slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Снова Русь «меж двух враждебных рас».

Сергей СомовСергей СОМОВ

АВОСЬ

Вымираем.

По миллиону в год.

Изласкали «оттепели»

гиперборейское древо.

Господин президент,

не настал ли черёд

поручить культуртрегерство

Нине Андреевой?


Кто виноват...

Центробанк?

Уолл-стрит?

«Неприкасаемые» повадки щучьей?

Промышляющий «травкою»

крез-неофит?

Самодостаточный Киже

подпоручик?

 

За вопросом — вопрос.

Но помазанники молчат,

расселившись по

— с позолоченными клозетами —

квартирам,

иноводителю

из-за плеча

указуя что-то подкорректировать.

 

В тараканий ударился бег

по планете

(знать, не от хорошей жизни)

агасфер-нобелиат,

неприкаянный «экс»,

комбинатор

пустоприлавочного социализма.

 

Головешку Белдом

подарил нам

«энтот»,

на засыпку —

лезгинистую Чечню...

Ан и мы благодетелю —

на шею ленту,

бриллиантовую мелочню.

 

Оловянных солдатиков командор,

неба ас,

пилигрим...

Генетический пролетарий!

перекрыл бег дорог твоих

мастодонт,

ватиканистый Рим.

По-над «этой страной»

реешь в сальто-мортале.

 

Часть шестая Земли...

Полукружья планеты —

не бильярдного ль поля шары?

ВЕСТ —

свободы фантом

с «демократором» воздетым,

ОСТ —

пробудившихся Азий

сарынь.

 

Снова Русь

«меж двух враждебных рас» —

как набат,

как пароль,

как тревожное эхо...

С кем «за други своя»

ты на этот раз,

Россия XXI века?

 

Настоящего радио голос —

твёрд в пикировке

с необушизмом в Багдаде...

А наутро уж

с низколобых тумб

на углу Петровки

москвичей приветствует:

— How do you do!

трафаретный Буш.

 

В пол-Арбата корона!

осьминог на блюде...

Фениксы

византийской принцессы

крылышкуют твой Тауэр...

Будто всплеск ностальгии:

— Революций в России не будет.—

Убедительно, сэр!

 

Где-то там,

в Прибайкалье,

в конуре из панельных льдин,

на решетке чугунной

вымерз некто Аистов —

бывший гвардеец,

штурмовавший Берлин,

вечный должник Чубайсов.

 

«Мир — хижинам, война —

дворцам!»

Обезумевшие

от крови и долларов

эти

объявили войну интернатовцам-

детям.

 

С молотка — землица.

Хапь, заморский гость!

В рот разверстый

въехал дышлом

гаер...

 

А державник во Христе —

АВОСЬ

всё запрягает.

 

СИМ ПОБЕДИШИ

— Вам понятен приказ,

господа офицеры?! —

Гневный скрип каблука

у распахнутой двери.

Непредсказуем,

как бультерьер

перед большой кровью...

 

— Прямой наводкой! — налегая

на «эр»,

и прощай

«трансваалева» кровля.

 

Карнавал

краснопресненских слав

захлебнулся

у моста Горбатого,

в рваль дубасовщины устлав

жертвенник 1905-го.

 

Поутру

Белый дом супротив Кремля.

Ермолафия площади —

перед шествием на Ваганьково...

Жертвы путча,

псалмы,

речи: «Пухом земля...»

И к народам России –

Обращение с танка.

 

Венедиктовщина.

Словеса рикошетят, звеня.

Жанной д’Арк на броне

«сам»...

Раскаянием расквашен?

Пробурлил:

— Чада кроткие!

простите меня,

что не смог уберечь

соплеменников ваших...

 

Стяг

серпа и молота

принародно поправ,

каинит

взвил штандарт

под «гитану» и лязг дюрали,

Драмоделы раздраконили

песнопения в хит-парад,

с побежалостями

Ростроповичевых регалий.

 

Но «империя зла»

вся Герникой вопит —

и заштатный заводишка

(груда жестянок),

и овеянный славой времен

Монолит,

бесприютной России Меч и Щит,

на раскатистом пятачке Лубянки.

 

Четвертован «КРАЗами»...

Лишь торчит пьедестал,

сбиты скрепы,

задраены диалектики ниши:

пьедестал осенён

деревянным скелетом креста,

по карнизу — белилами

«Сим победиши!»

 

С нами Бог!

И уж вот

над булыжьем, как встарь,

— лицедеям габровцам

на удивление! —

в три девятки окован,

церетелиевский «самовар»

крестовозносится —

заблудившимся в окормленье.

 

Снова «40 сороков»!

Да по «спальным» углам —

золотой опояс,

чтоб не бедствовали Евлогии.

И маячит

над парком Победы

вигвам

двуединый —

во славу Гоги и Магоги.

 

Оседлали Поклонную

юродствующие обаятели.

«На помойку истории

бесовской музейщины кладь!»

И гарцуют

по крошеву Слав

двух Отечественных

святоши «на осляти»,

распустивши «велие чудо» —

сусальную благодать.

 

Щит державный?

Выступ капища?

Членовозы вкатили

аж под самую триколорь

над курганом:

— Но пасаран! —

Славословят бытье эльдорадово

ребята весёлые

Бен и Билли,

гарант суверенной России

и прав человека гарант...

Площадь Красная

в удавке часовен стеклярусной.

Барражирует на воздусях

реанимированный филей.

— Не потеррр-плю! —

клюнет

в бронзу-бицепс Маркса.

— Не потеррр-плю! —

коготь оттянет

о кремень-Мавзолей.

 

А на проспектах

и перекрестках Москвы,

без подоплеки классовой,

и дудут

и гремят — иду на Вы!

кастаньеты кастрюль

и шахтерских касок.

 

— «Дом Отца...»

А человека ради

стоит ли канителиться?! —

сетует радио —

«почтелица». —

Прытко набожные руководители,

господа!

Пятилетка — в четыре года?

Эта бездна церквей

всегда

есть верный признак

отсталости народа.

 

Не лучше ль

в приходе каждом,

для толерантных сограждан,

на все времена! —

взамен иероглифов

врубить письмена

Белинского к Гоголю.

 

Господа триумфаторы!

Не вы ли

к нам,

на житный двор

притекли с камарильей

диссидентствующих Пандор?

Русь святую умыли

смердяковщиной

солженицынских «былей»?

 

Вод Канарских чаши,

куршавельские горки ли —

помнят ваши

Валтасаровы оргии.

 

Как на театре

боевых действий в Чечне:

«Скончался видный...» —

телетайпируют агентства,

в коридоре больничном,

на топчане,

в палатах не было места».

 

ВЕТЕРАН

Кавалер «Золотой звезды»,

робкий пасынок Дня Победы...

В час людского прибоя

у зубчатых твердынь, —

вот непоседа!

 

Кавалер «Золотой звезды»,

бронзы с профилем сократолобым

Где оно —

время твоей страды?

Лацкан сплошь

в разноцветье колодок.

 

Мерной поступью

брусчатке в ритм

промаячил ты к заповедной шири.

О, как радужен,

сном бессмертья повит,

твой Полюс Мира!

 

Никакой фальцет «тропиканок»

Васс

не заглушит в душе твоей

зык мембранный:

— Да осенит вас

Ленинское знамя!

 

Мера — за меру.

Конец войне!

На скрижалях:

Человек — Земля — Космос.

Каравеллы « Союзов»

и на Луне —

след колёсный.

 

Но державно витийствующие

Филареты лжи,

валютных пирамид ползучие ужи

указали

с откоса Блаженного Василия:

— Под микитки

застойно-треклятую жизнь...

Суверенная

vivat Россия!

 

Дым Отечества улетучился,

как мирская тужиль.

От Москвы

до дрейфующих в НАТО окраин

византийствуют снова

кондовой Руси муляжи...

Над кремлевскими башнями

звёзды сверкают.

 

Не Победы — день гнева!

Разливистый триколор...

Мавзолей,

по-швыдковски рекламой зашторенный...

На полуторках,

под присмотром младобушевских свор,

пронеслись победители —

не на свалку ль истории?..

 

Что окно в Европу?

Прорубили дверь

Россиянин

без акцента произносит «Yes!»

Лишь одна забота у него теперь:

из подъезда выйти

и живым

нырнуть в подъезд.

 

Май-2008, парад-алле!

На флагштоке Кремля

триколор полощется.

Салют вам, пиарщики,

расчехвостившие Мавзолей

под голгофника

на Красной площади.

 

Помпадурь фанфаронствует

на все лады —

роз ветров в волчке,

в чаду Норд-Остов...

 

Так-то,

кавалер «Золотой звезды»,

мученик русского холокоста.

(Публикуется в авторской редакции).

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: