slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Отстрел русских во Владивостоке

  В Москве над фильмом «Иван Васильевич меняет профессию» пока ещё смеются и даже крутят по Первому телеканалу, а во Владивостоке за употребление цитат из него в газете уже сажают. Как за «экстремизм». Вспомните, как в «культовой» кинокомедии взбунтовалось войско от одной лишь реплики, что «царь ненастоящий».
  Напуганные тем, что местный ОМОН не рвётся разгонять пикеты протестующих и приходится тратить большие деньги на доставку ОМОНа из Москвы, мэрия Владивостока «наехала» на Сергея Карнауха, лидера общественной организации «Русский клуб». На следующий день после того как премьер В.В. Путин открыл во Владивостоке автосборочный завод, Сергея вызвали к следователю и предъявили обвинение в экстремизме (статья 282 УК РФ). А ещё через день дело лежало на столе у судьи.

  Тот факт, что дело поручили мировому судье, которому неподсудна вторая часть статьи 282 (организация экстремистского сообщества) позволяет предположить: даже господа, два года потратившие на попытки признать «Русский клуб» экстремистской организацией, и те сообразили – не получится!
  Но так как за собственные глупости отвечать они не хотят, дело всё же направили в суд, чтобы влепить Карнауху хоть какое-нибудь обвинение.
   «Умников» абсолютно не смутило, что премьер страны трудится ради успокоения умов в Приморье, а «отцы города» пашут в обратном направлении. Великому актёру Георгию Жжёнову приписывают высказывание: «Чтобы убедительно изображать опору власти, нужно очень сильно эту власть ненавидеть!»
   Если верить обвинению, 4 ноября 2008 года, выступая на митинге на территории мемориала Боевой славы ТОФ «Подводная лодка С-56», Сергей Карнаух якобы употребил слова, оскорбительные для неславянских национальностей, представителей народов Кавказа и Средней Азии, проживающих на территории России.
  В деле фигурируют три коротенькие видеозаписи, сделанные на непонятно какой аппаратуре. Содержание видеозаписей следователь в своих бумагах просто пересказывает, даже не пытаясь задаться вопросом: почему нельзя было записать всё сразу на одну видеокамеру и что именно осталось за пределами видеозаписи?
  Если молодые мужики «коренной национальности», собравшись на митинг помянуть подвиги отцов и дедов, выражают горестное недоумение по поводу выходок «гостей» с Кавказа, ведущих себя, словно оккупанты на завоёванной земле, – это никакое не «разжигание национальной розни», а вполне легитимное высказывание собственного мнения.
  С приходом «гостей» с деньгами неведомого происхождения в Приморье резко вырос уровень преступности, имеющей вполне определённую этническую окраску.
  Приморский горно-обогатительный комбинат (добыча вольфрама!) вынужден был закрыть собой дыру в экономике России после того, как ещё в 1997 году Тырныаузский ГОК в Кабардино-Балкарии разворовали местные жители. А дагестанцы в Москве и Питере торгуют шапками из меха дальневосточных зверей, никогда в Дагестане не обитавших.
  И что ж, попытка сказать об этом вслух — есть «оскорбление братских народов и разжигание межнациональной розни»?!
  Профессор В. Лукин, уполномоченный по правам человека в России и большой спец по проблемам Дальнего Востока, в подобных случаях любит говорить: «Лучше здоровый инстинкт, чем больной интеллект!»
  По логике владивостокских «стражей порядка», стоило бы упечь в кутузку вместе с Карнаухом ещё и сотрудников Минрегионразвития. Именно они осмелились разгласить на официальном сайте министерства, что самые прожорливые дотационщики в России — Северная Осетия – Алания (60,16 процента бюджета из московских дотаций), Адыгея (60,68%), Карачаево-Черкесская Республика (67,16%), Кабардино-Балкарская Республика (67,38%), Республика Дагестан (78,82%), Чеченская Республика (84,21%), Республика Ингушетия (89,24%).
  Понимая шаткость обвинений, следователи заодно приплели ещё и статьи из газет «Русский клуб» и «Думать по-русски», давно не выходящих и представлявших собой продукт коллективного творчества не очень умелых ребят, большей части которых сегодня уже нет в Приморье.
  Кто-то выдернул из Интернета статью о посягательствах японцев на Курилы с утверждениями, что Москва плохо защищает острова и эпиграфом из кинокомедии Гайдая. Но виноват в «распространении экстремистского негатива» почему-то Карнаух!
  Японцы, наплевав на подписанный в августе 1945 года Акт о безоговорочной капитуляции, только что приняли закон, объявляющий Южные Курилы частью их государства.
  Печально известный дьякон Андрей Кураев, бывший референт Алексия II, всё ещё воспринимаемый страной как «рупор патриархии», призывает русский народ «уступить Сибирь народу, который сможет её освоить».
  По мнению Кураева, «Византия совершила подвиг, передав православие своим врагам, славянам, после чего достойно умерла… И если сейчас настала пора умирания России, нам нужно задуматься, как мы умрём — в судорогах и проклятиях или же сможем найти наследника, которому передадим самое главное, что у нас есть, — нашу веру и нашу душу. Мы передадим православную эстафету китайцам. Славяне, когда они вторгались через Дунай, не помышляли о том, что станут продолжателями православных традиций. Может быть, и с Китаем произойдёт так же — они станут хранителями наших святынь…».
  Кураев мечтает о пришествии китайцев, сидя в Москве, а С. Карнаух в отличие от батюшки-фантазёра изо дня в день сталкивается с ними на улицах. И ближайшее будущее Приморья видится ему куда более мрачным, чем г-ну Кураеву.
  На Сергея у мэрии сильнейшая аллергия после того, как в середине декабря 2007 года «Русский клуб» попытался провести митинг протеста по поводу приговора Ленинского районного суда города уроженцу Азербайджана Немату Гамидову, получившему три года условно за хладнокровное убийство русского мужика…
  Хоть митинг и запретили, в указанный в заявке день и час активисты «Русского клуба» пришли на место запланированного мероприятия возле Триумфальной арки. В тот же день акции протеста против чрезмерно мягкого приговора уроженцу Азербайджана, безнаказанно застрелившего русского мужика, прошли в Москве, Нижнем Новгороде и Воронеже. Во всех городах митингующие говорили примерно одно и то же: «Мы возмущены непристойно мягким приговором. Три года условно за убийство — это не наказание. Мы хотим правосудия — убийца должен сидеть в тюрьме, он должен ответить за своё деяние. Кроме того, мы настаиваем, чтобы была проведена проверка: получал ли судья Павлов взятку от азербайджанской диаспоры».
  Мэрия Владивостока запретила протест.
  Гамидов задел крылом своего Nissan Terrano один из автомобилей, смирно стоявших в пробке на улице Владивостока, и когда «русский пёс», пятидесятилетний Сергей Смоляков позволил себе громкое замечание в адрес кавказца, не желающего стоять в пробке вместе со всеми, застрелил его, предварительно ударив «пса» кулаком в лицо.
  Судья Ленинского райсуда Виталий Павлов посчитал, что Гамидов действовал в состоянии аффекта (ч.1 ст.107 УК РФ) и приговорил его к трём годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года. Павлов обошёлся без экспертизы. Ему виднее, был аффект у Гамидова или не был. Он даже отказал государственному обвинению в проведении экспертизы, совершенно не опасаясь того, что прокуратура города заявит протест.
  Про то, что никогда по сути так и не ставший «советским» Азербайджан слишком уж широко шагает (по России!), вздыхал в интервью московским газетам ещё Генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов. Он сетовал, что даже в Москве спецслужбы некогда «братской» республики что хотят, то и делают. Именно тогда владыкой подмосковного Балашихинского района, напичканного оборонными заводами и казармами частей спецназа (куда иноземцы прежде не допускались даже в качестве транзитных пассажиров!), стал бывший торговец арбузами Вагиф Кубатов, ныне миллионер и житель Лондона, лишь изредка мелькающий в ресторане азербайджанского посольства в Москве…
  Но когда десять лет назад посреди Адлера армянский бандит на глазах у десятков людей расстрелял русского спортсмена и получил два года условно, тогдашний Генеральный прокурор страны Владимир Устинов, разобравшись, выгнал с работы прокурора Сочи Владимира Ульянова, своего бывшего заместителя по райпрокуратуре Хосты и прокуратуре Сочи.
  Устинова не смутило то, что армянская братва Адлера абсолютно не боится устроить драку в аэропорту с охраной В.В. Путина, после которой дворники с трудом выметали выбитые зубы.
   А мэрия Владивостока даже не пыталась успокоить горожан, возмущённых решением судьи Павлова и убеждённых, что того «купили кавказцы». Чиновники не придумали ничего умнее, как задним числом аннулировать юридическую регистрацию «Русского клуба». Их совершенно не смутило, что Первореченский райсуд решение об аннулировании «Русского клуба» датировал 19 июня, а 4 ноября «несуществующая общественная организация провела во Владивостоке санкционированный властями «Русский марш».
  Дьякон Андрей Кураев сравнивает русский народ с собакой, «которая ещё может лапками скрести, но ни свою конуру, ни хозяйский дом охранять не может» и как на доказательство нашего национального бессилия указывает на «отсутствие в России православного терроризма!». Но если такое(!) позволяет себе в прямом эфире популярный православный проповедник и эксперт Госдумы, почему должны скромничать темпераментные кавказцы, не доросшие до того, чтобы профессорствовать в Московской духовной академии?!
  И не является ли «наезд» властей Владивостока на Сергея Карнауха провокацией, призванной наконец «осчастливить» Россию православным терроризмом, по которому откровенно тоскует диакон Кураев?!
  Желая задним числом скомпрометировать «Русский марш», который они имели неосторожность разрешить Карнауху, власти города заставили следствие «установить», что он «обидел маленьких»!
  Даже в монархической Европе XVIII века по свидетельству Пьера Бомарше, автора «Женитьбы Фигаро», для осуждения статьи или речи, якобы задевающей мусульман, требовалось вмешательство посла восточного владыки.
  А во Владивостоке XXI века «муллы в погонах» на протяжении всего следствия обошлись без чьих-либо заявлений. Может быть, они не поставили в известность своё управление кадров о том, что давно приняли ислам?!
  Лишь передавая дело судье, следователь нашёл некоего узбека (в материалах дела он то таджик, то узбек!) и «ознакомил его с заключением экспертов. После чего «потерпевший» в заявлении, написанном под диктовку, потребовал привлечь Карнауха к уголовной ответственности.
  Строго говоря, обвинение в оскорблении национального достоинства и разжигании межнациональной розни не принадлежит к разряду «дел частного обвинения». То есть вообще не требует наличия потерпевших.
  Но зато оно требует очень квалифицированной экспертизы.
  Но ни один из «экспертов», привлечённых следствием, не способен оценить психологическую адекватность восприятия неким индивидуумом русского текста.
  Таких специалистов во Владивостоке просто нет.
  Зато они есть в Институте языкознания РАН в Москве.
 

Михаил КАЗАКОВ.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: