slovolink@yandex.ru

Тамерлан вместо Таймураза

В Северной Осетии глава республики Таймураз Мамсуров честно отпахал дважды по пять лет и ушёл без скандала.
Отмена прямых выборов у граждан восторга не вызывает. Но сколько-нибудь серьёзных протестов пока незаметно. Все смирились, что выбор делает Кремль, а республиканский парламент его только «поддерживает».
Надеялись, что Путин даст шанс Сергею Такоеву, премьер-министру при Мамсурове. Но он был слишком связан с прежней командой, а наверху хотели некоторых перемен в новых условиях, вызванных событиями последних лет. Заслугой Мамсурова считается сохранение стабильности после потрясшего республику теракта в Бесланской школе 1–3 сентября 2004 года. Но с экономикой дела обстоят неважно, республика в долгах, как в шелках.
Вот так и возник Тамерлан Кимович Агузаров, занимавший с 2011 по 2015 годы кресло депутата в Госдуме, а до того 12 лет исполнявший обязанности Председателя Верховного суда республики. На всех постах Агузаров демонстрировал полную лояльность, особых амбиций не проявлял, всё это должно было сыграть в его пользу на уровне московских кабинетов. В итоге 13 сентября 66 из 67 депутатов парламента республики проголосовали за него.
Пост сдан, пост принят…

Удобно думать, что кто-то придёт и решит проблемы, которые сами граждане десятилетиями решить не могут или не хотят.
Что ждёт от нового руководителя патриотическая, государственно ориентированная обшественность?
Агузаров действительно сходу сделал ряд шагов, которые можно охарактеризовать либо как популистские, либо как новаторские. Нелицеприятно высказался об ответственности прежних руководителей за положение в республике, не снимая вины с окружения: «Мы все виноваты». Обещал навести порядок в налогообложении, повести борьбу с коррупцией. Сделать приоритетным интенсивное развитие сельского хозяйства. Практические шаги тоже не разочаровывают. Агузаров оперативно принял меры по нераспространению и ликвидации кишечного вируса в Алагире (сотни отравившихся водопроводной водой). Назначил премьером популярного бизнесмена Виталия Битарова (гендиректор пивоваренной компании «Бавария»). Заговорили даже о преодолении застарелой осетинской болезни – хионизма (кумовства при распределении должностей). И в самом деле, кому (кроме самих чиновников) не понравятся такие слова: «Наше общество разделилось на два противоположных лагеря: с одной стороны — чиновники, с другой – народ. И между ними — огромная пропасть. Потерять доверие народа проще простого, гораздо сложнее его восстановить».
Какой жизненный проект предлагают нам местные власти?
Этого не уточняет Агузаров. «Наше общество расколото».
Мы про какое общество? Аудитория, к которой обращается новый глава, привыкла судить об обществе, народе в пределах республики. Этот же народ в речах местных политиков легко трансформируется в «народ Осетии» (часто добавляют – «единой и неделимой»)», «осетинский народ». Как будто в республике живут одни осетины, а республика является собственностью и исторической родиной одного этноса. «Национальная республика» осетин и для осетин – вместо многонациональной по Конституции. При Мамсурове на эту идеологему работали наука и образование, СМИ и учреждения культуры, и, конечно, все три отрасли власти, включая судебную, во главе которой стоял именно Агузаров. Будет ли изменён этот вектор республиканской политики – вопрос, который, думаю, беспокоит нас всех.
Альтернатива этническому национализму в границах республик сформулирована достаточно ясно. Есть Конституция России, где провозглашено равенство всех граждан «независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения». В дополнение к этому, «никто не может быть принуждён к определению и указанию своей национальной принадлежности». Но вот в школах Северной Осетии усиленно проводится политика навязывания осетинского языка детям всех национальностей. Уже с детских садиков воспитание переводится на осетинский язык. Право выбора языка (конституционное) игнорируется, и главный «паровоз» идеи осетинизации обучения, профессор Тамерлан Камболов, настойчиво проводит мысль (с помощью услужливых СМИ): якобы осетинское государство имеет право принудительно вводить изучение осетинского языка в школах.
В принятой «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» указана цель: «упрочение российского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации)». Но в республиках, в том числе в РСО-Алания, уже давно ведется работа по формированию собственных политических наций (татарской, чеченской, осетинской) со своими «национальными» органами власти, наукой, мифологией, образованием, флагом (национальным!), гимном (национальным!) и только что не гражданством.
Какова позиция Агузарова на сей счет? Станет ли он и дальше потакать буйно расцветшему осетинскому национализму? Или всё-таки повернёт в сторону создания условий для упрочения российской гражданской нации?
Я ссылаюсь на законодательные документы. Но все мы понимаем, что в России с её правовым нигилизмом порой важнее позиция политического руководителя. Агузаров обязан своим выдвижением Путину и демонстрирует подчёркнутую лояльность к Президенту России.
Как сам Путин формулирует приоритеты в национальной политике? Президент России тоже, естественно, оперирует понятием «российская гражданская нация», при этом отдаёт отчёт в том, что является угрозой национальному единству: «замкнутые, обособленные национальные анклавы, в которых часто действуют не законы, а разного рода «понятия» (Владимир Путин. Россия: национальный вопрос. НГ. 23.01.2012). «Национальные», а в перспективе – моноэтнические республики и есть те анклавы, в которых вместо законов используются такие понятия как адаты и агдау (архаические осетинские обычаи), возрождение которых на полном серьёзе считал важнейшей задачей господин Мамсуров в одном из посланий к парламенту.
Процитирую важный для темы диалог Алины Левитской, ректора Северо-Кавказского федерального университета, осетинки по происхождению, и Путина на X съезде Российского союза ректоров 30.10.2014 г.
А.Левитская: «…(наши) исследования показывают, что российская гражданская идентичность молодёжи юга России является устойчивой, но значительно уступает по значимости этническому и конфессиональному профилям самоидентификации молодого человека. […] основные смыслы, ценности, принципы человеческой жизни укладываются в понятийный аппарат именно этнической идентичности, этноконфессиональной идентичности, а факт принадлежности к российскому гражданству очень важен для молодых людей, но с точки зрения этих ценностей и смысла человеческой жизни он, конечно, уступает». То есть, на первом месте у молодёжи «юга России» (Северный Кавказ, включая Северную Осетию) этническая идентичность, а гражданская (российская) на втором или третьем (после конфессиональной).
В.Путин: «...коллега Левитская отнесла эту работу – работу в гуманитарной сфере – к числу стратегических. Полностью с этим согласен. В чём дело? Если мы с вами не сможем сформировать, воспитать хорошего специалиста, у нас, конечно, не будет будущего. Это очевидный факт. Нам нужны люди со специальными знаниями и навыками. Но если мы не сможем воспитать человека с широкими, глубокими, всеобъемлющими, объективными знаниями в гуманитарной сфере, если мы не воспитаем человека самодостаточного, но осознающего себя частью большой великой многонациональной и многоконфессиональной общности, если мы этого не сделаем, у нас с вами не будет страны».
Вот мнение президента: если мы не подготовим хороших специалистов, мы будем неконкурентоспособны, страной без будущего. Плохо. Но если мы не воспитаем людей с гражданским чувством, чувством принадлежности к единой российской нации, у нас просто не будет страны. Сравним угрозы и поймём важность преодоления этнического изоляционизма в «национальных» республиках. Государственный деятель призван думать не только о сегодняшнем дне, а заглядывать вперёд на годы и десятилетия. Поэтому-то на первый план выдвигается задача строительства гражданской нации и борьба с этническим национализмом, которого в республике выше крыши. Но эта задача даже не намечена в первых выступлениях Агузарова. Остаётся в тренде: Осетия для осетин. Вот, скажем, встречается 18 августа Агузаров с Залиной Кануковой, директором главного гуманитарного института республики – СОИГСИ им. В.И. Абаева. Чего хочет Канукова? Помощи в отстаивании (перед ФАНО) «автономного статуса единственного в мире института осетиноведения».
Это что? Гуманитаристика (огромная отрасль науки) уже сведена до уровня осетиноведения? Человека не изучаем, изучаем осетин! Институт уже не российский, а «национальный» осетинский? Другие национальности не в счёт. И «полемизируем» (я знаю, что такое полемика с представителями других национальностей: это голая пропаганда без грана научности) с такими же «национальными» институтами (Ингушетии, Кабардино-Балкарии и др.). Вместо того, чтобы отстаивать общероссийские, общенациональные интересы, проводить исследования в интересах 145 миллионов россиян, а не 500 тысяч осетин. Как это согласуется с идеей воспитания «человека самодостаточного, но осознающего себя частью большой великой многонациональной и многоконфессиональной общности» (Путин).
И напоследок – о «русском факторе» как возможном ресурсе преобразований. Признаться, надежд на активность русских и славянских, а также казачьих организаций в республике мало. Они немногочисленны и маловлиятельны. Не в последнюю очередь – из-за проводимой десятилетиями национальной политики в пользу «титульной» нации. Самое большее, на что рассчитывают члены этих организаций, – это увеличение (или сохранение) доли русских в различных руководящих, коммерческих и прочих структурах, что возможно лишь при адаптации к нормам доминирующего осетинского общества. Они, ведомые, утратили прежние качества государствообразующего народа. Великая задача обустройства России на её окраинах, отстаивания российских интересов им не по плечу.
Что касается центра, то многочисленные чиновники и весьма своеобразные люди, не владеющие материалом, но называющие себя «экспертами», бывающие на Кавказе наездами, предпочитают не портить отношений с местной властью и властным окружением. Концепции единой политической нации, так красиво сформулированной в документах, недостает политической воли. Позиция президента по этому вопросу чётко сформулирована: единая гражданская нация – главный приоритет, но людей, способных преобразовать слова в дела, не видно.   
 
Сергей Перевалов,
кандидат исторических наук.
Владикавказ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: