slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Свет далёкой "Искры"

                                                                                         День рождения медали

Предпоследней блокадной зимой 1942—1943гг. голодный и промёрзший город жил уже предчувствием судьбоносных событий. Предвестием грядущего освобождения стал знаменательный день 22 декабря 1942 г., когда Указом Президиума Верховного Совета СССР были учреждены медали: «За оборону Ленинграда», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда».

Ими согласно положению должны были награждаться не только военнослужащие, но также «лица из гражданского населения, принимавшие участие в обороне». К ним, в сущности, относились почти все жители тогдашнего Ленинграда — именно так и восприняли они рождение новой награды Великой Отечественной войны.

Газета «Правда» писала в те дни: «Медаль на груди защитников этих городов будет памятью о героических днях, когда затаив дыхание вся наша страна следила за мужественной борьбой, когда весь мир выражал своё изумление и восхищение перед стойкостью, бесстрашием советских воинов, перед их беззаветной преданностью Родине».

Отмечая 65-летие учреждения этой медали, в Музее обороны и блокады Ленинграда подготовили специальную экспозицию, посвященную награде, которой, начиная с 1943 г., были удостоены более двух миллионов человек, в том числе 15 тысяч малолетних граждан — о них напишут потом: «Нам в сорок третьем выдали медали и только в сорок пятом паспорта». Блокадные дети, как их зовут до сих пор, теперь уже бабушки и дедушки, встретились в тот памятный день у музейной экспозиции: Зоя Пешкова (Каркавцева), точившая снаряды для «катюш» на заводе им. Калинина, Надежда Николаева, фрезеровщица завода им.Кулакова, Изосим Дракунов, ученик токаря на судоверфи, Лидия Юдина, для которой на заводе «Автомат» смастерили специальные подмостки: «До того была мала — не видать из-под стола», как пелось в одной военной песне тех лет.

Среди блокадных детей, награжденных медалью «За оборону Ленинграда», были ставшие потом знаменитыми спортсмены. Тринадцатилетние Галя Зыбина и Юра Тюкалов будут через девять лет первыми из ленинградцев олимпийскими чемпионами: на XV Играх в Хельсинки Зыбина завоевала золотую медаль в толкании ядра, а Тюкалов — в академической гребле. Шестнадцатилетний юнга из Кронштадта Паша Харин на Олимпийских играх 1956 г. в Мельбурне будет увенчан золотой и серебряной медалями, выступая в гребле на каноэ. Юная участница обороны города Лидия Сехова (Чернова) дважды после войны завоюет звание абсолютной чемпионки мира по конькобежному спорту.

Но вернемся в ту блокадную зиму, когда измученный город не мог знать, что уже 2 декабря 1942 г. Ставка Верховного главнокомандования утвердила план совместной операции Волховского и Ленинградского фронтов против немецкой группировки войск «Север» под командованием генерала Кюхлера, в распоряжении которого были пять полностью укомплектованных дивизий 18-й полевой армии, превративших Шлиссельбургско-Синявинский выступ в мощный укрепрайон: он замыкал блокадное кольцо с суши и разделял 15-километровым коридором два советских фронта. Наступление Красной армии на этом участке получило кодовое название «Искра», которой Ставка придавала решающее значение в зимней кампании 1943 г. на северо-западе. Как писал впоследствии Г.К.Жуков, Верховный главнокомандующий неоднократно высказывал ему своё беспокойство за исход операции «Искра».

 

Эхо ленинградского метронома

Наступил вторник, 12 января 1943 г. Напряжённая мглистая тишина, нависшая над скованной льдом Невой, взорвалась в 9 час.30 мин. по всему переднему краю: с правого берега реки началась артподготовка. На участке прорыва немецкой обороны плотность огня нашей артиллерии на один километр фронта была порядка 144 орудий. По направлению главного удара войск Волховского фронта плотность артиллерии была ещё выше — 180 орудий. С двух сторон по вражеским позициям били одновременно 4500 пушек и гвардейских минометов «катюш». В 11 час.45 мин. пошла в наступление пехота.

Так началась операция «Искра», завершившаяся ровно через шесть суток кровопролитных боев в 9 час.30 мин. 18 января, когда на 66-м километре Мурманского шоссе, там, где позднее установят, обелиск «Прорыв», встретились бойцы передовых соединений двух советских фронтов.

Всемирно известная певица Галина Вишневская, кавалер ордена Ленина, Алмазной медали города Парижа, французских орденов литературы и искусства и Почетного Легиона считает самой главной своей наградой медаль «Зa оборону Ленинграда», которую она получила в 1943 году. Девчонке не исполнилось ещё шестнадцати лет, когда в родном Кронштадте её зачислили в отряд местной противовоздушной обороны. Жили на казарменном положении в комнате на двадцать коек. «Прорыв блокады 18 января 1943 года я запомнила на всю жизнь, — пишет Галина Павловна в своих мемуарах. – Сижу вечером одна в комнате, все в кино ушли, тут же в доме. Музыку по радио передают. Я у печки задремала, и вдруг музыка оборвалась, и я слышу сквозь дрему голос диктора Левитана: «…Правительственное сообщение... наши доблестные войска… блокада Ленинграда прорвана!» Боже мой, и я одна это слышу! Я вскочила — что делать, куда бежать? Надо сказать, кричать, кричать: «Товарищи, жизнь! Блокада прорвана!» А вдруг показалось? Вдруг приснилось?»

Прошло уже 65 лет с тех пор, как не включается больше легендарный ленинградский метроном. Но эхо его не умолкает до сих пор, будоража человеческую память и побуждая исследователей вновь и вновь обращаться к блокадной теме, тщательно отыскивая в мифах и легендах битвы за Ленинград крупицы исторической достоверности. Ещё одно свидетельство тому — прошедшая минувший осенью в Петербурге международная конференция «Ленинградская блокада: спорное и бесспорное». Российские историки и их коллеги из Белоруссии, США, Великобритании, Канады, Дании, Финляндии делились сведениями, почерпнутыми в рассекреченных архивах разных стран за последние 10—15 лет. Участники дискуссий договорились оперировать только фактами, оставив в стороне эмоции и соображения политической конъюнктуры.

Инициатора встречи, одного из авторов знаменитой «Блокадной книги» Даниила Гранина, до сих пор не покидает ощущение некой странности происходившего на подступах к городу осенью сорок первого года. 17 сентября полк ополченцев, где он воевал, покинул во приказу Пушкин и направился в сторону Ленинграда. По дороге не встретилось никаких укреплений, заслонов — путь был открыт, по крайней мере на этом участке фронта. Но немцы в город не стремились. Зимой 1941—42 гг., когда писатель находился в укрепрайоне у поселка Шушары, не один он не понимал: чего же добивается враг. «Немцы прекрасно знали плачевное состояние нашей обороны, но не пытались захватить город, — вспоминает Даниил Александрович. — А боевые действия вели будто лишь в оправдание своего присутствия здесь».

Доктор исторических наук Валентин Ковальчук напоминает о приказе Гитлера — ни в коем случае не принимать предложений о сдаче города, если таковые поступят. Это вызывало раздражение немецких командиров. Тогда последовала пояснительная директива: город может быть заминирован, поэтому вводить туда войска нецелесообразно.

По мнению финского историка Охто Манниена, Германия намеревалась переложить проблему управления Ленинградом на Финляндию, но та не приняла на себя эту ношу, избегая прямых военных действий против русских.

Военный историк Юрий Лебедев, автор книги «По обе стороны блокадного кольца», находит единственный ответ на вопрос, «Почему немцы не вошли в Ленинград» — да потому, что был приказ — город не брать. Учёный, хорошо знакомый с немецкими архивами, обращает внимание на то, что в советской историографии делается упор на план Гитлера уничтожить и стереть с лица земли Ленинград. И обычно упускается из виду, что в этом плане не было предусмотрено наземных боевых действий немецких войск в городе. Ленинград, по словам исследователя, был превращён в огромный концлагерь, а германской 18-й армии группы «Север» уготовили участь надсмотрщика. Такая роль, как свидетельствуют немецкие источники, вовсе не поднимала боевой дух: солдаты пришли воевать с вооруженным противником, а не смотреть, как мирное население умирает от голода.

Профессор Петербургского университета Никита Ломагин занимается проблемой тоталитаризма: существует такая концепция в нашей историографии — дескать, победа была обеспечена не героизмом жителей, а свирепым повсеместным контролем органов безопасности. На город с населением в 2,5 миллиона человек 1200 офицеров НКВД, даже с учетом 30 тысяч агентов-осведомителей, недостаточно, считает учёный, для осуществления тотального контроля над жителями. Кроме того, в блокадном городе при чрезвычайно низкой мобильности затруднительно было собирать и проверять информацию, поскольку архивы подготовили к эвакуации, и составленные прежде досье выпали из оперативной работы. Так что контроль не был тотальным, но эффективным: нигде не произошёл сколько-нибудь серьезный акт саботажа, хотя во время блокады критическое отношение горожан к власти заметно росло.

Любопытное исследование материалов городской прокуратуры, ставшей в блокаду военной, провёл старший научный сотрудник Петербургского института истории РАН Александр Рупасов. Например, охранница одной артели донесла, что её начальник ходил сдаваться немцам. Тот оправдывался: под трамвай попал, голову разбил, в больнице лежал. Прокурорские работники не поленились, запросили лечебные учреждения и выяснили: был такой гражданин. Дело закрыли. Другой случай: участковый милиционер обнаружил в одной квартире пятиламповый приемник, который давно уже полагалось сдать в органы. Дело передали в прокуратуру, которая провела экспертизу с целью выяснить, можно ли с его помощью передавать и принимать шифровки. Через два месяца получили результат — нет. Никого не посадили. Примечателен и такой штрих: на некоторых материалах прокурорских проверок есть приписки: «Дело закрыть ввиду сильной истощённости обвиняемого».

И всё-таки трудно обойтись без эмоций, говоря о блокаде. Не удержались, как ни старались, и участники конференции. Британский ученый Джон Барбер, опровергая утверждение о том, что оборона Ленинграда становится темой даже не общероссийского масштаба, а просто событием в жизни одного города, горячо настаивал: история блокады представляет интерес для людей всего мира. Обходить тему героики доктор исторических наук Николай Барышников считает большой ошибкой, поскольку её невозможно исключить из числа причин, по которым мы победили.

Учёные оказались едиными во мнении: решающую роль в победе сыграло, как было сформулировано несколько неуклюже с точки зрения языка, но очень верно по сути, «наличие большого количества хороших советских людей». А общим знаменателем для всех был патриотизм.

 

И наша слава
нас переживёт

Завершившаяся 65 лет назад операция «Искра» не поставила победной точки в битве за Ленинград: до окончательного разгрома немецких войск и полного освобождения от блокады оставалось еще 374 дня. Но смертоносное кольцо было разорвано. Уже с 7 февраля по сооружённой в кратчайшие сроки железнодорожной ветке с Большой земли пошли эшелоны с продовольствием, был увеличен хлебный паек.

25 февраля 1943 г. бюро горкома ВКП(б) приняло постановление о производстве медали «За оборону Ленинграда». Заводу «Красный выборжец» поручены прокат латунной ленты и вырубка основ медали. На сталепрокатном и проволочном заводах изготавливают ленты для колодок и латунную проволоку для крепления медали с колодкой, стальную проволоку для булавок. На предприятиях местной промышленности начинается производство булавок и колец, соединяющих медаль с колодкой. Чеканка и полная сборка медалей возложены на Монетный двор. Уже в марте здесь изготовлено пятьдесят тысяч медалей, а в конце первого полугодия – миллион.

Война ещё идёт, ещё осада,

И, как оружье новое в войне,

сегодня Родина вручила мне

медаль «За оборону Ленинграда».

Эти строки Ольга Берггольц, которую называли музой блокадного Ленинграда, написала 2 июня 1943 года. В тот день в числе первых получили медали командующий Ленинградским фронтом Л.А.Говоров, члены Военного совета фронта генерал-лейтенант А.А.Жданов и генерал-майор А.А.Кузнецов, хирург И.П.Виноградов, народная артистка СССР В.А.Мичурина-Самойлова, гвардии капитан Н.Г.Щербина, сбивший накануне немецкий «юнкерс» в небе над городом, ученик 239-й школы Октябрьского района Юра Артюхин, отличившийся на сельскохозяйственных работах. До конца 1943 года медалью наградили один миллион 92 тысячи человек, в том числе около 300 тысяч гражданских лиц.

К медали прилагалось удостоверение — изготовленная в блокадной типографии простенькая картонная обложка, обтянутая коленкором. На одной стороне обложки было напечатано стихотворение ленинградского поэта Вадима Шефнера, которое заканчивалось словами:

Пройдут года!

Пройдёт чреда столетий,

и пусть мы смертны,

но из рода в род

переходить медали будут эти,

и наша слава нас переживёт.

Санкт-Петербург.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: