slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Саудовский город Джидда

Вечер в элитном клубе

Генеральный консул Российской Федерации в саудовском городе Джидде Сергей Кузнецов переслал мне приглашение саудовского бизнесмена и общественного деятеля Абдель Максуда Ходжа выступить на устраиваемом им вечере, на который приглашается интеллектуальная и бизнес-элита этого второго по величине города, считающегося экономической столицей Саудовской Аравии.

Такие встречи Абдель Максуд Ходжа устраивает уже в течение 25 лет. В 2005 г. выступил только один российской ученый — член-корреспондент РАН директор Института Африки Алексей Васильев, написавший фундаментальную работу по истории Саудовской Аравии. Я был вторым, получившим приглашение на встречу в этом элитном клубе. Поэтому такое приглашение я посчитал для себя, российского востоковеда, не только честью, но и определённым обязательством, связанным с необходимостью удовлетворить любопытство саудовцев, которые хотят знать больше о России, её общественной и культурной жизни. А это вполне естественно сегодня после обмена визитами на высшем уровне между нашими странами и последующей активизацией политических и экономических контактов.

Сын Абдель Максуда Ходжи сообщает, что родитель болен и поэтому присутствовать на встрече не будет. Его речь зачитает один из основателей этого клуба. Во встрече принимают участие и женщины. Они находятся в закрытом зале, будут следить за действом по телевидению и задавать вопросы.

Речи основателя клуба Ходжа и профессора университета им. Абдель Азиза д-ра Джамиля Магреби были выдержаны в самом дружественном духе. Они высказывались за сотрудничество с Россией, поминали наших писателей, особенно Толстого и Чехова, говорили об истории наших отношений. Мои партнеры подготовились основательно — тексты были заранее написаны, отпечатаны и грамотно озвучены. А мне придется говорить на арабском языке экспромтом и отвечать на вопросы, содержание которых мне неизвестно.

В своем выступлении рассказываю о своей учебе в Московском институте востоковедения и МГИМО, работе в арабских странах, подчёркивая, что сегодня все руководители наших за-гранучреждений говорят по-арабски, что очень важно, так как знание языка влечёт за собой повышенный интерес к культуре, истории, нравам и обычаям населения той страны, где работает российский дипломат. Говорю о русской и советской школе арабистики, о положении мусульман в сегодняшней России, своём опыте работы переводчиком в Кремле и на высоких дипломатических постах в Йемене, Ливии и Ливане. И в заключение подчеркиваю, что Российская империя и СССР не имели колоний в арабском мире и никогда не воевали против арабов. У нас есть все, что необходимо для успешного развития, и нам нужны только мир и спокойствие, чтобы реализовать свои амбициозные проекты.

Потом пошли вопросы: есть ли мусульмане в федеральных органах власти России, почему не переводим комментарии мусульманских богословов к Корану и арабские рукописи на русский язык, почему нет в современной России таких писателей, как Пушкин, Толстой и Чехов, чем отличается подход россиян и западников к изучению арабского мира, если бы появился новый пророк как, например, Мухаммед, было ли бы в мире меньше проблем или больше и т.д.

Организация такой встречи в Джидде, выступление её организаторов и вопросы показывают, что интерес саудовцев к России, её политике внутри страны и за рубежом становится естественным и устойчивым. Саудовская Аравия считается наиболее надежным партнером США на Ближнем Востоке, однако теракты 11 сентября в Нью-Йорке, когда были взорваны два небоскрёба, причём большинство террористов оказались саудовскими подданными, саудовско-американские отношения оказались несколько подорванными. Администрация США пытается сгладить трудности в отношениях с эр-Риядом, и Дж.Буш, направляясь в египетский Шарм аш-Шейх на арабский Давос, залетел на несколько часов в эр-Рияд и подписал соглашение об американской помощи в реализации мирной ядерной программы Саудовской Аравии. Однако оккупация Ирака войсками США, безоглядная поддержка Израиля и ряд непонятных для арабов внешнеполитических акций на Ближнем и Среднем Востоке вызывают сдержанную критику американской политики со стороны официального эр-Рияда и активное противодействие саудовского истеблишмента, пронизанного идеями ислама и исламской солидарности.

Отношения России с Саудовской Аравией и территориями, которые вошли в её состав в начале XIX в., насчитывают не одно столетие. В Архиве внешней политики Российской империи МИД РФ я обнаружил любопытные документы о наших контактах с членами правящей ныне семьёй саудовских монархов. Генеральный консул Российской империи в иранском Бендер-Бушире Г. Овсиенко в феврале 1903 г. сопровождал российский крейсер «Боярин» и французский крейсер «Инферне» в порт Кувейт, он посоветовал нашим и французским морякам встретиться с находившимся там шейхом Абдель Азизом, старшим сыном и наследником эмира Неджда Абдурахмана Фейсала Бен Сауда. Эта встреча состоялась, и шейх Абдель Азиз «весьма радушно принял гостей в своем отдельном доме среди многочисленной свиты и своих вооруженных бедуинов».

Упоминаемый шейх Абдель Азиз Ибн Сауд — тот самый, выдающийся воин и политический деятель, который фактически создал Саудовскую Аравию, включив в её состав, кроме своего родного Неджда, прибрежный район эль-Хаса, Джебель Шаммар, Хиджаз с двумя святыми для мусульман городами Мекка и Медина и Северный Асир. Советская Россия в 1924 г. признала бывшее еще независимым королевство Хиджаз, а в январе 1926 г. уже Советский Союза признал новое государство на Аравийском полуострове. Сын саудовского монарха эмир Фейсал в мае 1932 г. посетил Москву, где ему вручили орден Красной Звезды за заслуги в борьбе против империализма. А спустя несколько месяцев после этого визита 18 сентября 1932 г. был обнародован указ об образовании объединенного арабского королевства Саудовская Аравия и провозглашении Абдель Азиза королем этого государства.

Рассказывая о Саудовской Аравии, нельзя не упомянуть советского дипломата Керима Хакимова. Он прибыл в июле 1924 г. в Джидду, бывшую в то время столицей независимого королевства, и вручил свои верительные грамоты королю Хиджаза шерифу Хусейну. В ноябре 1924 г. эмир Неджда Абдель Азиз начал военные действии против Хиджаза. Об этом было, разумеется, известно в Москве, и 14 ноября 1924 г. министр иностранных дел Г.Чичерин направил К.Хакимову следующее указание: «Сохраняя дружественные отношения с Хиджазом… не упускать случая войти в контакт с новой силой Аравии – Ибн Саудом... Наши интересы в арабском вопросе сводятся к объединению арабских земель в одно государственное целое. Если Ибн Сауд будет вести политику объединения арабов — это будет соответствовать нашим интересам».

К.Хакимов, сидевший в Джидде, столице враждебного Абдель Азизу государства, сумел встретиться в занятой им Мекке в июле 1925 г. и сделал всё, чтобы сохранить в Джидде советское генконсульство и торговое агентство. Поэтому 16 февраля 1926 г. Советский Союз признал новое государство. Официальную ноту с этой информацией К.Хакимов лично на автомобиле под советским флагом и под артобстрелом доставил из Джидды в лагерь Абдель Азиза. Тем самым Советский Союз оказался первым неарабским государством, признавшим Саудовскую Аравию.

Во время пребывания в старом квартале Джидды я посетил муниципальный музей и говорил с его смотрителем Сами Наваром. Он открыл массивную деревянную дверь, и мы попали в первый зал, увешанный старыми черно-белыми большого формата фотографиями саудовских королей и их приближённых. Пологая лестница ведёт на второй и третий этажи, причём она сделана таким образом, что по ней может подняться верблюд с поклажей или всадник на лошади. Инкрустированные перламутром шкафы и столики, старый телефон с ручкой, коллекция холодного оружия и старых винтовок. Сами Навар, человек весьма пожилой, говорит, что помнит К.Хакимова и может даже показать дом, где он жил. Но звонок по телефону мешает ему выполнить свое обещание, и, подхватив полы длинной белой рубахи, он бежит к выходу встречать толпу китайцев. Фирмы КНР заполонили своим дешёвым товаром все рынки арабских стран, и Саудовская Аравия в этом не исключение.

Вокруг муниципального музея кипит жизнь базара старого города. Лавки забиты китайским ширпотребом, благовониями и специями. Ладан из Сомали и Дофара, щепки из дерева уд из Индии, Индонезии и Малайзии, чётки из сандалового дерева, смесь из пахучих веществ, называемая «Таифская роза». Город Таиф, лежащий на высоте 1500 м на юго-западе страны, окружен горами, разбитыми на террасы, засаженные фруктовыми деревьями и цветущими кустами.

Благовониями в крошечной лавке торгует парень из Бангладеш. Он приехал с родителями в Джидду, как и многие другие иммигранты из Индии и Пакистана. Они занимаются мелкой торговлей, работают на низких должностях в госучреждениях, банках и торговых фирмах. На более высоких должностях здесь работают ливанцы и палестинцы. Поэтому примерно одна четверть двадцатимиллионного населения Саудовской Аравии сегодня представляет конгломерат выходцев из мусульманских и арабских стран. В арабских именах есть «нисба», то есть часть имени, обозначающая место, откуда родом человек. Поэтому сегодня в Саудовской Аравии можно встретить такие фамилии, как Магриби (из Магриба – Марокко), Багдади, Дагестани, Туркестани, Халяби (из Халеба – сирийского Алеппо), и др. Большинство из них уже давно натурализовались, стали верными подданными саудовского монарха, но сохранили свою «нисбу».

Глубокой ночью отправляюсь на аэродром. Мой путь лежит по набережной, именуемой здесь французским словом «Корниш». Напротив гостиницы с небольшого полуострова поднимается гигантский фонтан. Ветер сдувает брызги в сторону, и создается впечатление, что небольшой парусник держит путь в открытое море. Набережная в Джидде, как говорят местные жители, самая длинная в мире, около 100 км. Но меня поразило другое – памятники, выполненные из металла и бетона в абстрактном стиле. Пророк Мухаммед запретил изображение живых существ, и поэтому вся набережная Джидды, лежащей в 80 км от священного для мусульман города Мекки, уставлена абстрактными композициями. А на ул. Андалус памятники уже более приближены к реальной жизни — гигантские молоток, пила, клещи с гвоздем, несколько бочек и труб и др.

Аэропорт Джидды показался мне весьма скромным. Мои спутники говорят, что он был ещё хуже, и только несколько месяцев назад компания Бен Ладена закончила пристройку, расширившую почти вполовину старый аэропорт. Шейх Бен Ладен, прибывший в Джидду с юга Аравии из йеменского Хадрамаута, основал несколько фирм, которые строили дороги, гражданские объекты и офисные здания. У него была многочисленная семья, и один из его сыновей Усама стал международным террористом № 1. Мои собеседники, однако, с большим уважением говорили о семье Бен Ладена, на деле демонстрируя принцип, что отец за сына, тем более взрослого, уже не отвечает.

Аэропорт забит паломниками, приезжавшими на «умру», то есть «малый хадж». Я становлюсь в очередь и по ходу заполняю выездную анкету с обычными вопросами. Правда, есть вопрос о религиозной принадлежности — пишу «христианин». И вдруг  замечаю надпись на самом верху анкеты: «За провоз наркотиков — смертная казнь». Да, жёстко. Саудовская Аравия безжалостно рубит головы всем, кто травит ее народ наркотическим зельем. И это не просто лозунг или голословное утверждение. Мои собеседники подтверждают, что в прошлом году около десятка человек лишились своих голов именно по этой причине.

Олег ПЕРЕСЫПКИН

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: