slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Слово на марше

Наша первая встреча с поэтом Сергеем Сомовым, помнится, состоялась лет шесть назад в редакции российско-итальянской газеты «Модус вивенди», которая изредка предоставляла свои страницы московским литераторам, заглядывающим на «огонек».
  Признаюсь, Сергей Сомов уже тогда удивил открытой и твёрдой приверженностью идеалам, в те годы усиленно втаптываемым в грязь «демократическими СМИ». Те подняли на свои знамёна «общечеловеческие ценности», и далеко не все искренние поклонники «гласности и открытости» разглядели за громкоголосой риторикой плотоядный оскал международного олигархического капитала.

 

  В ту пору многие, даже широко известные литераторы, от ясного и недвусмысленного слога «социалистического реализма», от живо волновавших общество тем и проблем, от обличения заскорузлой партноменклатуры и сверхжёсткой централизации управления переходили на трескучую скороговорку критики всего и вся, смешивая божий дар с яичницей.
  А Сомов — вот как:
  Соцдержава, страна созидателей, —
  ведьмой шастает на метле
  с той поры,
  как «Толяны»-стяжатели
  окопались в моём Кремле.
  Не слабо.
  «Пост номер один» — так называлось стихотворение Сергея Сомова, которое мы «предали тиснению» в первом выпуске независимого альманаха «Московский Парнас» за 2003 год. Из него эти саркастически точные строки, суть которых (не стихи, а суть!) сейчас вспоминают политологи, когда размышляют о том, что дала нашей державе «дружба» Горбачева с Бушем-старшим, а Ельцина с Клинтоном:
  Браво, Тэтчер! за пепси банку
  Майкл партию сдал и Soviets.
  А в самом деле, что мы получили от демократического Запада за то, что ценой неслыханных утрат и сил поставили на колени немецкий фашизм и освободили Европу от коричневой чумы? За то, что по доброй воле, за пустые обещания распустили военный блок стран — участниц Варшавского договора, противостоящий НАТО? За то, что под бодрые заверения дяди Сэма в одностороннем порядке сократили свои наступательные вооружения?
  Прав поэт: получили банку пепси и кока-колы.
  В том же 2003 году Сергей Сомов предложил «Московскому Парнасу» свой «Апокалипсис» (выпуск 3) — небольшую сатирическую поэму-плакат, не потерявшую, впрочем, своей актуальности и сегодня.
  Имеющий уши да услышит.
  Вымираем по миллиону в год.
  Изласкали оттепели
  гиперборейское древо.
  Позиция властей по ЭТОЙ важной для любой страны, для любого народа проблеме в последние годы изменилась — и резко. Но исправить запущенную ситуацию не так просто.
  Обобщения поэта хлёстки, порой панорама современного противостояния миров рисуется броскими штрихами: явна намеренная перекличка с Александром Блоком («Возмездие») и с Сергеем Есениным («Страна негодяев»).
  Снова Русь
  «меж двух враждебных рас» —
  как набат,
  как пароль,
  как тревожное эхо...
  С кем «за друти своя»
  ты на этот paз,
  Россия XXI века?
  Вспоминается и горлан, главарь поэзии начала XX века, оглядывающийся в поэтическом стане. А что? Он, пожалуй, отметил бы схожую ритмическую поступь и лексическую хватку Сергея Сомова, как отметил тогда асеевское вторжение в русло «пролетарской поэзии»: «этот (Асеев) может, хватка у него моя!»
  Сходство почерков, выбор тем, смелость обобщений, вынос во главу стихов и компактных, сжатых, как пружина, поэм актуальных, общенародных проблем и вопросов — вот характерные приметы и новой книги Сергея Сомова «Камо грядеши, Русь?»* Стихи «Пост номер один» и «Апокалипсис», о которых я говорил, вошли в неё. Несколько усилен и развит «Апокалипсис» (стихи теперь называются более точно, они приближены к нашему мифологическому, метафорическому, но ныне усиленно вдалбливаемому в мозги, будто бы аж генному — русскому «авось»). Авось, получится! Авось, кривая и выведет! Это русскому-то, что по общемировому признанию, долго запрягает, да быстро едет.
  Разве на авось наши предки изобретали и первый паровоз, и радиопередатчик, и телевизор, и вертолёт?
  Но вот она — жёсткая, неприкрашенная правда времени.
  Что окно в Европу?
  Прорубили дверь.
  Россиянин
  без акцента произносит «Yes!»
  Лишь одна забота у него теперь:
  из подъезда выйти
  и живым
  нырнуть в подъезд.
  («Ветеран»).
  Слыханное ли дело! То в одном городе, то в другом у ветеранов — дедов и отцов наших, что разгромили фашизм в его логове, подонки, признаваемые судами вполне вменяемыми, воруют и продают боевые награды?! Мало того, не останавливаются и перед убийством уже беспомощных стариков.
  В поэме «Садовое кольцо», заслуженно выдержавшей уже несколько изданий, во весь рост встает альтер эго поэта — «малокровки набатно-железных лет», не изгоя, не блудного сына, не размокшего в покаянном всхлипе интеллигента, не ищущего сочувствия показного словесного трюкача, не эпигона, не записного краснобая-плюралитика. Альтер эго подлинного сына своего трудового века, творца невиданных взлётов и побед страны, соорудившей города-новостройки, страны, дотянувшейся до звёзд, и страны, подвергшейся смертоносному облучению радиации «горбистройки». (Отличный неологизм, Сергей Сомов!).
  Вот кому хватило и смелости, и мужества сказать о нашей «гнилой интеллигенции» верные и резкие, как пощечина, слова:
  Главковерх-новомышленец,
  хлопец «от земли», на публике,
  принял вольт ортодокса,
  в Макиавеллиев войдя азарт:
  — Да! и формулу
  Союза соцреспублик
  обновим
  на ССГ, поп-арт...
  Вызов брошен.
  С кем вы, премногоуважаемые
  мастера культуры?
  Родина — зовёт!
  Евтушенки, Нуйкины,
  Коротичи и Можаевы?
  — Пардон! –
  кто в кружало,
  кто в аэропорт.
  В литературных кругах долго помнят правду-матку, брошенную в лицо, как перчатку!
  У критики, даже самой задиристой, вроде бондаренковской, не хватило такой смелости, даже запоздалой. Опять в чести многие из тех, кто призывал Ельцина: канделябрами их, Борис Николаевич!
  (Это тех-то, кто призывал к осмотрительности, к сохранению традиционных ценностей в культуре.) Чего там? Помните призыв до сих пор не покаявшихся подписантов: «Раздавите гадину!». Раздавили. Что дальше? Вот и вымираем по миллиону в год.
  Я ни слова не сказал об образности, метафоричности сомовского письма. Считаю, что в наступательной лирике излишнее внимание к изобразительной оснастке даже вредно. Здесь главное — позиция, энергия, атака, призыв не столько к сердцу, сколько к разуму. Верно заметил о сомовской книге обозреватель «Правды» Виктор Кожемяко: «Поэт взывает: очнитесь!»
  Не только взывает, подчеркну я: он бьёт в набат совести, обращается к чувству самосохранения, к здравому смыслу наконец.
  Куда идём?
 

Леонид ХАНБЕКОВ.

 
  *Сергей Сомов. «Камо грядеши, Русь?». M., «Голос-Пресс», 2009.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: