slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Валентина Толкунова

  На советской и российской эстраде такой она была одна из немногих — настоящая, без примеси фальши и пошлости. Женственная. Обаятельная. С открытым, лучистым взглядом, в котором светились добро, приветливость к людям. С улыбкой, удивительно преображавшей её лицо. С врождённым чувством такта.

Стоявшая особняком. Чистая струя в мутном потоке на-шей попсы и шоу-бизнеса. Сохранившая себя там, где на дух не выносят ничего истинного — искусства, душевности, тепла, благородства… Она – выстояла, не уподобилась большинству, что было совсем непросто в мире, где всех норовят причесать под одну гребёнку. Уже одно это говорило о силе её характера. И, конечно, о глубинной, народной сущности её таланта.
  Своим пением Толкунова окрыляла людей, утешала их, делала чище, лучше, добрее. И люди не могли не откликнуться на это. Она была любима десятками миллионов, слушателями нескольких поколений на всём пространстве бывшего СССР. И те, кто многие годы только слушал её по радио, видел её на экране или в концертном зале, и те, кому посчастливилось знать её и звать просто Валей, не могут не опечалиться сердцем, не скорбеть, услышав весть о её преждевременном уходе.
  …Последние годы встречались с ней в переделкинском шумном и гостеприимном доме Цаголовых — Цахиловых. Валя уже не очень хорошо себя чувствовала, но всегда была бодра, приветлива, сердечна. Поза «избранницы муз» ей не была свойственна никогда. «Передавай привет сестре Марине», — просила меня всякий раз.
  Давным-давно, без малого четыре десятилетия назад, мы работали вместе на одной сцене. Душным летним днём, 9 августа 1972 года, когда горели торфяники под Москвой и город был окутан дымной гарью, мы вместе с братом и сестрой в составе «Трио Линник» вылетали во Львов. Там начинались месячные гастроли — нескончаемая, ослепительная поездка по красивейшим городам запада и юга страны. Ужгород, Черновцы, Кишинёв, Одесса, Ялта, Севастополь, Феодосия...
  В огромной концертной бригаде, наспех сколоченной хитроумными администраторами «Росконцерта», собрались десятки исполнителей разного калибра: минская и одесская команды КВН, оркестр Всесоюзного радио и телевидения под управлением Людвиковского, Александр Масляков, Геннадий Хазанов, Георгий Гаранян, Евгений Мартынов…
  Была среди них и Валентина Толкунова.
  Это позже каждый из них по отдельности мог собирать полные залы и «делать сборы», а тогда все делали первые шаги – не очень уверенно, робко, наощупь. Были, конечно, и исключения. Лев Лещенко, с которым Валентина Толкунова подружилась тогда и дружила до конца своих дней, прямо с гастролей улетел на три дня на Международный фестиваль в польский Сопот. Вернулся лауреатом, исполнив там песню на слова Роберта Рождественского «За того парня». Сопотский фестиваль в те годы равнялся по значимости сегодняшнему конкурсу «Евровидения», так что имя Лещенко в глазах отечественной публики сразу взлетело в поднебесье.
  Что мы знали о Валентине Толкуновой тогда? Что она была женой композитора Юрия Саульского, пела в его джазовом ансамбле «ВИА-66», недавно развелась – любвеобильный музыкант нашёл себе новое увлечение. Развод переживала тяжело, и здесь, на одной концертной площадке с нами, по существу начинала карьеру певицы заново — как солистка, с совершенно другим репертуаром, в незнакомых программах, с новыми композиторами.
  Что такое гастроли? Далеко не только аплодисменты зрителей. Переезды из города в город, подъёмы затемно, тряска в поездах, автобусах, расселения в гостиницах. Посиделки заполночь. Открытые площадки, закрытые. Репетиции, прогоны в первой половине дня с непременным опробованием аппаратуры, звука в зале. Выступления, которых бывало и по два-три на день и в которых случались накладки: у кого-нибудь начнёт фонить динамик или микрофон, кто-то даст петуха. Но зрители по большей части были великодушны, заглушая неловкости своими аплодисментами.
  Кого-то из исполнителей снимают с гастролей за профнепригодность, кому-то нужно уехать по своим надобностям, в программе возникают новые люди. Словом, обычная гастрольная жизнь. На пароходе из Одессы в Ялту «Трио Линник» оказалось в одной каюте с Валей.
  Начинала Валя Толкунова непросто. Зритель, приходящий в те первые гастрольные дни в увитый зеленью, тенистый сад львовского городского парка, после грома Оркестра радио и телевидения СССР под управлением Людвиковского принял певицу не сразу и совсем не на ура – с её тихой и по-домашнему уютной манерой пения, негромким голосом, красивой, но совсем не «эстрадной» внешностью. Не вдруг, не сразу, по чуть-чуть, но сердца слушателей начинали оттаивать, подпадая под обаяние высокой лиричности Толкуновой, её песен, каждая из которых была как разговор со зрителем один на один. Правда, и песни были такие, какие редко пишут теперь…
  От концерта к концерту в той гастрольной поездке крепла нить, которая связывала Валентину Толкунову с аудиторией, тот неосязаемый, почти химический контакт со слушателем, который отличает всякого настоящего артиста от человека, на сцене случайного. Со временем пришли признание, зрительская любовь, воистину всенародная слава. За песни, которые стали достоянием народа. «Я не могу иначе», «Стою на полустаночке».
  Сколько исполнителей тогда начинало – красивых и не очень, талантливых и бездарных, с голосом и без! Летели, как мотыльки на огонь, к «большой сцене» с её обманчивой, дурманящей славой, капризной и переменчивой публикой, большими деньгами. Многие тогда — как и теперь, как и всегда — жаждали вкусить успеха, да немногие вкусили. Но те, кто устоял против соблазнов и медных труб за прошедшие десятилетия, добились стойкой известности и признания.
  Среди них оказалась и Валентина Толкунова. Теперь уже навсегда.

Виктор ЛИННИК.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: