slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

В начале было Слово

24 мая — День славянской письменности и культуры

    Словосочетание это в нынеш-ние времена в большом ходу, оно используется иногда и к месту, но куда чаще лишь для того, чтобы, по утверждению классика, образованность свою показать. Самый близкий пример тому — борзые телеящичные информаторы, которые за красное словцо готовы душу свою продать. Однако же и среди тех, кто им вольно или невольно внемлет, не редкость услышать бездумное повторение этого ходячего присловья. Не так давно в разговоре с одной вполне интеллигентной, даже слегка начитанной женщиной тоже пришлось услышать: «Так ведь, как говорится, в начале было Слово!». Я спросил: «А что дальше-то?». Собеседница моя смутилась, даже заметно покраснела и честно призналась, что не знает. А ведь дальше-то идут, можно сказать, главные и куда более значимые, исполненные великого смысла слова: в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог...

  Как видим, Слово не только возвеличено, но и обожествлено. И это понятно: ведь всё сущее сотворилось Словом, через Слово: Да будет твердь земная и твердь небесная! Да будет свет и будет тьма… Но и это ещё не всё. Далее сказано, что в нём, в Слове, была жизнь и свет человеков. И свет этот во тьме светит, и тьма не объяла его...
  Надо ли пояснять, что речь идёт не о дневном обычном свете, а о свете духовном?
  И если из библейских времён переступим в область последующей человеческой истории, то увидим, что о том или другом народе мы судим прежде всего по его духовному вкладу в общечеловеческую культуру. Если мы заговорим, к примеру, о Средних веках, об эпохе Возрождения, то каждый из нас, наверное, сразу же вспомнит Италию, великих итальянских художников Рафаэля и Микеланджело. Пойдёт речь о философии — обязательно назовём великих немцев Гегеля и Канта. Если же кому-то захочется порассуждать о литературе, то будь он немец или француз, англичанин или итальянец, ему никак нельзя будет умолчать, не вспомнить о русской литературе!
  Здесь, наверное, уместно будет привести слова нашего писателя и философа Василия Розанова: «Мы, русские, не создали пирамиду Хеопса, не создали семь чудес света, но мы создали великую русскую литературу». Если же кому-то покажется не совсем, как нынче принято выражаться, корректным — русским хвалить самих себя, — можно припомнить и другие иноземные источники. Например, известный китайский писатель Лу Синь убеждённо считал, что «русская литература и культура богаче любой другой иностранной литературы и культуры». И опять оговорюсь: возможно, кому-то это покажется неким преувеличением: мало ли что, мол, китайцу из далёкой Азии могло пригрезиться, хотелось бы услышать кого-нибудь из ближних европейцев. Что ж, пожалуйста. «Я не знаю в мире ничего более великого и достойного, чем русская литература». Это слова Кнута Гамсуна. Знаменитому норвежцу вторит, чуть ли не слово в слово, немец Томас Манн. Вне всякого сомнения, как тот, так и другой, понимали толк в литературе, им, как говорится, и карты в руки — они оба нобелевские лауреаты.
  Надо ли после всего сказанного объяснять, сколь важно, сколь значимо было появление письменности на Руси — этого священного истока всей нашей тысячелетней культуры?
  Как раз в год празднования тысячелетия России в 1862 году и были впервые почествованы создатели славянской азбуки Кирилл и Мефодий. (Они, отлитые в бронзе в «многолюдном» микешинском памятнике, стоят на почётном месте среди самых знаменитых мужей нашего Отечества.) В Москве, в университетском храме, состоялась служба, посвящённая первоучителям славян.
  Отмечался День письменности и в последующие несколько лет. Однако же отмечался, к сожалению, очень скромно, а после I885 года и вовсе coшёл на нет.
  И лишь через сто лет, уже в советское время, в 1986 году, моим давним другом русским писателем Виталием Масловым праздник славянской письменности был возрождён. Союзом писателей в Мурманске традиционно отмечались Дни литературы «Баренцево море». Так вот в рамках этих дней и был проведён Праздник письменности.
  Мы, приехавшие на праздник литературы вместе с мурманскими писателями, утром пошли в школы города и провели урок Слова. Затем с теми, кто нас слушал в школах, и жителями города с флагами и транспарантами торжественно прошагали по главному проспекту Мурманска. А вечером в огромном зале Дворца культуры состоялся длившийся более трёх часов литературно-музыкальный вечер величания Слова.
  Передавал я свою информацию о празднике в «ЛГ» по телефону глубокой ночью. И зная по опыту, как при прохождении материала через редакционные кабинеты у него нередко и заголовок меняется, и текст запросто сокращается, я просил-умолял: пожалуйста, Христа ради, сохраните мой заголовок, а будут сокращения — что ж, ладно, но обязательно оставьте в неприкосновенности последнюю фразу.
  И в вышедшем номере газеты в левом верхнем углу третьей полосы можно было прочитать: «Праздник славянской письменности». Такое словосочетание, да ещё и в многомиллионнотиражной газете, прозвучало после 1885 года, то есть, спустя столетие, впервые. Что же до последней фразы, то о ней надо сказать особо.
  В 1862 году, после упомянутого уже первого праздника, посвящённого первоучителям, Иван Аксаков в издаваемой им газете «День» высказал пожелание, чтобы в будущем празднование это «установилось по всей России, от Успенского собора в Москве до сельской церкви в самом глухом захолустье». Вот и моя последняя фраза выражала то же «общее пожелание всех участников праздника, чтобы он стал всероссийским, всесоюзным».
  Ну а теперь, после этого необходимого экскурса в историю остаётся сказать, что эстафету праздника письменности от Мурманска приняла Вологда, а затем передала её Новгороду. Новгородскому празднику, что называется, повезло: он совпал с 1000-летием крещения Руси. После Новгорода праздновали День письменности столицы славянских республик – Киев и Минск, потом Смоленск и Москва. К этому времени был уже основан Международный фонд славянской письменности и культуры, а президентом Фонда Вячеславом Клыковым был установлен на Славянской площади памятник Кириллу и Мефодию.
  И всё, казалось, хорошо. Праздник уже получил статус государственного и вон как успешно шагает по русским городам — как тут не возрадоваться?! Увы, радоваться пока нечему. Я перечислил несколько городов, в которых проходили так называемые главные праздники, то есть с участием в них руководителей Фонда, писателей, художников, музыкальных ансамблей и т.д.
  А почему же праздник и по сей день не дошёл не то что до каких-то захолустий, но и до многих других городов России? А ведь вроде бы ни запрета, ни лимита на его проведение не было и нет. И что же получается: нынче, например, главное празднество определено в Коломне, а остальные-то города будут «отмечать» этот знаменательный День лишь пятиминутным глядением в ТВ-ящике репортажных, ничего ни уму, ни сердцу не говорящих картинок?
  Ладно, не будем говорить о захолустных сёлах, об умирающих деревнях. Но областные-то центры, в каждом из которых есть писательские организации, насчитывающие до пятидесяти, а то и более членов Союза, — они-то почему так равнодушны к этому празднику культуры, к своему, можно сказать, профессиональному, единственному в годовом календаре празднику?
  Я знаю несколько небольших городов, где праздник письменного слова проводится постоянно, из года в год.
  Взять хотя бы, для примера, Арзамас с его широко известным культурным центром — педагогическим институтом. Там не только празднуется День письменности, но и выходит журнал «Арзамасская сторона», издаются стихи, сказки, исторические и краеведческие работы.
  Доброму примеру Арзамаса следует и соседний с ним город Сергач. Там тоже вот уже более десяти лет – считай традиционно! — проводится праздник Слова, и не так, чтобы 24 мая пройти с флагами по главной улице города, пошуметь — и до будущего года. Праздник готовится, если так можно сказать, весь учебный год. Ещё в начале его в местной печати публикуются темы конкурсных сочинений, в написании которых участвуют старшеклассники всех — мне бы хотелось подчеркнуть это — всех школ района. Таких сочинений набирается не менее полсотни, и их литературный уровень не ниже, а, может, даже и повыше того, на каком изъясняются наши телеведущие: две работы недавно были удостоены публикации в столичной периодике. В праздничный же день 24 мая на главной площади города объявляются победители конкурса и награждаются вместе с помогавшими им учителями грамотами и пусть и небольшими деньгами.
  A какой-то месяц назад сергачанам даже удалось собрать лучшие конкурсные работы и издать их книгой. Книжечка невелика по объему, но хорошо оформлена и кратко, ёмко озаглавлена: «Праздник Слова в Сергаче». Какой прекрасный подарок к грядущему празднику! Этой книгой будут торжественно награждаться 24 мая нынешние победители литературного конкурса.
  Один из недавних годов был у нас объявлен Годом русского языка. Что ж, доброе дело. Давно пора стать на защиту нашего бедного (по словарному составу самого богатого в мире) языка. В последнее время изгаляться над ним стало как бы знаком хорошего тона. И по сей день идет усердное затаптывание многих глубоких по мысли и красивых по звучанию исконно русских слов с заменой их чужестранной тарабарщиной (слово «встреча», например, стало мяукающим «саммитом»). Чтобы как-то оправдать, легализовать низвергаемую с театральных и иных подмостков матерщину, ТВ устраивает специальную передачу с почти научными доказательствами того, что без мата вообще нет русского языка. Ведущий — М.Швыдкой.
  Год русского языка… Прошло много всевозможных «круглых столов», симпозиумов, даже конференций, на которых были высказаны умные и дельные слова в защиту русского языка. Но что изменилось?
  Пройди по московским улицам — на крышах и карнизах многих зданий нагло сияют всеми цветами радуги огромные чужеязычные рекламные щиты. И будьте уверены — не только ни один щит не будет погашен, их станет ещё больше. Во Франции журналиста за использование иноязычного слова при наличии такого же в родном языке штрафуют. У нас же из ТВ-ящика можно слышать: «Мы позиционируем свой бренд в секторе хай-мидл-класса...», и никто ни о каких штрафах даже не заикается, а это значит, позиционирование брендов будет продолжено и дальше.
  А вот если бы — не раз и не два на наших Сергачских праздниках, говорил я сам себе — в каждом городе и в каждой деревне, в каждой школе и каждом, от первого до одиннадцатого, классе День равноапостольных Солунских братьев чествовали и славили ими данное нам письменное Слово, картина, наверное, могла быть другой, защита родного русского слова была бы более надежной. Нет, это не наивная мечта: сразу и сейчас мало что изменится. Я говорю о нашем завтрашнем дне, говорю о будущем.
  С праздником Слова, сотоварищи по перу и по слову!

Семён ШУРТАКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: