slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

У итальянского дедушки недержание…

Работающий в Москве вахтовым методом, а живущий под итальянской Тосканой (куда сманил и младшего брата, прикупившего себе поместье с винодельней!), престарелый кинорежиссёр Андрей Кончаловский почему-то совсем не переживает по поводу возврата рекордного для российского кино многомиллионного долларового кредита, полученного им от ВЭБа на фильм «Щелкунчик».
90 миллионов долларов на фильм не получал даже его брат Никита!
«Щелкунчик», снятый на английском языке на лондонской киностудии, никто не захотел смотреть по обе стороны государственной границы России. В связи с чем Кончаловский воскликнул со страниц «Комсомольской правды»: «Я уж теперь не понимаю, что нужно американскому зрителю!»
Нас с вами он за зрителей не считал и не считает. Хотя деньги на свой киноопус получил именно в России.
И вот маэстро дал интервью русскоязычному пропагандистскому(!) журналу «Новая Польша», где позволил себе высказывания, пикантные до неприличия:
«…Совершенно не важно, верит кто-то в Бога или нет. Религия содержит определённый культурный заряд. У русских средневековый менталитет, и виной тому — православие.
Обратите внимание, что нет ни одной богатой православной страны. Ни одной. И ни в одной не сформировалась буржуазия. Буржуазия есть лишь там, где есть католичество.

У нас нет способности к самоанализу и возможности философской дискуссии. В России почти нет дискуссий. Отсутствие глубины мысли, рефлексии, к сожалению, идёт от православия, которое является интуитивным и не практикует никаких полемик. Таким образом, разница в том, что у  вас важны совершенно иные ценности, нежели в России.
…В средневековье главным богатством была земля. А земли больше нет — чтобы разбогатеть, надо у кого-то отнять. То есть, каждый, кто разбогател, сделал это за счёт другого. И русские до сих пор не любят, когда кто-то богатеет, а это очень средневековое мышление.
Самая большая наша проблема в том, что в России так и не сформировалась буржуазия. А если мы хотим развиваться, она должна сложиться. Хотя иногда у меня нет уверенности, что мы хотим развиваться.
А массы, например, говорят, что у них нет необходимости иметь дома туалет. Так, 40% россиян заявили в каком-то опросе(!), что они с удовольствием облегчаются на улице. И дело не в дикости людей. Это вопрос культурных кодов. В средние века туалет был не нужен, а потом у нас так и не сформировалась буржуазия, благодаря которой вводились определённые нормы поведения и определённые ожидания. При обычном положении вещей буржуазия определяет уровень этих ожиданий, а потом они идут вниз, в народ. Люди хотят иметь то же самое, что буржуа. У нас этого нет.
К сожалению, власть в руках у Путина только на словах. Он не управляет, не модернизирует. Он лишь совершает иногда эффектные поступки, но это не лидер, толкающий страну вперёд.
Наши диссиденты часто думают, что достаточно заменить Путина, и всё изменится. Это наиболее типичная, наивная ошибка русской интеллигенции, которая виновных всегда ищет в Кремле. Разве, когда мы его заменим кем-то другим, люди перестанут вывозить мусор в лес? Выбрасывать окурки в окно? Поймут, что им всё же пригодится туалет в доме? Нет, этого не произойдёт. Перед Россией сейчас стоят цивилизационные вызовы, и нам нужен кто-то, кто попытается с ними справиться.
К сожалению, люди в России очень терпеливы. И это, с одной стороны, великая ценность, а с другой — великая трагедия…»
Прожив многие годы за океаном, маэстро привык жить в долг, как почти все окружавшие его американцы. Долг перед банком ему до конца дней не выплатить. Но, допускаю, есть надежда, что «Никита как-нибудь договорится!» А у Никиты Сергеевича «Утомлённые солнцем-2», хоть и собрали в прокате 9 с хвостиком миллионов долларов, не отбили даже одной пятой части денег, потраченных на сей «шедевр».
В той самой «рыночной экономике», которая так безумно нравится старичку Кончаловскому, режиссёр, раз за разом проваливающийся в прокате со своими «шедеврами», никогда бы не получил у банкиров ни гроша на очередную свою затею.
А у нас получает! Теперь два брата абсолютно убеждены, что им никто не откажет в невиннейшей просьбе отсыпать пару-тройку миллиардов на создание сети «патриотических» закусочных. Как пылко восклицал персонаж Никиты Михалкова в фильме «Инспектор ГАИ», шеф районного автосервиса, впавший в истерику от попыток лейтенанта ГАИ заставить его ездить по общим для всех правилам: «Ты пойми…Мне – можно, а тебе нельзя!...Вот мне можно, а тебе нельзя!»
Абсолютно точная формула жизни всей нашей «элиты», робеющей честно сказать про себя «Я говно!». Это почти буквальный повтор реплик признавших себя данной субстанцией персонажей фильма «Глянец» (2007 год), последнего русскоязычного творения маэстро Кончаловского.
Андрей Сергеевич, сокрушающийся, что сограждане якобы справляют нужду где попало (что за «опрос» он цитирует, «классику», похоже, самому неведомо!), конечно же, помнит многовековой запах мочи, до сих пор не выветрившийся из садов Версаля. И вроде бы должен гордиться тем, что ныне Москва завалена собачьими какашками не хуже его любимого Парижа.

Сергей Иванеев,
член президиума Собора русского народа.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: