – написать историю этого замечательного экологического предприятия.
В их дружбе, настоящей мужской, много моментов потрясающих. Так, однажды, когда Кедроград буквально травили с воздуха, распылив над небольшой его территорией то, чем предполагалось травить сорняки и вредителей на всём регионе, потребовалось срочно сообщить об этом в Москву. И Виталий, комсорг Кедрограда, пешком (не было иной возможности) преодолел 70 километров по заснеженной уже тайге, чтобы добраться до междугородной телефонной связи (тогда бы нынешние мобильники!). А из Москвы ответили, что нужны не просто слова, а документы. И срочно! Когда Виталий вернулся в Кедроград, тем же путём и способом, документы собрали. Но как их доставить? Фотей Шипунов, директор этого экспериментального хозяйства и инициатор его создания, честно признался Виталию, другу и единомышленнику со студенческих лет, что хозяйство ему ни на день нельзя оставить. А пройти тайгою, кроме них двоих, закалённых, опытных и сильных, никто не сможет. Так Виталий в третий раз за неделю одолел эти 70 км… Он был на краю гибели, выбившись из сил, уже почти выбравшись на автотрассу. Его, лежавшего на снегу, разглядел только острый взор алтайца-шофёра. До Москвы он добрался, документы передал, но его, полумёртвого и обезножившего, ни одна столичная клиника не хотела брать. И только настойчивость, пробивная сила настоящего друга и известного писателя Чивилихина спасла его.
А потом, когда стало ясно, что в борьбе с местными лесными чиновниками, которым нужны были сверхплановые «кубики» древесины вместо всех богатств кедровников, Кедроград был обречён стать обыкновенным лесхозом, Чивилихин сделал всё возможное и невозможное, чтобы «вытащить» Парфёнова в столицу. «Из министерства принесёшь гораздо больше пользы для спасения русских лесов», – убеждал Чивилихин друга. Убедил и министра, что такого рода специалисты, опытные и убеждённые, остро нужны именно в «верхах».
…Почти 11 месяцев, проведённых Виталием в клиниках столицы (сказались всё же злоключения кедроградских лет), возбудили даже гнев министра, который выговаривал Чивилихину: ты какого работника мне спроворил? Но Виталий Феодосьевич затем всей своей бурной деятельностью сполна оправдал доверие и друга, и руководства.
Я был невольным свидетелем этой высокой дружбы и в меру своих сил помогал Парфёнову выполнить завет друга – подготовить к изданию монументальный труд «Лесной бастион», где предстала история не только Кедрограда, но и всего лесного дела в России. И более того – история возникновения в 50—60-х годах прошлого столетия мощного экологического движения. А Виталию Феодосьевичу Парфёнову довелось после министерства работать уже в правительстве России, возглавлять природоохранный департамент, участвовать в экологическом всепланетном саммите в 1992 году в Рио-де-Жанейро. И там впервые более 150 государств мира документально признали тупиковым путь бездушного технического прогресса и беспредельного потребления природных ресурсов. Пусть не звучало слово «Кедроград», но его идеи – бережного, любовного отношения к природе, умения брать от неё ровно столько, сколько она могла возобновить естественным путём – эти идеи стали силой, овладевающей массами жителей всей планеты.
И надо же, именно тесное знакомство (хотелось бы думать – дружба) с Виталием Парфёновым привело меня к сотрудничеству с другим неутомимым борцом за чистоту наших вод — профессором Алексеем Филипповичем Порядиным. На съезде Всероссийского общества охраны природы, где я с трибуны говорил о том, что книга «Лесной бастион» — это человеческий и научный подвиг автора, подаренные им 200 экземпляров делегатам съезда – это их оружие в борьбе за экологию, профессор Порядин и попросил моей помощи: «Парфёнов дописывал свою книгу после инсульта, а я собрал огромный материал о воде. Но сумею ли дописать после инфаркта задуманную книгу о родниках России?»
Книга наша с профессором Порядиным «Родники России» увидела свет лишь после его безвременной кончины. И снова – это подвиг дружбы. Её издали и устроили презентации в Новосибирске, Москве и на родине Порядина верные его ученики, наследники и продолжатели его дела. Алексей Филиппович до работы первым заместителем председателя Комитета по экологии в правительстве России немало лет налаживал водное хозяйство в Сибири. Именно с него, по его «лекалам» создавался в Новосибирске тот самый Горводоканал, который теперь, возглавляемый его учениками, стал одним из лучших в стране.
И вот так проявилась верность в дружбе, мечте о чистых водах родной страны — и в практическом деле по её реализации. Уже не первый год Новосибирский Горводоканал проводит научно-практические конференции памяти профессора А.Ф. Порядина. И презентация книги состоялась в Новосибирске на такой конференции. А потом презентация была повторена в Москве. Генеральный директор ОАО «МосводоканалНИИпроекта» доктор технических наук, профессор Е.И. Пупырев превратил обсуждение научно-публицистической книги «Родники России» в своеобразный «круглый стол» по самым злободневным проблемам водопользования. Академик Ю.А. Рахманин, директор НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды, предложил провести презентацию и на родине профессора Порядина, на Алтае.
Так побывали мы в дивном месте Алтая, где родился А.Ф. Порядин – в Колывани, где воды горного озера, направленные через плотину, давали энергию камнерезным станкам старинного завода, помнящего и русского изобретателя-самородка Ивана Ползунова, и крупного немецкого учёного Гумбольдта. Вообще-то родился Алексей Филиппович в посёлке Колыванстрой, километрах в пяти от нынешней Колывани, куда он пешочком ходил в школу.
Узнали мы подробно, какой глубокий след в истории и культуре России оставили колывановские мастера. Думают ли посетители Эрмитажа, с восторгом разглядывая «Царицу ваз» (для которой пришлось строить специальный зал), что когда-то её вытесали из громадного куска цельной породы и бережно обработали в Колывани, что её несколько лет доставляли сначала «поездом» на лошадиной тяге до Урала, а потом по рекам и каналам в Санкт-Петербург? А была ещё и ночь у озера Белого с горой Синюхой, бездонная высь дышащего древностью алтайского неба…
В книге «Родники России», в частности, рассказывалось о свердловском опыте расчистки, оборудования, сохранения родников как явлении высокого экологического сознания. Промышленный Урал долгие годы был, увы, примером того, как технический прогресс вторгается в живую жизнь природы, оставляя страшные следы. Помню, например, свои первые впечатления от Нижнего Тагила (в студенческие годы я работал в молодёжной газете «На смену» и побывал во многих районах области). Казалось, роза ветров устроена здесь таким образом, что со всех сторон на город обрушиваются разного цвета дымы от многочисленных заводов. Как тут люди живут, чем дышат? А глубокие раны земли от разного рода открытых карьеров… Естественно, что и водоносным слоям уральской почвы доставалось немало отравы от промышленных стоков. И вдруг – именно Урал озаботился спасением родников. И – гораздо шире – спасением родников человеческой души, особенно в юности.
Естественно, на конференции говорили и о том, как много сделал академик РАЕН, профессор Порядин для развития водного хозяйства России. Впрочем, главным на конференции было продолжение и развитие идей выдающегося ученого и практика в современных условиях. Естественно, речь шла и об основных направлениях по защите от загрязнений прибрежных зон рек Катуни, Бии, озера Телецкого. Жемчужина Сибири – Горный Алтай становится все более привлекательным для туризма, как отечественного, так и международного. Накопленный новосибирцами, екатеринбуржцами, кемеровчанами опыт бережного отношения к водным ресурсам, обеспечения населения крупных промышленных центров всё более качественной водой может и должен быть востребован и с успехом применен и здесь, где когда-то был один из центров древнейшей цивилизации, куда веками стремились русские люди в поисках загадочного Беловодья…
В своём выступлении я связал воедино темы сохранения и сбережения родников России, её больших и малых рек с проблемами сохранения «лёгких планеты» – её лесов. Напомнил, что именно здесь, в горах Алтая, ровно полвека назад зародился эксперимент научно обоснованного комплексного хозяйствования в кедровниках. Именно леса берегут воду, в них рождаются родники и малые реки. Подвырубили бездумно кедровники – и теперь люди познали небывалой мощи паводки на берегах Бии и Катуни, рождающих одну из самых великих рек планеты Обь…
Как и задумывал директор Новосибирского Горводоканала Ю.Н. Похил, удивительно энергичный и широко образованный человек, выездная научно-практическая конференция превратилась ещё и в увлекательное путешествие к родникам русской, сибирской истории и культуры. Кроме Колывани побывали мы в знаменитом своей красотой ущелье Чемал, где по висячему мосту над Катунью прошли на наш сибирский остров Патмос, где воздвигнут храм в честь Иоанна Богослова, того самого верного ученика Иисуса Христа и евангелиста, которому на греческом острове Патмос и дано было увидеть грядущий апокалипсис. Какое неожиданное и своевременное напоминание о том, как хрупок наш земной мир, тем более что человечество само приближает неуёмным стремлением к прогрессу техническому, а не духовному неминуемый апокалипсис. Туристы могут здесь и пройти крутой тропой над бурной Катунью, и поднабраться адреналину, стремительно проносясь над одним из её рукавов на персональной подвеске, скользящей по канату… А потом была и гора Пикет с Василием Макаровичем Шукшиным, словно воскресшим кадром из его фильма «Печки-лавочки». Для меня эта встреча была вдвойне радостной: ведь с автором этого изумительного памятника Вячеславом Клыковым я был дружен. Он был членом редколлегии нашего журнала «Славяне».
На следующий год такая научно-практическая конференция снова была выездной – в этот раз на берега Телецкого озера. Господи, как мне жаль тех, кто не видел изумительной красоты этого горного озера, равного по чистоте вод Байкалу! И какое же оно по сравнению со «славным морем» — Байкалом, уютное, дышащее арийской, ведической древностью, с множеством неразгаданных тайн русской цивилизации…
И снова разговор о самых насущных проблемах водоснабжения, обсуждение инновационных проектов. Мечта и дело профессора Порядина – в надёжных руках.

 Валентин Свининников

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: