slovolink@yandex.ru

СИЯНИЕ РОССИИ

Поэт Николай ЗиновьевНиколай Зиновьев, поэт из Краснодарского края, родился в 1960 году в станице Кореновской. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, в университете. Работал грузчиком, бетонщиком, сварщиком. В 1987 году вышла его первая книга стихов. На сегодняшний день у Николая вышло шесть книг. В 2005 году ему была присуждена Большая литературная премия России. Стихи краснодарского поэта часто печатаются в журналах, они быстро расходятся по стране без всякой рекламы по радио или телевидению. Валентин Григорьевич Распутин в этом году пригласил Зиновьева в Иркутск на фестиваль «Сияние России» и, представляя поэта, сказал: «В стихах Николая Зиновьева говорит сама Россия».

В книгу вошли стихотворения, написанные автором в последние полтора года.

* * *

Люблю я тихий час закатный,

Когда остынет пыль дорог,

Когда чуть влажный и прохладный

С реки подует ветерок,

Когда над зеркалом запруды

Две-три звезды встречают взгляд,

Когда умолкнут словоблуды,

А молчуны заговорят...

 

поэзия

Это только слов игра,

Это мыслей перепляска,

Это тонкая игла,

Это чувственная сказка.

 

Это — тоненький рожок,

Петь его не приневолишь.

Это только смерть, дружок.

Только смерть, дружок. Всего лишь...

 

И когда, готов к отплытью,

И горит прощальный свет,

Ты приходишь вдруг к открытью,

Что и в счастье счастья нет.

 

* * *

Спасёт ли нас небесный витязь

Или взликует вороньё?

Наденьте чистое бельё

И, на колени встав, молитесь!

 

Сбежали крысы все из трюма

К заокеанским берегам.

А мы спокойно и угрюмо

Глядим в глаза своим врагам.

 

* * *

Давно по миру слух ползёт,

В умах родившись не в убогих:

Россия скоро упадёт.

Не веселитесь наперёд!

Коль упадёт — придавит многих.

 

А может статься, что и всех.

Что, кроме мокрого следа,

Тогда останется от мира?

Молитесь лучше, господа,

За нашу Русь, а то — беда.

 

Так мне пророчествует лира.

 

НАКАНУНЕ

 

Он к людям являлся в обличиях

разных,

Являлся с дарами Отца Своего.

Но мы все, погрязнув в делах своих

праздных,

Ослепнув, по сути, отвергли Его.

 

Когда же Судьёй Он к нам явится

грозно,

То всё уже будет напрасно и поздно.

 

С душой, отягчённой и блудом,

и срамом,

С поклажею лет, проведённых грешно,

Бежать, чертыхаяся, толпами

к храмам...

Не думаю, что это будет смешно.

 

* * *

От вас, молодые, не скрою:

Не Божью, но знал благодать,

Я Родину видел такою,

Какой вам её не видать.

 

Я видел такую державу,

В Империи жил я такой,

Что вечно за прошлую славу

Я буду держаться рукой,

Иначе я рухну, как древо,

На нынешний глядя народ,

Глядящий то вправо, то влево.

А мы зрили только вперед.

 

* * *

«Людскому роду нет переводу»

Жили-были, были живы.

А теперь где все они?

Всех сгубили, порешили

Годы, месяцы и дни.

Снова люди народились,

Но в грядущее взгляни:

Те же, те же притаились

Годы, месяцы и дни.

Что им гаркнуть, шайке-сброду?

Вековую чем сбить спесь?

Что нет людям переводу?

Ну а вдруг он есть?..

 

ЛЮБЛЮ

 

Я этим словом не бросался,

Я для тебя его берёг.

Я долго ждал и вот дождался:

На мой ступила ты порог.

 

«Какая длинная дорога,—

Сказала,— я чуть-чуть посплю».

Ты стала первой после Бога,

Кому я смог сказать: «Люблю».

 

ЗВОНОК ЖЕНЫ

 

Судьба мне пошла на уступку.

Ты мне позвонила! Бог есть!

Я трубку беру, как голубку,

Благую принёсшую весть.

 

Веду себя, будто контужен,

Слезинки срываются с век.

Неужто кому-то я нужен,

Никчемный, пустой человек?

 

ВО МГЛЕ ВЕКОВ

 

Приснился сон мне на рассвете,

Он снится мне уже не раз,

Что я лечу во мрак столетий,

А там светлее, чем у нас.

 

Хотя и там хватает лиха,

Но не о том веду я речь:

Там ещё можно свергнуть иго,

Святую Русь нашу сберечь...

 

* * *

«Мы дети страшных лет России»

А. Блок.

Не наливай, сосед Василий!

Мы всё уж пропили своё.

Мы дети страшные России,

А годы ни при чём её.

 

Давай признаемся хоть в этом,

Быть может, нас ещё простит

Бог, у нас бывший под запретом,—

Творец у твари под запретом! —

Как это дико ни звучит...

 

РУССКАЯ ДОРОГА

 

«Во имя России

Нас в чреве носили.

Во имя России

Бросают нас в бой.

Во имя России

Дай, Боже, нам силы!»—

Пел мальчик, охрипший,

С пушком над губой.

Чеченская рядом рванула граната,

И рухнул парнишка, уже не дыша.

И русской дорогой,

Незримой и торной,

К престолу Творца

Полетела душа.

А утром по части приказ огласили,

Потом известили, как водится,

мать...

Во имя ушедших

По русской дороге,

Во имя России

Прошу я вас встать!..

 

* * *

Я взял классическую лиру,

Безмолвна каждая струна.

Играть не хочет лира миру,

Которым правит Сатана.

 

Кто из поэтов не философ?

И мне мир нынешний не мил.

И я поставлен пред вопросом:

Сменить мне лиру или мир.

 

СЫНУ

 

Какой подарок от родителя,

Сынок мой, ждёшь от своего?

А если ангела-хранителя

Тебе отдам я своего?

 

Пусть у тебя их будет двое,

И безопасней станет путь —

Ведь время нынче-то какое!

А я? А я уж как-нибудь...

 

ОТПОВЕДЬ НА ОТПОВЕДЬ

 

«Не хочу. Презираю. Довольно.

Обивать мой высокий порог».

«Отповедь». Ю. Кузнецов.

Невысокий стесал свой порог,

Пусть заходят и друг, и подруга,

Все, кто нищ и кто духом убог,

Заходите, как в церковь, без стука.

Заходите и лжец со льстецом,

Заходите, не пятьтесь обратно:

Кто из нас не бывал подлецом

В этой жизни хотя б однократно.

 

Пусть душа и грешна, но чиста

Моя мысль и, как небо, просторна:

Не могу я представить Христа,

Говорящего людям с Креста:

«Не хочу. Презираю. Довольно...»

 

ЭЛЕГИЯ

 

Вот тот реки изгиб,

Вот тот калины факел,

Вот здесь я и погиб

Когда-то, светлый ангел.

 

Девица шла из вод,

Облита лунным светом,

Сияя телом. Вот

Так ангел стал поэтом...

 

История моя,

Быть может, и банальна.

А может быть, светла.

А может быть, печальна.

Кто точный даст ответ,

Тот точно не поэт.

 

* * *

«Сотри случайные черты

И ты увидишь: мир прекрасен!»

А.Блок.

Поэт, поэт в каком же ты

Жил заблужденье милом.

Стереть случайные черты

Возможно только с миром.

 

Но так прекрасна мысль сама

Великого поэта,

Что отметаешь хлад ума

И сердцем веришь в это.

* * *

Осталась от бабушки прялка

И светлая скорбь на душе.

О, Господи, как же мне жалко,

Что нет её с нами уже.

 

Никто мне «Мыкола» не скажет,

Но в снах моих, полных тоски,

Я вижу: в раю она. Вяжет

Христу шерстяные носки...

 

НИЩАЯ

 

В коробку кинул сто рублей,

Хотел казаться я добрей,

Чем есть на самом деле.

 

Но русский дух — нет шире духа.

«Возьми,— сказала мне старуха, —

Обратно деньги, не греши!

Ты подал их не от души».

 

И я пристыженный и робкий,

Взяв свою сотню из коробки,

Поплёлся медленно к воротам,

В душе гордясь своим народом.

 

* * *

Духом я о России скорблю,

Её годы-страницы листаю.

Я ведь Родину очень люблю,

А за что? Никогда не узнаю.

 

И не надо мне этого знать,

Те слова не для смертного слуха.

Мне довольно, что чёртова рать

Знает силу скорбящего духа.

 

* * *

Да, я выбрал такую судьбу,

От которой не будет мне сладко.

На душе — на заплатке заплатка,

Как ворон на могучем дубу.

 

И все нехристи косятся зло,

И все черти плюются при этом.

Мне несладко. Но мне повезло,

Что родился я русским поэтом.

 

Слава Богу и маме поклон.

Повторяю я снова и снова:

«Да не сдастся вовеки в полон

Неподкупное русское слово!»

 

РУКА МОСКВЫ

 

Из камня выжимала сок

Рука Москвы и онемела —

И сразу нечисть налетела,

Чтоб пожирней схватить кусок.

 

Но вдруг все с нами вновь на «Вы» —

Прошло, исчезло онеменье.

Сильнее нет руки Москвы,

Творящей крестное знаменье.

 

Уйдёт беда водой в песок,

Крестись, Москва, и бесов мучай,

Но всё ж дави из камня сок

Другой рукой, на всякий случай.

 

ВСТРЕЧА

 

Встретил в поле старушку в пальто,

Хоть и жаркая осень стояла.

«Всё не то, всё не то, всё не то»,—

Как заклятье она бормотала.

И загадка внезапная, тусклая,

В душу мне, как слеза, заплыла:

«Ты, бабуль, не Поэзия ль Русская?»

Она горько сказала: «Была...»

 

* * *

Мужик-кремень шёл, искры высекая

О выступы скалистые судьбы.

Судьба была такая и сякая,

А он был как бы символом борьбы.

 

Копилась с каждой искрою

усталость,

Искрашивалась каменная плоть.

От мужика лишь искорка осталась

И от неё свечу зажёг Господь.

 

* * *

Искусство лжёт, как Сатана,

И борода его из ваты.

И не искусства ждёт страна,

А повышения зарплаты.

За все грешки и все грехи,

И за свиданья с Музой-дурой

Я вас прошу мои стихи

Не называть литературой.

 

РАЗГОВОР С СОБОЙ

 

При свете лампочки больничной

Подумай, брат, о жизни личной,

О Боге, смерти, о судьбе,—

Как ни хотелось бы тебе.

 

Подумай в липкой тишине

О сыне, дочке и жене

И о родителях, их жизни,

О своей горестной Отчизне.

 

Подумай, брат, и о Вселенной,

И смысле Истины нагой,

И о Поэзии нетленной,

В которой ты ни в зуб ногой...

 

* * *

Равнодушный к бесславью и славе я,

По родимой плыву стороне

На своём островке православия,

Подгребайте, кто хочет, ко мне.

 

На земле всё сгорит и расплавится,

Всё сожрёт ненасытный огонь,

Только мой островок и останется,

Потому что он — Божья ладонь.

 

* * *

Разгулялась, эх! — гулянка,

Пляшет в мисках холодец.

«Жизнь — жестянка! Жизнь —

подлянка!

Всё равно один конец».

 

Бабы все худы, как жерди.

Мужики — не фраера,

Но уже среди них черти

Появились. Спать пора...

 

Я проснулся спозаранку

И застал в разгаре пьянку.

Крик мой: «Русь, как ты дика!»

Полетел через века.

 

Долетел мой крик до Бога,

Бог сказал: «Ты не страшись:

Всем, кто русский, в рай дорога,

Адом им была вся жизнь».

 

* * *

Стало мало русского в России.

Всё заморье к нам переползло,

Исподволь подтачивая силы,

Молча мировое сея зло.

 

Издаёт бесовские законы —

На костях устраивать пиры...

Отчего ж мы, русские, спокойны?

Потому что это до поры...

 

* * *

 

«Хотят ли русские войны?»

Е.Евтушенко,

 

Да мы ни дня не жили мирно,

Мы ежечасно на войне

Со всею нечистью настырной,

Что в наших душах и вовне.

Мы тем и русские, что в тягость

Всем, кто не верит во Христа...

И словоблуд лукавый Гангнус

Вопрос свой задал неспроста.

 

* * *

Разговор

с вернувшимся из чечни

 

— Ты что ж вино так хлещешь,

милый?

Иль у стакана нету дна?

Ведь ты одной ногой в могиле...

— А у меня она одна.

 

Другую, видишь, откосило —

Не знаю, где теперь она.

Война, наверно, попросила,

А Родина сказала: «На».

 

И дотянув стакан с винишком,

Промолвил тихо, не спеша:

«Россия — щедрая душа,

Но всё же, кажется мне,

слишком...»

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: