slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Путин и Сталин: штрихи к барельефам

Задумывая этот материал, я долго не мог решить, нужен ли он вообще. Правомерен ли? Путин ещё жив, и слава Богу. Страшно подумать, мороз по коже, что начнётся, если и когда эта фигура, усмиряющая и цементирующая драчливые российские клановые элиты, сойдёт однажды со сцены. Стул на одной ножке – неудобное, даже опасное устройство для сидения. Сохранять на нём равновесие не просто сложно, но и трудоёмко. Именно таков образ ручного управления страной с «прямыми линиями» и «зелёными папками», исповедуемый в Кремле. Единоначалие вообще плохой спутник неолиберализму.
Итог моих сомнений читателю очевиден. Две личности, вынесенные в заголовок, с одной стороны, разделены пропастью несопоставимых эпох, во многих отношениях полярны и – это уже более или менее ясно – геополитически разновелики. В 2008 году, вопреки глухому сопротивлению правящих неолибералов, Иосиф Сталин удостоился третьего места в номинации «Имя России». А фактически — первого, если принять во внимание количество реально поданных за него голосов граждан России через Интернет и другие каналы связи на первом этапе конкурса. Опередили его в итоге, да и то после соответствующих манипуляций, только Александр Невский и Пётр Столыпин, причём разрывы в поданных голосах между ними не превышали пресловутой статистической погрешности. Отстал от Сталина даже «наше всё» — лучезарный Пушкин. Невозможно предугадать, какое место занял бы В. Путин в аналогичном голосовании, если бы оно состоялось в той далёкой, неведомой и будущей России через полвека после его неотвратимого и непредсказуемого по времени (как и у всех нас) ухода из жизни. И всё же поразмышлять на эту тему, наверное, не грех, ибо в двух этих фигурах при всех различиях есть нечто общее, правда, с оттенком трагизма.
Первое. Сталин выводил измождённую, изуродованную и обескровленную Мировой и Гражданской войнами Советскую Россию из глубочайшего послереволюционного кризиса, равного которому, пожалуй, не сыскать во всей нашей тысячелетней истории. И не просто выводил, буквально выжигая язвы ленинско-троцкисткой бесовщины (одна только проведённая им реабилитация классической русской истории, традиции и культуры чего стоит!), но и готовил русский народ к величайшему испытанию – Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Не ведая ни сна, ни отдыха, читая по триста страниц текста в день, держа в памяти ФИО всех мало-мальски значимых руководителей среднего и высшего звена государственного и военного управления, вникая во всё лично и при этом ведя по сути аскетический образ жизни, «вождь народов» на протяжении всей своей жизни шаг за шагом, подобно Сизифу, тащил Россию в гору. Не одного крупного срыва, ни одной непоправимой ошибки! Не раб, но кормчий рабской галеры! В итоге – жуткая смерть в одиночестве от яда в момент кульминации исторического величия и влияния СССР в мире, а после подлое предательство соратников и постепенное сползание великой державы к подножью Олимпа и дальше – в болото неолиберализма. Парадоксально, но самый могущественный человек на земле ушёл из этого мира нищим: ни офшорных закладок, ни роскошных вил, ничего… Следователь, вскрывавший сейф убитого вождя, в изумлении воскликнул: «Да я богаче его!».
У Путина траектория лидерской судьбы иная. Он тоже, «как раб на галерах», вытягивает разорённую и униженную горбачёвско-ельцинскими «перестройками» Россию из трясины предательства и поражения. Он тоже начинает с меньшего, а потом приращивает к ней новые территории, прежде всего корону империи — Крым. Масштаб созидания, конечно, не тот, но и стартовая позиция – не великая империя размером в СССР, выросшим прямиком из «белой империи», а уже усечённая, вырезанная из могучего СССР беловежской подлостью нынешняя Россия без азиатских окраин и двух базовых частей – Украины и Белоруссии (Малыя и Белыя Руси). Тащить этого «бегемота» из очередного исторического болота под названием «неолиберализм» и «полуколония» оказалось делом ничуть не менее трудным, чем сталинский удел. Путин во многом преуспел. Усмирив сепаратистов, он сохранил единство страны, её репутацию в мире и базовый военно-политический потенциал. Уже одно это можно считать достижением в контексте беспрецедентно-унизительной зависимости от Запада начиная с 90-х годов, «пятой колонны» в Кремле и нарастающей информационно-санкционной русофобии хорошо знакомых ещё Сталину, да и русским царям. В чём тогда разница? Сталин дотащил-таки свой на порядок больший, чем у Путина, «сизифов камень» на вершину личной судьбы. Мы до сих пор живы и кормимся, сохраняя статус великой державы, плодами сталинских побед, технических свершений и народного энтузиазма.
У Путина не так. Его камень не только не достиг вершины национального возрождения и величия России, но и по-прежнему далёк от неё. Больше того, после прорывов первого десятилетия его правления и Крымской победы, после громогласных Мюнхенской и Валдайской речей, а также победоносной сирийской кампании наметилось торможение и даже известный откат. Помпезные чемпионаты и олимпиады нисколько не улучшили общей картины – наоборот, они добавили в неё тёмных оттенков подспудного народного разочарования и социальной усталости. Недавние перевыборы В. Путина ознаменовали начало глубокой стагнации его неолиберального режима, обрушили чаяния патриотического фланга, ждавшего решительного рывка вперёд и обновления парадигмы развития России. Не следует забывать, что, хотя сам В. Путин и не причастен к масштабному расхищению сталинского, а, лучше сказать, народного наследия в процессе «семейной прихватизации» Ельцина, он её и не дезавуировал, не остановил. Слой олигархов-мироедов продолжал нарастать и при нём, создавая иллюзию развития и при этом подавляя и блокируя предпринимательскую инициативу снизу. Кооператив «У озера» не сменил «семью», а лишь дополнил её новыми долларовыми миллиардерами. Россия же так и осталась самой нищей из цивилизованных стран по уровню жизни населения и одновременно чуть ли не самой представительной в журнале «Форбс».
Траектория лидерской судьбы Путина, разумеется, ещё не завершена, однако некоторые тревожные факторы, в том числе и возрастной, и семейный, и мировоззренческий, побуждают усомниться в перспективах успешного возобновления «сизифова труда» нашего президента.
Второе. Масштаб личности Сталина, как бы ни изощрялись во лжи и клевете его враги, определяется в равной мере как его феноменальными талантами, так и той целостной идеологической платформой, на которой «вождь народов» с успехом строил величайшее в мире социальное государство. Это был уже не марксизм и даже не ленинизм в чистом виде. Демонтажом Коминтерна и стратегическим решением строить социализм в одной отдельно взятой стране (старые большевики и новые либералы никогда не простят ему этого «предательства»!) Сталин, по сути дела, изобрёл свою уникальную модель «социального коммунизма». В ней, как ни странно, было больше честной частной инициативы и созидательного народного творчества, чем во всех предшествующих и последующих моделях хозяйствования, будь то в России или за её пределами во все времена. Любителям деталей советую прочитать на этот счёт книгу В.Ю. Катасонова «Экономика Сталина». Кстати, и нынешняя наша несуразная экономическая модель, почему-то именуемая капиталистической и свободно-рыночной, на самом деле и в подмётки не годится сталинской ни в разрезе социальной справедливости, ни с точки зрения свободы частной инициативы. Её впору назвать квазифеодальной, олигархически-чиновничьей, полуколониальной – какой угодно, но только не социальной. В любом случае современный неолиберализм не имеет ничего похожего на идеологическую самобытность и полноту, не имеет даже собственной сущности. Это просто набор пустых и звонких лозунгов, сплошь и рядом фальшивых. Путину не в пример Сталину в этом смысле даже не на что опереться. Не здесь ли причина его суматошного и нервно-изнурительного «ручного руководства» страной?
В противоход от военно-политическим успехов почти все социально-экономические тенденции, заложенные де-факто в годы правления В. Путина, смело можно отнести к разряду асоциальных и даже порой деструктивных. В этом месте барельеф Сталина становится более величественным, а Путина – напротив, как-то бледнеет и размывается. «Судите их по делам их» — учит Священное Писание. Куда же здесь девать сталинские снижения цен для народа, с одной стороны, и ползучее обнищание большинства российского населения при Путине — с другой. В чьих интересах действовал Сталин, и кому вольно или невольно подыгрывает Путин? Есть ли у него полнота власти, особенно в части экономики и принятия суверенных экономических решений?
Третье. А террор? Ведь при Путине, казалось бы, и сотой части нет того кошмара, тех рек крови и насилия, которые заливали Россию в годы пресловутого сталинизма. Внешне всё так и выглядит – вроде и спорить тут не о чем. Однако есть скрытые обстоятельства, которые не улавливаются поверхностным взором. Речь идёт о скрытых потерях и жертвах для русского народа. Сталинский террор был, как ни болезненно это звучит, естественным и даже неотвратимым продолжением безумия Первой мировой и Гражданской войн, общенациональной катастрофы 1917 года, тотального ожесточения всех и вся. Был ли в силах один человек, даже с такой полнотой власти, как у Сталина, остановить или хотя бы затормозить цунами, вызванное к жизни тектоникой поистине вселенского масштаба? Похоже, это так и останется тайной века, а вернее сказать, тайной промысла Божьего. Последний, по свидетельству многих духовидцев, подобным «хирургическим» образом не убивал, а исцелял русский мир от наползавших на него с Запада апостасии (безверие) и сатанизма. Сталин в этом духовно-светском понимании истории предстаёт не злодеем, а исполнителем воли Божьей, скальпелем в руке Владыки, иссекавшим из русского тела раковую опухоль вероотступничества. И судя по народной памяти о нём, русское бытие и сознание генетически благодарны и скальпелю, и всевышнему Хирургу, спасшему их от смерти. Неблагодарны же только лютые враги Сталина – наследники большевизма, неолибералы. В отличие от Сталина, умело и осознанно порвавшего с оголтелым троцкизмом ленинского типа, Путин, по крайней мере до сего дня, не сумел освободиться от пут неолиберальных иллюзий. А значит, он не сумел и до поры не сможет по примеру Сталина поднять Россию на более высокую траекторию исторического полёта. У Путина, как и у неолибералов вообще, нет не только сколько-нибудь цельной идеологии, но и настоящей стратегии, что нетрудно заметить, анализируя его речи, послания и программы правящей «Единой России». Свидетельство тому – отсутствие у Кремля чёткого и органичного образа будущего, который бы выходил за рамки обычных либеральных словопрений. Впрочем, я и прежде настаивал на том, что эпоха рациональных идеологий и основанных на них партий полностью себя исчерпала; грядущие же «идеологии» возникнут не от «лжеименного (человеческого) ума», а как недостижимый пока продукт синтеза науки и веры, светского и духовного, человека и Бога. Временами кажется, что Путин вплотную подступает к этому рубежу, однако могучие противные силы и некие внутренние страстно-греховные «сдержки» мешают ему оторваться от топкого берега и переправится на другой – крепкий и светлый.
Четвертое. И Сталин, и Путин — каждый по-своему носит гордое звание «национальный лидер». Но при внимательном изучении данного вопроса найдём, что само качество, сама природа этого звания у одного и другого различны, пусть и с оговоркой на незавершенность земной миссии Путина. Грузин по происхождению, Сталин искренне, до последней клетки своего естества верил в русский народ, восхищался им и служил ему. Вот, в частности, что он сказал А. Коллонтай накануне войны: «...Русский народ – великий народ. Русский народ – это добрый народ. У русского народа – ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям. Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него – стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель, потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ – неодолим, неисчерпаем». Эти пронзительные слова, которых сегодня так не хватает в политическом лексиконе Кремля, произнес тот же человек, что на весь мир возгласил здравицу русскому народу-победителю после триумфа 1945 года.
К сожалению, нынешний «национальный лидер» России не может похвастать столь же ясным, чётким и недвусмысленным пониманием станового хребта России и русского мира. Он по-прежнему осторожничает, дрейфуя в старице ельцинских идеологем о «народе российском», не понимая или не до конца отдавая себе отчёта в том, что умаление роли и места государствообразующего народа в истории, какими бы мудреными аргументами оно ни прикрывалось, лишь подрубает корни русского имперского древа, мешая ему превозмочь очередную историческую напасть и расцвести новыми красками долгожданного возрождения. И здесь тоже пока барельеф Путина серьёзно уступает сталинскому.
Пятое. Окончательным же критерием весомости и значимости обоих лидеров в многострадальной судьбе нашего Отечества станут конкретные итоги их правления в категориях народосбережения, суверенитета и веса в мировых делах. И ничто иное! Достижения Сталина в этом ракурсе очевидны и незыблемы, чего ещё не скажешь о результатах Путина. Убеждённый либерал-конвергент с коммунистическими корнями и присягой, данной Советскому Союзу, Путин с действительно предельным напряжением сил, в действительно чрезвычайных внешних и внутренних условиях ведёт Россию. Но куда? К сближению с преуспевающим Западом, к срастанию с ним путём реализации на русской почве западной модели развития? Но, во-первых, Запад уже не тот процветающий крепыш, что был в годы юности Путина, когда формировалось его мировоззрение; а во-вторых, как бы ни прогибалась путинская Россия под западные стандарты и его волю, она, со всей очевидностью, остаётся для Запада ненавистным приёмышем, предназначенным к закланию. И опять-таки причины ярого ожесточения и осатанения Запада бесполезно искать в недрах рациональной политологии. Эти причины коренятся в совсем другом месте — в сфере духовной, метафизической. Они сопряжены, с одной стороны, с многовековой духовно-культурной деградацией Запада, что лишает его и шансов на лидерство в мире, и самого этого лидерства; а с другой — с мессианством «Третьего Рима», наилучшим выражением которого при общем упадке неолиберальной идеи и практики стало стремительное возрождение Русского Православия. Россия не погибнет ни при каких обстоятельствах – пусть не надеются! Самим Господом её суверенному государству предначертано хранить Церковь Христову до Конца времен, как телу — душу. Священное Писание учит, что «начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит свой меч». Не нам, а Ему, Творцу мира судить Сталина и Путина, правда, суд этот будет строгим и нелицеприятным, опирающимся на то, как и в какой мере личность данного вождя впишется в непостижимый замысел Господа о данном народе. Путь неолиберального саморазрушения России ложен, хотя изначально и казался чем-то привлекательным. Это путь в никуда, чему свидетельством не только Россия, но весь остальной мир. Разве не так?
И последнее: в самой фамилии «Путин» странным образом сочетаются понятия «путь», «путы», «распутье» и, наконец, «путаница». Все вместе они существовать не могут: один из этих векторов должен возобладать над другими. В зависимости от этого наш нынешний «национальный лидер» либо пополнит довольно серую плеяду послесталинских властителей России, либо возвысится до сталинского уровня спасителя Отечества.
 
Александр НОТИН

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: