slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Право силы или сила правды?

Уже менее чем через четыре месяца, 18 марта 2018 года, согласно Конституции РФ, в России состоятся выборы нового президента страны. В новой российской традиции они означают выдвижение сроком на 6 лет самого авторитетного на данный момент национального лидера. Того самого «российского государя», которому народ доверит всю полноту власти в стране и с которым свяжет, в очередной раз, все свои надежды и чаяния.
Российское государство получит нового главу, а народ наделит его суверенным правом определения будущего страны.
Государство и право, говоря языком Владимира Маяковского, – «близнецы-братья». Без государства не может быть права. Ибо кому нужны бумажные законы и абстрактные теоретические выкладки, если они практически не подкрепляются волей государя и находящейся в его распоряжении силой? Но, в свою очередь, без права не может быть и государства. Ибо разве может долго продержаться власть в стране только на грубой силе, не подкреплённой разумными доводами и не освящённой авторитетом права?
Государство олицетворяет право и представляет собой главный и реальный его институт. Государство не только формально, но и фактически держится на праве, которое составляет его морально-этический базис. Исключите право в государстве — и получите хаос, бесправие, господство грубой силы. Причём не силы ума, характера или нравственных качеств конкретных правителей, а просто физической силы бунтующих масс и силы личностной наглости, подлости и вероломства.
Вся история российского государства — наглядный пример тесного взаимодействия государства и права. Киевская Русь оформилась как государство и обрела государственную мощь и державную стабильность, опираясь на право (по-русски — «правду») князя Ярослава, прозванного Мудрым именно за установление твёрдой законности в древнерусском государстве. Коррозия этого права, постепенное ослабление его силы и конечное презрение права потомками Ярослава привели не просто к ослаблению и раздроблению Киевской Руси, но к гибели самого древнерусского государства.
Возрождение русского государства на Московской земле сопровождалось восстановлением авторитета древнерусского права и его совершенствованием применительно к внутристрановой и международной обстановке. Судебники Ивана III и Ивана Грозного, существенно расширяя правовое поле, превратили русскую правду в мощное орудие формирования специфичной русской государственности. Масштабные судебные преобразования Петра I довершили этот процесс в рамках многонациональной Российской империи, а многотомный Свод законов Российской империи, принятый при Александре I, зафиксировал всеобъемлющую законодательную базу Российского государства.
Но в середине XIX века для России наступили новые времена. Российский государь и элита оказались перед выбором: либо по-прежнему твёрдо «стоять» на русской правде с её культом патриархальной справедливости, либо пойти на сближение с «прогрессивным» Западом, совершив уступки и послабления в правовом поле. Александр II пошёл по второму пути. Он не только осуществил судебную реформу, во многом противоречившую российским традициям. Но и распространил её западнические принципы на земельную, административную, военную, образовательную и иные сферы.
Вся совокупность преобразований Александра II по сути представляла собой разрушение устоев древней русской правды, заключавшейся в личной ответственности государя за состояние дел в Российском государстве. Более того, российскому народу была навязана идиллическая западническая полуправда, замешенная на абстрактном гуманизме и буржуазной лжи. Это обрекло Россию на дрейфующее прозападное движение и неуправляемое сползание к неминуемой революционной ситуации. Сам Александр II 1 марта 1881 года был убит радикальными элементами, отвергнувшими его компромисс с Западом.
Нечто подобное произошло 125 лет спустя уже в СССР. Восстановленная во всей полноте Иосифом Сталиным под советским соусом древняя русская правда была подвергнута Михаилом Горбачёвым коренной «перестройке» в западническом духе. В советском правовом поле жёстко столкнулись общественная (общенародная) мораль и личностный (антигосударственный в своей сути) интерес. При попустительстве либерального «государя» личный (буржуазный в своей сути) интерес возобладал, и основанная на общенародном праве советская государственность была разрушена. Развал Советского Союза Борисом Ельциным и его «командой» был уже делом техники. Сам Горбачёв был с позором выброшен на свалку российской истории.
Сегодня мы вновь оказались на распутье. Редактор издаваемой в Париже газеты «Русская мысль» Виктор Лупан лет десять назад пришёл к мысли о существовании в современной России таких несовместимых противоречий, как недемократическая демократия, несвободная свобода и нерыночный рынок. К этому перечню сейчас можно добавить большое число других парадоксальных явлений в нашей стране, включая бессильное право и направленную на собственное разрушение государственность. По многим признакам Россия в XXI веке в очередной раз наступает на старые грабли, допуская ошибки либерального ослабления власти и права, совершённые Александром II и Михаилом Горбачёвым в XIX и XX веках.
Виктора Лупана удивлял не сам факт немыслимой для Запада российской парадоксальности, а то, что в современной России «всё это работает». Здравый смысл, однако, подсказывает, что в таком раскоряченном положении ни наша страна, ни наш народ долго не продержатся. Наступает время определиться, куда нам пойти: на Запад, где нас открыто презирают и демонстративно ненавидят, на Восток, где с нами заигрывают, лукавя и жёстко блюдя свой интерес, или возвратиться к самим себе, к нашей сущности, к нашему естеству.
Для любого здравомыслящего человека выбор более чем очевиден. Конечно же, надо возвращаться к себе. У Запада – свой, индивидуалистско-эгоистический путь, и ни на какие «конвергенции» с нами он никогда по-честному не пойдёт. Восток только кажется продвинуто современным. На самом деле он зафлажкован своим атавистическим прошлым и будет вечно находиться в плену своей «специфики», черпая из неё потаённую надменность и чувство «цивилизационного» превосходства. И для Запада, и для Востока мы так и останемся «варварами», несмотря на то что в XX веке была наглядно продемонстрирована миру наша собственная далеко продвинутая цивилизационность.
Сопоставляя две самые могущественные доминанты в системе человеческих отношений – принцип силы и принцип справедливости, русские мудрецы и народ делали ставку не на них, а на правду. Это некий третий путь, отстаивающий приоритет внутренней правды не только по отношению к силе, но и применительно к праву. Правда у русского народа всегда выступала даже не просто как нравственная категория, но и сама по себе служила мерилом нравственности. Всё земное человеческое существование, лишённое правды, представлялось русским людям сплошной маетой в бесконечной цепочке ложных представлений и беспорядочных, бессмысленных поступков.
К сожалению, приходится признать, что сегодня мы, вольно или невольно, оказались в плену именно ложных представлений и инерционных, лишённых разумности поступков. Наши власти вот уже четверть века пытаются лавировать между Сциллой и Харибдой, то потакая либералам и суля им бесконечное расширение всевозможных свобод, то поворачиваясь к народу и обещая ему твёрдость социальных гарантий. Уставая от лавирования, наши правители в критические моменты напоминают, что обладают реальной силой и необходимыми государственными рычагами, чтобы обуздать любые чрезмерные амбиции. А потом вновь начинаются игры в компромисс во имя сохранения зыбкой стабильности в условиях всё более нарастающих внутренних противоречий.
Уязвимость подобной тактики чередования мнимых угроз и реальных уступок либеральной элите состоит в том, что она порождает в элите переоценку своей силы и своих возможностей, подталкивая её к идее государственного заговора. В свою очередь, нарастание этой потенциальной угрозы влечёт за собой глухое брожение в народе, тяготеющее к народной смуте. Все заговоры российских элит, в конечном счете, либо сопровождались, либо заканчивались народными бунтами. Стабильность же достигалась исключительно твёрдостью властей и воцарением в правовом поле силы правды.
Грядущие президентские выборы в России ставят вопрос не только и не столько о персоне нового российского государя (думается, всем и каждому она известна), сколько о решимости вновь избранного президента сделать личный выбор между государством и правом, с одной стороны, и нарастающим хаосом безвластия и бесправия, с другой стороны. Другими словами, наступает время осознания властями острой необходимости перехода от тактических манёвров во имя собственного благополучия и комфортного существования элиты к раздумьям о стратегии позитивного развития России во имя благополучия всего российского народа.
Ещё накануне прошлых президентских выборов российский социолог Леонтий Бызов отмечал, что «режим» (имелась в виду российская либерально-буржуазная политическая система) остановился перед тем рубежом, «за которым начинаются мобилизационные технологии». До 18 марта 2018 года политическая ситуация в России всё ещё останется «рубежной», но уже день выборов может превратиться в российский Рубикон. Ибо наступает время неизбежного сжигания мостов. Вопрос сейчас заключается в том, кто первый начнёт этот «зажигательный» процесс: президент, либеральная элита или народ в лице наиболее радикальных патриотических элементов.
Судя по провокационному вбросу в президентскую кампанию символической «красной тряпки» в лице Ксении Собчак, именно либеральная элита демонстрирует высшую степень готовности к применению разработанных на Западе мобилизационных технологий. Подталкиваемый угрозой новых американских санкций, приуроченных именно к президентским выборам (это к вопросу реального вмешательства США во внутреннюю политику России), российский олигархат вынужден будет активизироваться. Он-то и начнёт дёргать за золотые ниточки, выводя на политическую сцену одну марионетку за другой. И это будет продолжаться до тех пор, пока решительно не возьмутся за дело президент или народ, или президент и народ вместе взятые.
Сейчас сила вроде бы на стороне либеральной элиты, о чём со всей очевидностью свидетельствует пробуксовка именно на ней российского права. Но это временное явление. Ещё благоверный князь Александр Невский не только семь веков назад сказал, но и наглядно доказал, что «не в силе Бог, а в правде». Бог и русский народ терпеливы, но неуступчивы в своей приверженности правде и справедливости. Солгать можно раз или два — это нехорошо, но в целом простительно. Но бесконечно лгать, а тем более выстраивать жизнь людей исключительно на лжи — это невозможно. Невозможно и в конечном счёте — НЕДОПУСТИМО!!!
 
Александр АФАНАСЬЕВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: