slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Россия и Ближний Восток

Международный терроризм, Израиль и США превращают Святую Землю в Диснейленд

Все мы помним красивые арабские сказки. «Тысяча и одна ночь»... Какой он, этот арабский мир, в геополитическом ракурсе? Как сегодня живут арабы, сосуществуют мусульмане и христиане? Что объединяет нас с арабским миром? Какие у нас есть общие враги? Об этом мы говорим с Фоминым Олегом Ивановичем – учёным-арабистом, общественным деятелем, более полувека занятым не только изучением арабских стран и налаживанием их культурных связей с Россией. Только в минувшем году через возглавляемый им Благотворительный фонд «РУССАР» Сирийскому Министерству здравоохранения и социальных дел были переданы материалы для борьбы с коронавирусом и для детей с ограниченными возможностями на сумму около миллиона рублей.

О.И. Фомин – Почётный член Императорского Православного Палестинского Общества, в котором он состоит с 1983 г., сопредседатель Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии, вице-президент Русского центра сохранения духовного наследия Святого города Иерусалим (Русский центр «Иерусалим»), член Международной славянской академии наук, образования, искусств и культуры. С 2014 г. президент Благотворительного фонда «РУССАР» (Русь, Сирийская Арабская Республика).

– Олег Иванович, чем Вас в юности заинтересовала арабистика? Вы начинали ещё студентом как переводчик в группе советских строителей в Йеменской Арабской Республике, городе Ходейда, затем отвечали в Комитете молодёжных организаций СССР за связи с арабскими странами, были командированы на дипломатическую работу в Сирийскую Арабскую Республику.

– Закончив среднюю школу с золотой медалью в Гомеле, я поехал поступать в МГИМО. Набрал на вступительных экзаменах достаточное количество баллов и мне было предложено выбрать для изучения язык, который определит мою страновую подготовку. Я воспользовался своим правом и избрал тогда весьма востребованный арабский язык. Это было время расцвета арабского национально-освободительного движения. Недавно народ Египта с поддержкой СССР одержал победу в борьбе за Суэцкий канал в ходе Тройственной англо-французско-израильской агрессии. Египет в то время возглавлял харизматичный патриот Гамаль Абдель Насер, ставший символом антиимпериалистической борьбы. Естественно, что при выборе направления учебы я руководствовался и был воодушевлен не только экзотикой сказки «Тысяча и одна ночь», и романтикой древнего Ближнего Востока, но и интересом к важнейшему геополитическому региону мира, народы которого решительно выступили против крестоносцев ХХ века. Привлекло и то, что на арабском языке изъяснялись народы 22-х стран. Примечательная деталь: помню, как рыдали две девушки, которым достался китайский язык, а отношения с Китаем в то время были донельзя испорчены Хрущёвым. А сегодня у нас китайский язык стал самым востребованным.

В 1969 году я выехал в Дамаск директором Советского культурного центра, представителем Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами в ранге Первого серкетаря Посольства СССР в Сирии.

– В 1973 г., во время так называемой Октябрьской войны, Вы трижды избежали гибели, когда Советский культурный центр в Дамаске был уничтожен израильским ракетно-бомбовым ударом и погибли Ваши сотрудники. А теперь Вам и вовсе израильскими властями запрещён въезд на Святую Землю. Не пожалели, что стали арабистом?

– Не жалею, я полюбил арабов и арабский мир. За эту любовь и солидарность я и пострадал от оккупировавших Святую Землю израильских экспансионистов, лишивших меня права посещения Святой Земли. И в Йемене, и в Сирии я близко познакомился с арабами, их образом жизни, традициями и обычаями, бедуинским кодексом чести. У меня много настоящих и искренних друзей в этих странах, а также в Тунисе и Египет, где я работал позже. У меня много близких палестинцев – моих товарищей по несчастью по вине израильских оккупантов. Ставшую мне родной Сирию, я покинул в 1975 г., отстроив в самом центре сирийской столицы новое здание Советского культурного центра. Три года я проучился в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПСС, где защитил кандидатскую диссертацию. Мне была предложена интересная и близкая мне работа в ЦК КПСС в Отделе внешнеполитической пропаганды. В миру он назывался Отделом международной информации. При выполнении своих служебных обязанностей я широко использовал опыт, приобретённый во время командировок в арабские страны.

В те годы действовала резолюция ГА ООН 3379, принятая усилиями СССР и его союзниками при поддержке арабских и неприсоединившихся стран 10 ноября 1975 г., классифицировавшая и осуждавшая сионизм как «форму расизма и расовой дискриминации», поставив Израиль в один ряд с государствами, практикующими апартеид, такими как Южная Африка и Родезия. В Отделе я занимался вопросами разоблачения сионизма и борьбы против него, в частности добившись появления в «Комсомольской правде» рубрики «Сионизм – человеконенавистническая концепция». Советские журналисты, разоблачая преступления израильской военщины против палестинского народа, лишённого Израилем права на собственное государство, доносили советской и зарубежной общественности правду о том, что сионизм вовсе не безобидное стремление вернуться на историческую родину евреев, в большей своей части не имеющих к этой «родине» никакого отношения, а глобальное реакционное движение, ведомое олигархическими, в основном финансовыми кругами и направленное на установление мирового господства. Разоблачением сионизма занимался и Международный отдел ЦК КПСС, один из сотрудников которого Ю.С. Иванов был автором известной книги «Осторожно: сионизм».

Вступив в Союз журналистов СССР, я публиковал статьи на тему, связанную с моей работой, выступал за справедливое решение палестинской проблемы на Радио Москвы. Резонансной оказалась моя опубликованная в журнале «Новое время» статья «Распятый Иерусалим» в связи с незаконным объявлением в 1980 г. Израилем Иерусалима «вечной и неделимой» столицей Израиля. Вплоть до развала СССР издавались мои авторские и в соавторстве с коллегами в ЦК КПСС и МИД СССР такие книги, как «Вашингтон и Тель-Авив против Арабского мира», «Москва и Ближний Восток», «Дамасский булат», «Кэмп-Дэвид: политика, обречённая на провал» и другие. Как лектор Всесоюзного общества «Знание» я выступал на эти же темы с лекциями.     

– Была советская страна, которая оказывала помощь арабским странам. С развалом империи всё прекратилось. Как Вы ощущали крушение Союза?

– С развалом советской империи фактически кончилось советско-арабское сотрудничество. Мы бросили арабов и даже пренебрегли своими экономическими выгодами, в том числе которые ещё могли приобрести. Вернулись мы, если по большому счёту, на Арабский Восток только в 2011 г., когда В.В. Путин принял решение в ответ на просьбу Башара Асада помочь отразить нашествие на Сирию международных банд, рядящихся в исламские одежды. Оказанием действенной помощи Сирии мы восстановили свой авторитет не только в Арабском мире. Многие страны вновь признают нас не только региональной, но и великой державой.

Крушение Союза я ощутил как личную трагедию. У меня даже мысли не возникло работать на победивших либерастов, как мы их тогда называли. Промаявшись три года на случайных заработках, я был спасён Валентиной Терешковой. Будучи руководителем Российского центра международного научного и культурного сотрудничества при МИД РФ, она направила меня представителем этого ведомства в Тунисе, а затем в Египет в ранге советника. 

– Почему у нас, русских, особое отношение к Сирии?

– Во-первых, это – колыбель христианства. Нас связывает общая христианская история. Начнём с того, что в конце Х века Константинополь направил на службу к киевскому князю Владимиру сирийца, митрополита Михаила Сирина, который крестил Киев, Новгород и Ростов. Здесь хочу отметить, что у нас есть блестящие исследователи истории христианства на Ближнем Востоке и в России, на научные труды которых я опираюсь в своей публицистической деятельности. Это М.И. Якушев, К.А. Панченко, Т.Ю. Кобищанов и конечно выдающийся летописец ИППО, недавно скончавшийся его Почетный член Н.Н. Лисовой.

Антиохийская Православная Церковь помогла нашей российской митрополии в XVI веке стать патриархией. О желании иметь при царском престоле патриарха Феодор Иоанович рассказал антиохийскому архипастырю арабу Иоакиму V. Он был первым восточным патриархом, который посетил Москву. И в 1589 г. Константинопольский патриарх –Иеремия II Тронос по просьбе Феодора Ивановича и Бориса Годунова рукоположил в патриарший сан митрополита Иова. С тех пор Русская Православная Церковь заняла почётное пятое место в диптихе после Иерусалимской Православной Церкви.

В XIX в. паства и клир Антиохийской Православной Церкви, в основном в Сирии, Ливане, а также в Ираке и Катаре мечтали избавиться от греческой ксенофобии. И решение о переходе патриаршей кафедры от греков в арабские руки принималось на высочайшем уровне султаном Абдул Хамидом II и Николаем II. Арабы-христиане этих стран до сих пор нам благодарны, а палестинская и иорданская паства Иерусалимской Православной Церкви страдает от того, что до сих пор над ними греки, до сих пор – Патриарх Иерусалимской Церкви Феофил III, которого даже на Рождество в прошлом году христиане не хотели допускать в базилику Рождества Христова. Пришлось прибегнуть к помощи израильской полиции.

Они не могут быть довольны тем, что Феофил III сотрудничает с израильским сионистским режимом, тем, что продолжается продажа и сдача в аренду церковных земель, тем, что даже кнессет и резиденция израильского премьер-министра Нетаньяху находятся на церковных землях. Им также не может нравиться, что Феофил III в дружеских отношениях с Кондолизой Райс – ярой защитницей израильских экспансионистов. Иерусалимский Патриарх и сейчас поддержал бы подписанный в нарушение канонов Константинопольским патриархом Варфоломеем томас об автокефалии Украинской Церкви, но остерегается прекращения потока российских паломников на Святую Землю. 

Во время Советского Союза Сирия была флагманом арабского национально-освободительного движения, авангардом антиимпериалистического, антисионистского фронта. Она возглавляла Фронт стойкости и противодействия, в который входили Сирия, Ливия, Алжир, Южный Йемен. Эти страны занимали самую непримиримую позицию в отношении сионизма и израильской оккупации Палестины и опирались на Москву.

В 1967 г. арабо-израильская война была специально названа евреями шестидневной, чтобы унизить арабов. А наши журналисты, кто по незнанию, а кто с удовольствием, подхватили этот ярлык. Сирия в ходе этой войны потеряла свои Голанские высоты. В ходе Октябрьской войны сирийская армия отбила разрушенный город Кунейтру, но продвинуться на высоты не смогла из-за предательства египетского Президента Анвара Садата.

– И сегодня не напрасно российские военные гибнут в Сирии?

– Нельзя вторить нашим злопыхателям, что Путин решил поддержать Сирию, чтобы соблюсти интересы «Газпрома», потому что Катар собирался свой газопровод протянуть через Сирию в Европу. Президент Сирии Башар Асад не дал Дохе согласия. Но если продолжить перечисление причин нашего особого отношения к Сирии, то, как я считаю, определённую роль сыграло по крайней мере среди нашего народа и то, что Сирия была страной социалистической ориентации. Там и сейчас ещё кое-что осталось от социализма, не в пример нам. Несмотря на то, что сирийцы десять лет воюют, у них и сейчас ещё остались бесплатная медицина и бесплатное образование. И нельзя сбрасывать со счетов имеющиеся родственные отношения между нашими странами, так как в Сирии десятки тысяч выпускников советских и российских вузов, до 40 тысяч смешанных браков.

– Когда я размышляю о судьбе Ливии, Сирии, мне неотступно вспоминаются строчки Николая Гумилёва: «Та страна, что могла быть раем, // Стала логовищем огня…». Ведь на пространстве этих стран веками уживались христиане и мусульмане, уживались в мире Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, и Иерусалимский патриархаты…

– Христианство пришло к нам оттуда. Неправильно считать, что арабы пришли на Ближний Восток в VII веке с исламскими завоеваниями. Уже в I веке на территории Палестины и Сирии проживали арабские племена. В Новом Завете сообщается, что среди около 120 собравшихся в Сионской горнице в Иерусалиме в день Пятидесятницы и чуда сошествия Святого Духа на апостолов, именуемого христианами днём Святой Троицы, были говорящие и на арабском языке. Так что арабы, как и обращённые в христианство иудеи, являются первыми христианами.

И для христианства, и для ислама характерны одни и те же ценности: дух любви к ближнему и к миру, дух поклонения общему и единому Богу.

Ближний Восток не всегда был «логовищем огня». А когда был таким, во времена нашествий крестоносцев или Тамерлана, то нередко мусульмане и христиане встречали агрессоров в общем строю. Количественный рост мусульман преобладал, но никто не может оспорить неоценимый вклад в арабо-исламскую цивилизацию тех же христиан. В областях культуры, архитектуры, ремёсел, развития литературного арабского языка. Сохранившиеся рукописи свидетельствуют, какая была высокая у арабов культура. Мы, собственно, обязаны арабам, и христианам, и мусульманам, тем, что пропадавшую античную культуру они перевели на арабский язык, а потом это наследие уже досталось нам. Здесь уместно привести красноречивое признание сына иорданского короля Хасана бен Таляла: «Значение христиан в экономической, культурной и политической жизни современного арабского мира неизмеримо с их небольшим числом среди нас».

Когда турки заняли Константинополь и превратили его в Стамбул, он стал олицетворять исламский мир и вся история развития Османской империи, османского халифата стала как бы закатом мусульманского мира, мусульманской культуры. Они стали отставать от Европы, особенно в техническом плане. Но настало время, когда Османская империя сама объявила себя составной частью Европы, и приняла Запад с его розами и шипами, как высказался один исследователь. А когда она рухнула, то возникло 22 арабских государства, а также Палестина, которая борется за своё восстановление.

– С чего начиналось мусульманское внедрение в христианский мир на Ближнем Востоке?

– Арабы были христианами с I века, а мусульмане пришли в VII веке. Они захватили Иерусалим, и когда Халиф Омар ибн аль-Хаттаб подошёл к Храму Гроба Господня, патриарх Софроний, родом из Дамаска, предложил ему зайти и помолиться вместе. Тот отказался, сказав: «Еси я зайду, то зайдут и все остальные мусльмане. Лучше я помолюсь в сторонке». Он помолился, и потом на этом месте была построена мечеть Омара. Некоторые ошибочно называют мечетью Омара находящийся на Харам аль-Шариф (Храмовой горе) – Купол над скалой, где Авраам хотел принести в жертву своего сына.

Они договорились, Омар издал указ (оригинал его находится в Сирии, в монастыре святого Георгия Победоносца – одного из любимых на Ближнем Востоке святых), по которому завоеватели предоставили христианам свободу оставаться в городе или покинуть его с миром, оставшимся гарантировали свободу вероисповедания, защиту от претеснений. Были ограничения: громко не звонить в колокола, христианам не рекомендовалось ездить на породистых лошадях и верблюдах, открыто носить нательные кресты. Но хотел бы отметить, что, несмотря на ограничения для христиан, обязательную выплату джизьи, в той же Османской империи, где жили христиане и мусульмане, большую опасность для православия представляли миссионеры-католики, которые занимались ловлей душ. Да, мусульмане господствовали, даже самым талантливым христианам приходилось ограничиваться ролью серых кардиналов, обычно визерей. Как отмечают некоторые исследователи, и я готов с ними согласиться, арабские христиане в глубине души до сих пор полны внутренней убеждённости своего морального и интеллектуального превосходства над мусульманами, даже когда они занимают менее значимое общественное положение по сравнению с иноверцами.

Зачастую вражда возникает из-за неверного понимания ислама самими же мусульманами. Ведь по Корану Бог един. Мыслящие мусульмане всегда признавали необходимость диалога с представителями друих религий, в первую очередь – с христианами.

Как отмечалось выше, православие и ислам наполнены духом Востока, обе культуры ставят духовные ценности выше материальных. От бедности и отсталости, от продажности арабских правителей в ряде стран мусульмане страдают не меньше, чем христиане. Поэтому сегодня продвинутые христиане и мусульмане считают, что главная забота руководства и гражданского общества их стран должна заключаться в улучшении жизни православных меньшинств в мусульманских странах и мусульманских меньшинств среди православных.

– Тогда что за силу представляет ИГИЛ (запрещенная в РФ терр.организация)? В последнее время на территории Сирии подверглись уничтожению не только храмы, но и мощи христианских святых.

– Члены ИГИЛ уничтожают даже могилы святых мусульман. Они готовы посягнуть даже на саму Каабу. Потому что эти бандиты не являются никакими мусльманами, эти тёмные люди наняты за деньги. Мои знакомые сирийские офицеры, находили в смартфонах игиловцев видео с гуриями. Они считают, что когда игиловец погибает, в раю его ждут двенадцать обнажённых гурий. Многие из игиловцев, воюя в Сирии, даже думали, что они воюют против Израиля. Во главе их, разумеется, изощрённые люди, в том числе бывшие офицеры иракской армии Саддама Хусейна, которые после разгрома Ирака американцами оказались никому не нужны, в них взыграли суннитские чувства и они решили как-то отыграться. Известно, что за террористами, облачающимися в исламские одежды, стоят западники, которые более преступны перед человечеством, чем эти убийцы. Делают это они для того, чтобы разъединить исламские, в первую очередь арабские страны, на шиитов, суннитов, разделить по этническому, по религиозному принципу. В 1928 г. Международная религиозно-политическая ассоциация «Братья мусульмане», военное крыло которой признано террористическим, была создана британцами и до сих пор ориентируетя на Лондон, а ИГИЛ вслед за Аль-Каидой (запрещено в РФ), создан в своих стратегических целях США.

– Замечательный русский мыслитель Сергей Лыкошин, не раз бывавший в Ираке, в то время, когда с 2003 г. НАТО чинили над ним расправу, говорил о том, что межцивилизационное столкновение навязывается всем народам, придерживающимся традиционных вероисповеданий. 

– Мой покойный друг Сергей Артамонович был прав. И мы знаем, какие за этим стоят цели. На развитие ваххабизма очень повлияла иудейская религия, есть сведения, что изначально в ислам просачивались люди, тайно исповедовавшие иудейскую веру и извращали учение Магомета. Однако, конечно, преобладают адекватные мусульмане. И их – большинство. К примеру, Верховный муфтий Сирийской Арабской Республики шейх Ахмад Бадреддин Хассун. Горжусь тем, что он называет меня своим братом. Его на Рождество Христово в Дамаске приглашают в главный православный собор Девы Марии и дают ему возможность поздравить христианский мир с великим христианским праздником. Этот потрясающий муфтий утверждает, что нужно больше строить университетов, а не мечетей, что вызывает смертельную злобу и ненависть у мусульман, проникнутых духом ваххабизма.

Одного из сыновей муфтия Бадреддина Хассуна растерзали в 2011 г. за поддержку отцом и семьёй президента Сирии Башара Асада. Он учился в Алеппо в университете. Бандитов поймали. И муфтий, представьте только, простил их. А когда он через некоторое время посетил могилу сына, которого похоронили рядом с дедом, то их тел не обнаружил, эти нелюди даже тела выкрали, чтобы надругаться.

Когда я сопровождал муфтия в Чечню на встречу с Рамзаном Кадыровым, он выступал в мечети «Сердце Чечни», где собрались тысячи мусульман, через десять минут они все плакали. Такой он проповедник.

Верховный муфтий Сирии всё время предупреждает нас, россиян, чтобы мы не посылали своих мусульман учиться в Саудовскую Аравию и в другие страны Персидского залива, потому что там они проникаются идеями ваххабизма. «Бывая у вас в мечетях, – говорит муфтий, – я вижу, как много там людей – потенциальных ваххабитов, идейных террористов. Даже среди ваших муфтиев я заметил определённую тенденцию к выражению особого пиетета по отношению к муфтиям и имамам из арабских монархий».

Недавно отошёл ко Господу митрополит Седнайский Лука – первый викарий патриарха Антиохийского Иоанна X. Мы были с ним друзьями. Как-то в Дамаске я приехал к муфтию Бадреддину Хасуну домой, а дверь мне открыл митрополит Лука. Между исламским и христианским иерархами была большаяи личная дружба. Они и в Москву вместе приезжали. Так что существует и такое мусульманское внедрение в христианский мир, которое мы можем только приветствовать.

– В XIX в. Кавказская война длилась сорок семь лет. Велика была заслуга генерала А.П. Ермолова, и завершил эту войну генерал-фельдмаршал князь А.И. Барятинский. Как победить ИГИЛ XXI века?

– Как известно, основная часть игиловских банд уничтожена. Но битва с ИГИЛ продолжается в головах. Следует иметь в виду, что источниками восстановления и пополнения ИГИЛ являются арабские монархии. Это та же Саудовская Аравия с её поддержкой салафитов, Аль-Каиды, ИГИЛ, Джабхат-ан-Нусра и Катар – опора «Братьев-мусульман». А как оградить от их влияния молодёжь Сирии, других арабских и исламских стран, да и самой России с её многомиллионной исламской уммой? Внушить молодому поколению, что джихад – это не убийство неверных, а борьба в сердце каждого человека между добром и злом, должны их такие духовные наставники, как муфтий Бадреддин Хассун. Однако далеко не все муфтии, и даже улемы отличаются достаточной образованностью и широтой взглядов, не все готовы и хотят воспитать верующих в истинном духе Корана, призывающего к взаимной любви и уважению. К сожалению, это относится и к некоторым нашим российским духовным наставникам исламской молодёжи. Я, например, знаю одну женщину – доктора наук, причём, православную, которая пишет статьи и даже диссертации за наших, отечественных муфтиев и имамов.

Конечно, важна и роль светского образования и просвещения в рассматриваемых странах, личный авторитет и пример таких лидеров, как Башар Асад, неоднократно заявлявший, что он – Президент не мусульман-алавитов или суннитов, а всего сирийского народа с его конфессиональным и этническим разнообразием. После полного изгнания с сирийской земли игиловцев и их разновидностей предстоит не менее тяжёлая борьба за умы людей, за восстановление нарушенного межконфессионального сотрудничества и соработничества, примером которых всегда являлась Сирия.

– Как сегодня относятся к христианам в Израиле?

– Палестинский православный архиерей – архиепископ Феодосий Севастийский (Аталла Ханна), постоянно подвергающийся гонениям со стороны израильских властей, говорит: «Быть православным в Израиле значит быть героем, нести подвиг. Главная проблема для христиан – израильская оккупация. Православный человек не может прийти из Вифлеема молиться у Гроба Господня в Иерусалиме, или из Иерусалима в Вифлеем молиться в храме Рождества Христова. Всюду стоят израильские блокпосты и никого не пропускают».

Трагическая действительность на Святой Земле для палестинских христиан и их братьев по крови мусульман отражена в Кайросе Палестины, обнародованном в 2009 г. (Кайрос по-гречески – древнегреческий бог, олицетворяющий призыв к действию, чтобы достичь успеха). В Кайросе, подписанном 13-ю патриархами и главами Церквей Иерусалима, говорится: «Палестинский народ более шести десятилетий живёт в условиях угнетения, насильственного перемещения, страданий и открытого апартеида. Международное сообщество молча наблюдает оккупацию Палестины Израилем. В этом историческом документе мы – палестинские христиане заявляем, что военная оккупация нашей земли – грех против Бога и человечества, поскольку она лишает палестинцев основных прав человека, дарованных Богом».

Бывший многие годы председателем Совета арабской православной общины в Израиле мой друг Фуад Фарах, проживающий в Назарете близ храма Архангела Гавриила и источника Божией Матери, в своей книге «Живые камни. Арабские христиане на Святой Земле», которую я перевёл и опубликовал в издательстве «Библос-консалтинг» в Москве в 2012 г., говорит, что арабские христиане не пришли в Палестину с крестоносцами или западным империализмом. Их предки родились здесь, и они плоть от плоти и кровь от крови арабских и арабизированных народов.

В настоящее время на оккупированных и подконтрольных Израилю с 1967 г. территориях проживает около 50 тыс. христиан и приблизительно 110 тыс. на территории современного Израиля. В Иерусалиме, где в 1948 г. Было 27 тыс. христиан, сейчас их остаётся меньше шести тысяч. Основная причина таяния христианского присутствия на палестинской земле – это политическая катастрофа – «Накба» в результате создания в 1948 г. Израиля и дискриминационная, по сути расистская, политика израильских властей в отношении как христиан, так и мусульман. Осквернение и разрушение христианских церквей началось с первых дней существования Израиля.

В годы обострения израильских отношений с СССР особым нападкам подвергалась Русская православная миссия в Иерусалиме. Начальник миссии архимандрит Тихон (Зайцев) в 2008 г. вспоминал, что при виде русского священника раввины плевали ему под ноги. Были и изнасилования монахинь, и осквернение могил.

Израильская оккупация продолжается и сопровождается преступлениями как против палестинских христиан, так и мусульман. «Закон о еврейском национальном государстве» от 2018 г. легализовал и закрепил апартеид на государственном уровне. Режим апартеида в Израиле осуждён ООН и даже израильской еврейской правозащитной организацией «Бецелем». Идёт иудаизация Иерусалима, объявленного Тель-Авивом «вечной и неделимой» столицей израильского государства. Поэтому мы с С.Н. Бабуриным и создали Русский центр «Иерусалим», основополагающая статья Устава которого – недопущение иудаизации Святого города, ущемление прав христиан и мусульман на их Святые места в городе. За это я и поплатился арестом в аэропорту Бен-Гуриона и шестичасовой отсидкой в израильском застенке.

– Америка воюет не только за нефть, но и против христианства?

– Да, Вы правы, дело тут не в нефти. Её и у самих США достаточно. Помимо расхристианивания собственной страны, Вашингтон преследует и уничтожает христиан везде, где может. Разве не по вине американских агрессоров в Ираке из полутора млн. христиан осталось лишь 150 тыс.? Разве не является целью Тель-Авива и Вашингтона изгнание христиан из самой колыбели христианства – Святой Земли, включающей Палестину, Сирию, Ирак Ливан? Израиль и США заинтересованы в зачистке Ближнего Востока от христиан. Само присутствие христиан здесь мешает им творить свои преступления в этом важнейшем геополитическом регионе мира. Как отмечалось выше, корень всех бед палестинских христиан – израильская оккупация. А ведь израильтяне оккупируют и часть Сирии, и ещё не окончательно вышли из Ливана. И главная опора этой оккупации – США. Достаточно перечислить, что успел сделать для израильских экспансионистов Президент США Трамп. Признав Иерусалим, включая Восточный, столицей Израиля, он перенёс посольство США из Тель-Авива в Святой город, признал израильский суверенитет над оккупированными сирийским Голанскими высотами, обнародовал так называемую «сделку века», лишающую палестинский народ надежды на создание собственного государства, в результате подписания «Соглашений Авраама» добился парализации отношений сионистского государства с рядом арабских стран, рассорив тем самым их с Палестиной и внеся раскол в межарабские отношения. Последний подарок Трампа – решение Министерства обороны США от 15 января 2021 г. о включении Израиля в зону ответственности SENTCOM Центра командования США. Уверен, что Байден не будет переносить обратно в Тель-Авив американское посольство и не станет отменять другие «подарки» Трампа Израилю.

Помимо прямой поддержки израильской оккупации и экспансии на Ближнем Востоке США и его западные союзники в угоду Израилю выманивают ближневосточных христиан со своих земель, выдают им визы и гостеприимно принимают в Швеции, Канаде, Германии. Я уже говорил о переведённой книге Фуада Фараха «Живые камни. Арабские христиане на Святой Земле». Так вот он говорит, что в результате выхолащивания со Святой Земли «живых камней» – христианской паствы здесь останутся лишь «мёртвые камни» – церкви и святые могилы, и христианский Ближний Восток превратится в своеобразный Диснейленд. Это уже произошло в бывшей Византии – Турции, где Эрдоган недавно превратил два последних храма – один из них – символ христианского мира – Сбор Святой Софии – в мечети.

– Но ведь и мусульмане бегут с Ближнего Востока. От них страдает Европа, нарушается цивилизационный баланс...

– Да, бегут. А почему? Когда Европа растерзала Ливию вместе с её вождём Муаммаром Каддафи, она отдавала себе отчет в том, что независимая и сильная Ливия была заслоном на пути миллионов беженцев из Африки? А разве не США и их союзники стояли за пресловутой «Арабской весной», быстро превратившейся в холодную и голодную «Арабскую осень»? Кто разглагольствовал о мультикультурализме? Кто, потворствовал исламским радикалам и взращивал международный терроризм, способствовал перемещению сотен тысяч сирийцев в Германию и другие страны Западной Европы? Кто обрушивал на Сирию томагавки под надуманным предлогом об использовании законным режимом Сирии химического оружия?

Пусть теперь европейцы пожинают плоды своей безрассудной политики. Мне их не жалко. Всё мое сочувствие на стороне тех же сирийцев, лишённых крова, потерявших своих родных и близких от рук игиловцев и их покровителей. В.В. Путин обращается к западным руководителям: «Помогите восстановить, то, что с вашим участием разрушено на Ближнем Востоке». Они не торопятся. Тогда пусть хотя бы беженцев содержат. 

– Как изменилась судьба христиан на Ближнем Востоке после событий 1917 г. в России?

– Октябрьский переворот 1917 г. и выход большевиков из Первой мировой войны, превращение её в гражданскую, свели на нет вековые претензии России на наследство распавшейся Византии и затем Османской империи. Не суждено было сбыться вековым ожиданиям христианского населения на спасение их русским, Белым, как они его называли, царём. Они, главным образом православные, лелеяли надежду на то,  что Российская империя освободит их из-под исламского ига. Но с уничтожением Российской империи у православных на Ближнем Востоке рухнули последние надежды на свою могучую покровительницу.

На что было надеяться, если в России к власти пришёл богоборческий режим. По всем русским городам и весям рушили и взрывали храмы, расстреливали и бросали в тюрьмы и лагеря священников. Могущественный инструмент духовного и культурного влияния царской России на Ближнем Востоке – Императорское Православное Палестинское Общество (ИППО) было вынуждено прекратить свою многогранную культурно-просветительскую деятельность на территории современных Сирии, Палестины, Ливана и Израиля в 1914 г. из-за вступления Османской империи в войну на стороне Германии. Разгром Османской империи и появление на ближневосточной карте подмандатных Франции и Великобритании Сирии и Палестины, не поспособствовали возрождению деятельности ИППО в регионе. По решению советской власти оно превратилось в Российское палестинское общество при Российской академии наук и было ограничено в своей деятельности лишь научными исследованиями. 110 школ ИППО, преподавание в которых для будущей арабской интеллигенции велось на родном языке обучаемых, были закрыты навсегда. Кстати, работая в Сирии в 1970 г., я встретил убелённого сединами ученика одной из этих школ, который произнёс мне две запомнившиеся ему фразы: «Петух кричит. Солдат колет дрова».

Православное возрождение в Советском союзе началось в 1943 г., когда в Кремле состоялась встреча Председателя Совнаркома И.В. Сталина с тремя иерархами Русской Православной Церкви, после чего в стране была вновь открыта часть церквей, монастырей и даже семинарий, начал издаваться официальный журнал Московской Патриархии. На Архиерейском Соборе Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Сергий Старогородский. Таким образом Сталин возродил патриаршество в России, упразднённое ещё Петром Первым. Барьер на пути восстановления духовного общекультурного взаимодействия между православным Левантийским Востоком и РПЦ был снят. Это взаимодействие являлось важнейшим элементом отношений между Ближнем Востоком и Россией.

– Какую миссию уже в наше время удаётся осуществлять Императорскому Православному Палестинскому Обществу (ИППО)?

– Значительно позже кардинально изменилось положение и бывшего ИППО, превращённого в РПО 25 мая 1992 г. Через 110 лет после основания Общества Верховный Совет Российской Федерации принял постановление о восстановлении исторического наименования ИППО. Это постановление открывало дорогу для возобновления Обществом своей культурно-просветительской и научной деятельности на Святой Земле, Ближнем Востоке и в целом в мире. Но ещё в 1990 г. мы с тогдашним председателем Российского палестинского общества О. Пересыпкиным организовали первую паломническую поездку на Святую Землю. Здесь хочу напомнить, что в дореволюционный период благодаря заботам ИППО, на Пасху у Гроба Господня и в других Святых местах Палестины собиралось более 10 тысяч русских паломников. Были образованы национальные отделения или филиалы ИППО в Палестине, Сирии, Иордании. В скором времени откроется отделение в Ливане. Горжусь тем, что был инициатором оказания гуманитарной помощи по линии ИППО страдающему от международного терроризма населению Сирии, жителям заблокированного Израилем Сектора Газа. Помощь оказывалась и продолжает предоставляться как христианам, так и мусульманам, в одинаковой степени, жертвам преступлений игиловцев и израильских экспансионистов. В этой благородной гуманитарной деятельности активно участвует и нередко вместе с ИППО возглавляемый мною вот уже седьмой год Благотворительный фонд «РУССАР».

Помимо восстановления своих позиций за рубежом, главным образом на Ближнем Востоке, ИППО стремится возродить свои традиции и восстановить историческую правду и внутри России. Так, недавно председатель ИППО С.В. Степашин поддержал моё предложение добиться отмены названий улиц всё ещё во многих городах носящих имя члена террористической организации «Народная воля», убийцы первого председателя ИППО, генерал-губернатора Москвы, Великого князя Сергия Александровича Романова. К решению этой задачи будут подключены созданные во многих городах России региональные отделения ИППО.  

– Что, на Ваш взгляд, мы должны взять из советского времени для созидания будущей России? С чем расстаться?

– Постараюсь ответить кратко, так как наша беседа затягивается. Из советского времени я бы взял глубокие чувства патриотизма, любви советских людей к своей родине, их боевой и трудовой героизм как в защите, так и в созидании страны. Я так же перенёс бы в наше время бесплатные советские образование и медицину, культуру, красное знамя над Рейхстагом, успехи в космосе, студенческие стипендии, и главное – социальную справедливость, пусть и не всегда полноценную.

И я бы навсегда оставил в СССР богоборчество, отказ от величайшего наследия Российской империи, а также однопартийность и так называемый «демократический централизм», Хрущёва, Горбачёва и Ельцина вместе с их пособниками и подголосками, погубившими великую державу. 

–  Олег Иванович, как Вы оцениваете сегодняшнюю политическую обстановку в России?

– Опять же кратко. В свете последних событий в мире и внутри страны считаю обстановку тревожной.

Согласен с теми аналитиками, которые полагают, что в стране наряду с прозападной пятой колонной в гражданском обществе существует и действует так называемая шестая колонна в высших органах власти. Уверен, что для сохранения целостности и безопасного развития России патриотическая часть её руководства должна с опорой на большинство народа нейтрализовать обе предательские колонны и ликвидировать нищету в самой богатой стране мира.

Беседовала Ирина УШАКОВА

Примечание. Аль-Каида, ИГИЛ, Джабхат-ан-Нусра, Катар - запрещенные в РФ организации

Источник: РНЛ 01.02.2021

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: