slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

По завету двух Екатерин

Юбилей. Академии российской словесности — 225 и 10 лет
С членом президиума Академии российской словесности Александром КРАВЦОВЫМ беседует главный редактор «Слова» Виктор ЛИННИК.

  — Должно быть, прежде всего следует просветить читателя по поводу загадочного сочетания дат — 225 и 10…
  — Охотно. В 1783 году Указом императрицы Екатерины Второй было положено начало Российской академия словесности во главе с княгиней Екатериной Романовной Дашковой. В ту пору государыня была признана европейцами самой просвещённой из всех монархов континента, а русская княгиня за семь лет проживания в разных европейских странах успела удивить мир умом и образованностью.

 

 После 1917 года академия почему-то не понадобилась, но дух её был неистребим. Возрождение произошло в годы глубочайшего кризиса, когда русская мысль и духовность подверглись варварскому нашествию масскультуры заокеанского образца и на книжных развалах красовались грубо размалёванные триллеры, боевики, сонники и путеводители по дебрям секса.
  В 1998 году Академия российской словесности была возрождена и согласно уставу своему стала преемницей той, называемой в народе «Дашковской». Я с особым удовольствием произнесу имена инициаторов её создания. Каждое имя — гордость современнной России: Виктор Розов, Борис Можаев, Юрий Беляев, Пётр Проскурин, Юрий Поляков, Анатолий Парпара, Сергей Шувалов, В. Костомаров. К ним присоединились и первые академики Чингиз Айтматов, Сергей Михалков, Юрий Бондарев, Владимир Максимов, Владимир Солоухин, Василий Белов, Валентин Распутин, Александр Звягинцев, Лариса Васильева и другие не менее значительные их коллеги.
  Почётным президентом стал незабвенный Виктор Сергеевич Розов, президентом с самого начала по настоящее время остаётся поэт и доктор философии Юрий Антонович Белов.
  — А кого и по каким критериям избирают теперь в академики словесности ?
  — Если позволите, я вспомню негласное солдатское правило «знай свою фамилию» и отвечу на примере собственного опыта. В 2000 году в первой десятке награждённых академия удостоила меня медали «Ревнителю просвещения» (в память 200-летия А.С. Пушкина). Пушкинская тема в те годы доминировала в моих публицистических и режиссёрских трудах. Где было знать тогда, что медаль эта станет популярнее многих общественных и даже государственных наград, раздвинет пространство своего влияния до Франции, Германии, Дании, Италии, Кубы, Финляндии, Кипра, Португалии, Бразилии, Киргизии и Белоруссии? Главы четырёх иностранных государств нынче гордятся такой медалью.
  Шли годы. Я продолжал трудиться на ниве четырёх творческих профессий. Выходили мои книги, в том числе и об искусстве живого русского слова, пьесы и спектакли, в том числе из жизни Екатерины Второй и о судьбе поэта Есенина, печатались статьи в защиту русского языка, и шла его пропаганда в театре «Мир искусства», который я возглавляю. А в академии понемногу собиралось досье, и, когда оно созрело до критической массы, меня внезапно избрали в академики словесности. Я огляделся направо и налево и увидел вокруг себя лица достойнейших людей.
  Тогда же мне подумалось, что награды самостоятельной ценности не имеют. Они славны авторитетом имён, которые их присуждают. Медаль «Ревнителю просвещения», как показывает практика, перевешивает иные ордена. В день празднования юбилея академия вручит кому-то золотую Пушкинскую медаль, другим — золотую медаль Есенина, премии «Просветитель века» или «Триумф просвещения». Да что там говорить: с грамотой «Просветителю года» тоже краснеть не приходится! Награждаемые будут по-настоящему счастливы сознанием того, какие замечательные личности, никем искусственно не раздутые и не «раскрученные», признали их заслуги.
  Это — серьёзная миссия, которую чётко изложил всеобъемлющий Александр Сергеевич: «Чтобы Российская Академия, уже принесшая истинную пользу нашему прекрасному языку... ободрила, оживила отечественную словесность, награждая достойных писателей деятельным своим покровительством, а недостойных — наказывая одним ей приличным оружием: невниманием».
  — А как быть с традицией избрания почётных академиков из числа государственных чиновников высокого ранга? Или, скажем, из желающих щедро проплатить свой академический титул?
  — Я присутствовал при награждении одного государственного лица медалью «За помыслы и деяния», учреждённой в память 150-летия графа С.Ю. Витте. Не помню, чтобы при этом приглашали его в академики. В то время С. Степашин служил уже в должности председателя Счётной палаты. Но награда была вручена ему за конкретные заслуги в подготовке и проведении празднования 200-летия А.С. Пушкина на посту премьер-министра страны. Мне подумалось, что это не могло вызвать никаких сомнений — у русского гения не было оснований обижаться на государственный уровень празднования его юбилея.
  Ну а по части покупки академических званий даже рассуждать не приходится: всё прозрачно в академической казне в буквальном смысле этого понятия. Следов спонсоров, меценатов, покупателей званий ни я, ни мои коллеги не обнаружили. Увы, — чисто, сейф можно и не запирать.
  — При всём уважении — ведь и наша газета с благодарностью носит награду с профилем Пушкина, — мне кажется, что академия словесности ведёт себя значительно скромнее, чем ей полагается и по рангу, и по заслугам. Вы не согласны с этим?
  — Я бы сказал, болезненно согласен! Заслуги академии намного превышают то внимание, которое по логике вещей, ей должны были бы оказывать властные структуры и общество. День и ночь СМИ пишут и вещают о патриотизме. Надо понимать — о любви к Родине, ибо только так переводится это слово. Но почему-то понятие «патриотизм» усилиями тех же СМИ сведено к сфере вражды с внешними и внутренними недоброжелателями действующих порядков в стране. Но власти меняются, а народ и Родина остаются, и со сменой властей не может поколебаться любовь к Отечеству. А вот жестокое искажение родного языка — знак дурной, тут впору бить набат, потому что упадок и исчезновение языка влекут за собой гибель нации и не что иное. Экономика, технологии производства и прочие признаки цивилизации будут существовать и при помощи других языков, но народа такого больше не будет, как нет на свете тех, кто так прекрасно говорил по-латыни и на древнем греческом. Говоря без обиняков, Академия российской словесности — «сердце» нации. И «раскручивать» рядом с ней носителей всяческой словесной и музыкальной макулатуры, мягко говоря, непатриотично. У покровителей шоу-бизнеса всегда наготове полная презрения к народу циничная формула Богдана Титомира: «Пипл хавает».
  Шоу-бизнес пытается навязать мысль, что творческую продукцию таких зануд, как академики словесности, «пипл хавать» ни за что не станет. Однако многие из моих коллег-академиков сопережили волнение и благодарность молодых зрителей на спектакле «Гранатовый браслет» по повести А.И.Куприна и участвовали в радостном обсуждении. Стало быть, ложен лозунг «Молодёжь выбирает кока-колу, попсовые тусовки, лексику блатной зоны» и прочее в том же духе и того же вкуса.
  Мне в свою очередь довелось убедиться в желанности встреч людей разного возраста с членами АРС. По своей занятости художественного руководителя театра я редко располагаю временем для участия в научных и общественных форумах, чтениях, конференциях, симпозиумах и «круглых столах», особенно с выездами из Москвы. Хотя такие выезды отрезвляют ум и мобилизуют совесть. Мегаполис, что греха таить, живёт иначе, чем огромная «провинция». Только туда и надо ездить, чтобы хлебнуть живой воды из русских родников.
  Несколько лет назад по приглашению губернатора и отделения Союза писателей Калужской области солнечным июнем отправилась делегация Академии российской словесности с визитом в Калугу и в Полотняный Завод — знаменитое и любимое Пушкиным имение семьи Гончаровых. Как выглядит сохранённая в первозданности своей любовь к Пушкину, мы увидели уже в Калуге, а вскоре погрузились в душевную благодарность жителей Пушкинских мест, где нет и запаха «пипла», зато живы подлинная русская культура, начитанность людей с малых лет до седых волос и молодая любознательность. У зрителей на холме перед красавицей-усадьбой возникло тесное родство с нами — мы сумели ещё чем-то обогатить их. Я вёл эти встречи, так что мне-то и достались все «излучения». Долго отживали мы ту поездку вместе с народными артистами России Георгием Сорокиным, Геннадием Бортниковым (земля ему пухом), русской народной певицей Ларисой Трухиной, кинорежиссёром и актрисой Натальей Бондарчук, которая нашла там много полезного для своего успешного фильма об А.С. Пушкине.
  В той России, где побывали делегации от АРС, любому желающему слушать в два счёта объяснят, кому и зачем позарез нужна такая академия.
  Можно получить подтверждения тому и в праздновании в школах Дня Лицея 19 октября — это стало внедряться по инициативе АРС. Пушкинский выпуск Царскосельского лицея богат не только гением отечественной литературы. Среди его однокашников имена, украсившие историю России: дипломаты, учёные, литераторы, мореплаватели, военачальники, революционеры-декабристы. Пробудить к ним интерес растущих поколений — значит, уже воспитать патриотов.
  Пристальное внимание к юношеству академия неизменно проявляет, участвуя вместе с Союзом писателей России и Международным союзом книголюбов во всех молодёжных фестивалях.
  Я знаком с трудами многих моих коллег по академии. Они — несомненная ценность, художественная, духовная, познавательная.
  И мне до боли жаль, что не хватает денег, чтобы издавать Ежегодник или Вестник Академии российской словесности. Сколько бы сокровищ собралось под одной обложкой и сколько бы указателей пришлось на другие ценности, не вошедшие в сборник! Не к празднику будь сказано, но давно пора там, на самом верху великой страны, чудом не угодившей в овраг «третьего мира», решительными действиями вернуть русскую культуру из резервации. Ведь всё лучшее, могучее, славное в веках и на будущее выдавлено с книжных прилавков, немало — со многих театральных сцен и экранов, напрочь — с эстрады, безжалостно — из школьных учебников языка, литературы, истории, из быта наших семей, который так восхищал иностранцев хорошим вкусом и чувством наследственности и преемственности...
  21 октября в Большой зал Центрального Дома работников искусств соберутся разные люди: творческая интеллигенция, профессура и учительство, общественные и, возможно, государственные деятели. Что-то будут говорить. Хорошее. Что-то станут дарить на память. Тоже хорошее. Но…
  На сегодняшний день лучшим подарком юбилею Академии российской словесности стало бы возвращение её офиса...
  — Неужели кто-то посмел отобрать офис?
  — Есть и более тонкие ходы в таких делах. Например, затеять ремонт во всём здании, а по окончании почему-то не обнаружить площади, которая числилась бы за данным учреждением. Не к празднику будь это сказано. Но где ещё, как не в Вашей газете, представится случай так широко озвучить несправедливость?
  — Разделяю Ваши чувства. Хотя эта неприятность делает ещё большую честь академии, которая служит Отечеству, не считаясь с личными ущемлениями и обидами. Благодарю за содержательную беседу, поздравляю с юбилеем и надеюсь, что заветы двух великих женщин России сбудутся и в судьбе, и в славе Академии российской словесности никогда больше не наступит перерыв…
  — Что на языке поэтического экспромта звучало бы так:
  В великом духе академии
  Пусть не случаются утраты
  И до 550-й,
  Уж не такой далёкой, даты!

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: