slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Школа «оранжевых» революционеров

Окончание. Начало в № 13—14.

  Конечно, в российские молодые головы со страниц журнала «Наш взгляд» усиленно внедряется официальная шляхетская версия катынской драмы, кстати, претерпевшая за последние годы существенные изменения.
  Сначала катынские жертвы в польских СМИ назывались просто офицерами, что соответствовало действительности. «Уничтожение польских офицеров в 1940 году следует назвать военным преступлением, не подлежащим прекращению за давностью («Новая Польша»).

  Потом польские журналисты поняли, что «просто офицеры» звучит с недостаточной пропагандистской силой, и в СМИ появилась другая формулировка: «интеллигенты, которые в сентябре 1939 года надели старые мундиры, чтобы защищать Родину от нашествия гитлеровских войск, а попали в руки Сталина».
  Но этого показалось мало идеологам катынского мифа, и они выработали новый блистательный штамп, выбивающий слезу ненависти: «Были расстреляны люди, составляющие костяк польского государства: офицеры и чиновники, адвокаты и врачи, учителя и поэты. Это была хладнокровная попытка уничтожить элиту общества».
  Подобную, последнюю по времени версию (которая повторена в журнале «Наш взгляд» с прибавлением сословия священников) надо, видимо, понимать так, что советские энкавэдэшники расстреливали не только офицеров, но и польских учителей за то, что те обучали польских детей, врачей — за то, что лечили поляков, поэтов — за то, что писали стихи, священников — за то, что читали проповеди в костёлах. В брошюре «Историческая пропаганда России в 2006—2009 гг.», изданной польс-ким Бюро национальной безопасности, в этот «элитный список» добавлены ещё и «знаменитые артисты».
  Всё это преследует одну цель: доказать, что весной 1940 года в Катыни под Смоленском погиб «цвет нации». Однако есть и другие точки зрения на этот «цвет нации», на этих интеллигентов, одетых в «старые офицерские мундиры». В 1931 году в журнале «Новый мир» были опубликованы воспоминания комиссара Красной Армии еврея Я.Подольского, побывавшего в 1920—1923 годах после нашей неудачной войны с Польшей в шляхетском плену. Вот отрывки из этих воспоминаний. «Распахнулась дверь. С  криком и ругательствами вошли несколько унтеров — Жид? — с остервенелой злобой бросил мне один полячик.— Нет.— А кто есть, пся крев!— Татарин,— сказал я, быстро учтя органические особенности, роднящие мусульман с евреями. — Жид проклятый, — послышался его жирный баритон по соседству со мной: он дошёл до еврея-красноармейца. Хрястнуло несколько ударов <...> Помню, как на больших станциях к нашему вагону подходили господа с палками, «дамы из общества». Наиболее «подходящих» пленных вытаскивали из вагона, били и царапали. Особенным успехом пользовались евреи. С тошнотой вспоминаю, как эти звери подступали ко мне: — Жид? Ужасное отмщение готовит себе шовинистическая буржуазная Польша».
  Недаром 9 сентября 1921 года нарком иностранных дел РСФСР Г.В.Чичерин направил в польскую дипмиссию в Москве ноту, в которой на польские власти возлагалась «страшная, громадная вина... в связи с ужасным обращением с российскими пленными» и отмечалось, что «в течение двух лет из 130 тысяч русских пленных в Польше умерли 60 тысяч».
  История уничтожения наших военнопленных расстрелами, пытками, голодом, холодом, болезнями прямым образом связана с катынской трагедией, случившейся через 20 лет после войны 1920 года. Польские историки, говоря о «цвете польского общества», расстрелянного в Катыни, ни разу не назвали нигде по имени в числе расстрелянных ни одного выдающегося поэта, известного врача, знаменитого артиста, талантливого учёного. Потому что их там не было. Там были так называемые осадники — солдаты и офицеры, получившие в награду за победу в 1920 году над Советской Россией земли восточных кресов (Западную Украину и Белоруссию) для их колонизации и ополячивания населения при помощи польских судов, прокуратуры, жандармерии, военных гарнизонов, лагерной системы и т.д. В одном белорусском концлагере в Картуз-Берёзе в 30-е годы польские колонизаторы замучили и уничтожили несколько тысяч белорусов и евреев, сопротивлявшихся режиму Пилсудского.
  Не потому ли 22 и 23 сентября 1939 года, когда Красная Армия перешла польско-советскую границу, местное население белорусского местечка Скидаля расправилось с бывшими легионерами-осадниками. Были застреляны, растерзаны и забиты в результате этой самосудной расправы 42 человека. Значит, было за что, если кроткие белорусы не выдержали. Словом совершилось то, о чём пророчествовал комиссар Яков Подольский: «Ужасное отмщение готовит себе шовинистическая буржуазная Польша».
  Похожие самосуды в те же дни происходили на Западной Украине: «Местное украинское население относилось к нам весьма враждебно, — писал в своих воспоминаниях адъютант генерала Андерса Е.Климковский. — Только присутствию Красной Армии мы обязаны тем, что в это время не дошло до крупных погромов или массовой резни поляков».
  В 2005 году в Минске вышла книга белорусского историка Л.Криштаповича, в которой он пишет о жертвах Катыни: «Но это ведь были не просто военнопленные, а оккупанты, ибо объективно Западная Белоруссия была не польской, а оккупированной Польшей землёй. И расстреляны были не польские офицеры, а оккупанты, представлявшие карательные репрессивные органы Польши на оккупированной белорусской земле».
  А если посмотреть на катынскую трагедию не только с украинской, русской и белорусской точек зрения, но и с еврейской, то глубже всех, может быть, об этом поразмыслил польский историк Кшиштоф Теплиц в газете «Пшогленд».
  «Сегодня о польских полицейских говорят, что многие из них были злодейски убиты в Катыни и Медном, но не говорят, что те, кто туда не попал, помогали гитлеровцам в «окончательном решении еврейского вопроса». Что же касается польских войсковых офицеров, то в СССР в годы Второй мировой войны они участвовали в строительстве польской армии генерала Андерса и народной Войска Польского и внесли свою лепту в дело освобождения европейских народов от фашизма.
  Достаточно вспомнить, что армия Андерса, покинувшая СССР в 1942 году, насчитывала 76 110 военно-
служащих, а вместе с семьями их было 147 324 человека. А в Армии Войска Польского, сражавшегося в составе советских частей под руководством З.Берлинга, было аж около 400 тысяч солдат и офицеров, большую часть которых составляли поляки, пленённые и интернированные в 1939 г. Почему же они, выжившие в нашем плену и победившие фашизм, не могут считаться элитой польского народа?»
  В статье Петра Мицнера «Интернированные союзники» признаётся, что условия, в которых жили такого рода офицеры в дягилевском лагере под Рязанью, были человечными:
  «Они свободно перемещались по территории лагеря, офицеров не заставляли работать, можно было устраивать концерты, шахматные турниры, действовал даже лагерный театр «Наша будка» (разумеется, с жесткой цензурой). Среди заключённых было несколько священников, которым разрешили совершать богослужения». Но почему в Катыни таких условий не было и почему из нескольких сотен тысяч польских военнопленных, находившихся в советских лагерях, было расстреляно в Катыни и, предположительно, ещё в двух местах, лишь несколько тысяч, в то время как геноцид предполагает максимально возможное уничтожение людей по национальному признаку? Почему другим сотням тысяч поляков была дарована свобода и доверено оружие для борьбы с Гитлером?
  «Осадники», то есть польские офицеры, получившие в 20-х годах во владение земли восточных кресов, должны были «ополячить» и «окатоличить» новые колонии Великой Польши и рьяно взялись за дело. С их помощью с 1921 по 1936 год католики и униаты отобрали у православных общин 228 храмов и 7 монастырей, 133 православные церкви были закрыты, множество церквей взорваны. А.И.Солженицын в статье «Раскаяние и самоограничение» так писал об этом варварстве: «На украинских и белорусских землях, захваченных по договору 1921 года, велась неуклонная полонизация, по-польски звучали даже православные церковные проповеди и преподавание закона Божьего. И в пресловутом 1937 году(!) в Польше рушили православные церкви (более ста, средь них — и Варшавский собор), арестовывали священников и прихожан».
  Вкупе со своими соратниками из «силовых структур» осадники относились к коренному населению восточных кресов, как англосаксонские колонизаторы к северно-индейским племенам или японцы к населению оккупированного Китая в 30-х годах прошлого века. «Газета Варшавска» в 1925 году, выражая настроение осадников, писала: «То обстоятельство, что в XX веке может существовать в культурном государстве пространство, которое является какими-то индийскими джунглями, спокойным оазисом для всяких банд, которые ищут там прикрытия и насмехаются над всеми стараниями полиции, — заставляет сильно беспокоиться о нашей власти. Десятки людей, которые прячутся в пущах, в своих воззваниях заявляют, что они ведут политическую борьбу, чтобы уничтожить польскую оккупацию в Белорусском крае, разбрасывают прокламации в этом духе; бабы носят им продовольствие в лес... Из всего видно, что полиция не справляется с этим движением, один выход — занять эти пущи войсками».
  Польская власть, выполняя требования своей шляхты, стала на путь кровавого подавления крестьянских восстаний вооружённой силой. Газета «Речь Посполитая» в 1925 году писала, что «если в продолжение нескольких лет не будет перемены, то мы будем иметь там (на восточных кресах) всеобщее вооружённое восстание. Если не утопим его в крови, оно оторвёт от нас несколько провинций. Теперь же нужно выловить все банды, нужно проследить, где им помогает местное население, и со всем этим гультайнитством расправиться коротко и без пардону. На восстание есть виселица, и больше ничего. На всё тамошнее (белорусское) население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь».
  В 1924—1925 гг. в Западную Белоруссию были присланы крупные военные силы; были вооружены все бывшие офицеры и часть бывших солдат, в восточных кресах объявлено военное положение, введены военно-полевые суды. По всему краю свирепствовал массовый кровавый террор, производились аресты, избиения, пытки, грабежи и разрушения. Расстрелы по суду и бессудные были обычным делом. Наряду с православными храмами в Западной Белоруссии закрывались белорусские школы.
  В 1919 году их было 400, в 1921-м — осталось 37. Крестьянство было задавлено всяческими налогами, ему запрещалось ловить рыбу в родных озёрах и реках, заготавливать лес не только на строительство, но и на дрова, даже за сбор грибов и ягод крестьянин должен был платить осадникам немалые для него деньги. И, конечно же, наши катынские энкавэдэшники при помощи местного населения знали, кто из «поэтов», «артистов» и «учителей» виноват в насаждении этих порядков.
  Так что не верьте, молодые россияне, польским энтээсовцам и не повторяйте их пропагандистские штампы о том, что сталинские опричники уничтожали поляков по национальному признаку.
  А то ведь в ваших молодых головушках и так уже произошли такие мировоззренческие сдвиги, что вам кажется, будто демократическая Польша — это земля обетованная, а ваша Родина — нынешняя Россия — страна варварская и для жизни непригодная. Горько читать вот такие ваши поношения родной страны и родной истории:
  «За границей мы наблюдали, что-то для себя отмечали полезное, приехали в Россию и поняли, что бесполезно<...> мы идём тоталитарным режимом к «власти народа»... Всем навязывается общественное мнение, и мы с удовольствием глотаем и радуемся... мы — марионетки».
  А вот это — правда. Вы — марионетки, потому что ваши польские покровители готовят вас к «цветной революции», которую они мечтают совершить на просторах России.
  «Прискорбно, что мы привыкли барахтаться в своём болоте и кричать, что оно лучшее».
  «Выходом из сложившейся ситуации является осознанный и полный отказ от раболепного российского менталитета».
  «Выставка» облика тоталитаризма» показала изнанку истории в «светлое будущее», к которому заставляли идти. «Светлое будущее» строилось, переступая и давя тех, кто не хотел идти с ним, кому было не по пути».
  «Почему у нас всё совсем по-другому? Почему у нас в стране так не получается?»
  «Остаётся загадкой, что произошло больше шестидесяти лет назад с немецким народом, да и с советским тоже. Это всё подлая человеческая природа».
  «Хочется взять всех за шкирку и отправить в Польшу».
  «Глупо доказывать, что русские — самые лучшие и кричать на каждом углу, что мы можем перекрыть газ, нефть и всё прочее».
  «Общественный транспорт ходит строго по расписанию. Неужели в России всё это невозможно?»
  «Обычная жизнь с её удивительными чистыми улицами, опрятными газонами, аккуратно выведенными названиями площадей и улиц. Неужели в России всё это невозможно?»
  Вот как наши российские выпускники польской «школы менеджмента» после десятидневного пребывания в Польше с телячьим восторгом восхищаются польским «комфортом», словно африканские дикари какими-нибудь побрякушками европейских колонизаторов, и брезгливо осуждают всё российское. Привезли их в Освенцим, нет бы вспомнить им, что немцы во время оккупации отлавливали евреев в этот лагерь смерти по доносам поляков. Нет, мысль российской полонофилки работает в другом направлении: «Интересно, если привезти сюда молодых скинхедов, они изменят свои убеждения? Глупый вопрос, ответ самой понятен». Опять мелкий и гнусный выпад против своих сограждан. Нет бы вспомнить, что именно советские солдаты освободили Освенцим и спасли всех, кто ещё там остался в живых! Нет, в Польше всё прекрасно. Оказывается, в Польше и нищие ведут себя, как высокородные шляхтичи: «Нам есть чему поучиться у поляков... Напротив дворца, где находится офис Омбудсмена, в костёле кормят неимущих, очередь за похлёбкой довольно приличная, но даже в ней люди ведут себя с достоинством». Оказывается, в Польше и педерасты достойны уважения: «Два английских гея рассматривали с нами карту, крутили её, но в итоге всё нам объяснили. Вот они, джентльменские манеры!» Словом, чудеса происходят с русскими людьми после двухнедельного пребывания в Польше! Даже геи в Польше «джентльмены»! А может быть, это были «мадамы»?
  «Произошло изменение сознания, разрушение стереотипов. Самое главное, что я смог осознать себя индивидуальной личностью».
  Обратим внимание на последнюю фразу. Страницы журнала «Наш взгляд» пестрят подобного рода признаниями: «Я смог осознать себя», «Я много раз была в Европе», «Я верю в школу за эту энергию», «Я возвращался из Польши», «Я хочу разумного, осмысленного будущего, лично для меня», «Я усвоила»... Но невозможно определить ни одного из авторов этих признаний, поскольку ни под одним из них нет ни имени, ни фамилии, ни города, где проживают эти, якобы, реальные молодые люди. Изложение мыслей, как правило, идущее от первого лица, на самом деле, нигде никем не подписано, то есть является голосом анонимных туристов, чьими индивидуальными и коллективными (но опять же безымянными!) фотографиями щедро разукрашены глянцевые страницы журналов.
  И лишь на последней странице обложки содержится перечень фамилий под единой шапкой: «В программе школы и в создании этой книги принимали участие россияне:» И далее 100 фамилий подряд.
  В этом-то и заключается коварство издателей этого политического гламура, чтобы невозможно было определить, кто является автором того или иного русофобского текста. Но по одинаковому стилю всех «путевых впечатлений и размышлений», по стандартным слащавым восхвалениям польской жизни, по антироссийским переходящим с одной страницы на другую клише, по отпечатанным как под копирку откликам на польские мифы о Варшавском восстании, о Катыни, об Армии Крайовой, можно предположить, что все эти тексты созданы энтээсовскими профессиональными борзописцами. И чтобы не попасться на этом мошенничестве, они сделали их анонимными.
  Но для чего вспоминать нам обо всех этих жестоких страницах нашей истории? Для чего омрачать сознание нового поколения картинами давних наших взаимных распрей?
  А вот для чего. У режима братьев Качиньских есть план, который заключается в том, чтобы к 70-летнему юбилею катынской трагедии посадить по всей Польше — в городских парках, пришкольных садах, на набережных ровно — столько дубовых саженцев, сколько было расстреляно в Катыни благородных офицеров, знаменитых поэтов, популярных актёров, известных адвокатов, талантливых учёных, красноречивых проповедников. Цифры расстрелянных разные — от 4 тысяч до 25. И это тоже тайна Катыни, требующая разгадки.
  Каждому саженцу дадут имя расстрелянного элитного поляка, принадлежавшего к цвету нации. Высаживать эти молодые дубки, поливать их, ухаживать за ними должны будут школьники.
  К этой всенародной акции будут привлечены и наши слушатели «Школы социального менеджмента и гражданских инициатив в Польше».
  Дубовые саженцы требуют тщательного ухода, растут медленно, но зато дубы живут по несколько столетий. И наши молодые россияне должны знать, что эти посадки будут на многие века разделять наши народы, сея жёлуди ненависти и зла для грядущих поколений. Каждый из этих дубов будет как дерево смерти Анчар из гениального стихотворения «полонофоба» Александра Пушкина: «и зелень мёртвую ветвей и корни ядом напоила».
  А энтээсовские гиды будут приводить к этим дубам российскую молодёжь с особым удовлетворением, потому что они до сих пор воюют с нашей историей и с нашим Отечеством. Потому что им нужны кадры для очередной «оранжевой революции» на вашей Родине. Чтобы не быть голословными, мы предлагаем россиянам, прошедшим идеологическую школу НТС, прочитать нынешний призыв одного из его членов: «В подполье мы вели борьбу за очищение сознания людей от коммунистической пелены. Но, увы, пользуясь нашими принципами, бывшие коммунисты (Собчак, Ельцин, Путин и пр.) подменили духовное освобождение людей на «приватизацию» в свои карманы. В итоге идеология осталась коммунистическая, но вот перераспределение народных богатств — бандитским. Вот и приходится нам жить в уголовном государстве с отточенной карательной системой тоталитарного СССР. Что мы можем сделать? Нас и так не много осталось. Но власть имущие не учли одного. Нам нечего терять. Наш дух (быть может, в отличие от телесного здоровья) силён... И кто может гарантировать, если кому-то из нас предложат быть «живой бомбой» или (если руки ещё могут крепко держать приклад) – снайпером, что мы откажемся? Скорее всего, наоборот. Так что, все, кто остался от прежнего НТС, — помните об этом!!!» («Наши задачи». Комментарий, опубликованный 5 сентября 2009 года на сайте «Народно-трудовой союз российских солидаристов: «За Россию»).
  Вот каковы энтээсовские и польские наставники и воспитатели нашей молодёжи.

Станислав КУНЯЕВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: