slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Отец Александр. Прикосновение к истине бытия

Преосвященный Александр (Егоров), находящийся в расцвете сил, — ему не так уж много лет — посвятил жизнь свою без остатка служению Всевышнему. При этом он — удивительно тонкий, самобытный художник. Краски его палитры словно издают мелодию звучания высокой духовности. «Каждая минута вдохновения даруется нам Богом!» — говорит мастер. И разговор с ним, вернее фрагмент его — лишь попытка познакомить вас, дорогой читатель, с этой незаурядной личностью.

(Окончание. Начало в № 19)
— Ныне Вы заметная фигура не только как яркий самобытный художник и священнослужитель, имеющий обширную паству, но и как активный общественный деятель.
— Ранее часто выступал на ТВ в программе «Радонеж». На радио «Голос России» и «Содружество» вёл авторские программы «Пастырское Слово», «Православный календарь». Участвовал в организации «Рождественских чтений», православных выставок в Кремле (персональная), Манеже, ЦДХ. Было очень интересно участвовать в восстановлении Большого Кремлёвского Дворца и росписи Храма Христа Спасителя.
— Ваша преподавательская деятельность отличается от традиционной педагогики?
— Мне дороги часы, проводимые в аудиториях и студиях. Что стоит мгновение, когда к тебе подходит седовласый 60-летний полустарец и произносит почти пафосно самую свою затаённо сокровенную фразу: «Научите меня рисовать! Хочу стать художником не хуже других». Ну что ему ответить? Ведь Леонардо или Моцарт дремлют в каждом из появившихся на свет Божий. Стараюсь не оставить без внимания ни одного своего слушателя.
Я разговаривал с талантливой девушкой-художницей о годах её учебы в вузе, и она вспомнила, как их курс сдавал претяжёлый экзамен по основам атеизма. Всем курсом они шли в ближайшую церквушку, ставили свечи и хором произносили сакраментальную фразу: «Господи, помоги нам сдать атеизм!». И сдавали предмет «на отлично»!
— Господь Бог прислушался к их молитвам?
— Господь всегда рядом и желает нам показать знаки своего присутствия и откликнуться на наши чаяния и молитвы, порою в самых невероятных обстоятельствах.
В своих занятиях искусством я стремлюсь показать путь к вере, путь к Богу. Мои аудитории были разными. Не все в руководстве в то атеистическое время однозначно воспринимали мои лекции. О духовном было запрещено не только говорить, но и мыслить!
— А каков режим дня?
— Встаю в 4–5 утра. Водные процедуры. Утренние молитвы. Зарядка. И …литургия.
Дальше дела, встречи. Но любую свободную минутку посвящаю живописи.
— О своей профессии художника в столь двадцатичетырехчасового занятом вашей плодотворной деятельностью не забываете?
— Сейчас времени не хватает для искусства. Увидели бы меня в молодости в творческих поездках! Не живописец со стульчиком и этюдником в поисках мотива, а альпинист, собравшийся покорить Эльбрус, где я, плененной красотой гор, немало написал этюдов на высоте более 4000 метров , там краски замерзали в мгновение.
— Вооружен, образно говоря, до зубов!
— Правда, вместо ледоруба и ботинок с металлическими «кошками» увесистая поклажа, едва умещающаяся в рюкзак, палатка, зонт для художника, и огромная папка, этюдник, до отказа набитый красками, кистями, грифелями, холстами, картоном, бумагой.
— Настоящая походная мастерская, восхищён Вами! Не многовато ли для одного среднестатистического художника без данных гренадера выдержать все испытания?
— Выжали из меня признание: я вынужден был признать правильность закона всемирного тяготения…
— …открытого английским математиком, механиком, астрономом и физиком Ньютоном.
— Но вместо его злополучного яблока, однажды, со скалы сорвалось моё бренное тело со всей тяжеленной поклажей и грузом искусства, с высоты рухнув на острые камни и придавив всей массой «шедевров». По сей день вспоминаю этот полёт. Без травмы не обошлось!
— Самый ответственный в Вашей жизни — уверен! — момент общения, исповедь. Индивидуальная сокровенная беседа с человеком, жаждущим найти выход из сложной житейской ситуации. Человек приходит со своими душевными болями и печалями — кто от них свободен в наше неспокойное время!
— Исповедь, это таинство! Она безумно волнительна для обоих. Но так хочется облегчить бремя грехов человека, помочь ему, указать спасительный путь…
Для меня исповедь, это не только разговор с человеком, сколько и с Богом, который открывает свою волю и проявляется нам в этом сокровенном диалоге. Это время исповедальной беседы, которым порой до отказа наполнен почти каждый день, — час святой. И он важен для нас обоих, ибо в нём проявляется промысел Божий о наших судьбах. Слушать сокровения признаний, когда понимаешь, что единственно, кому доверена тайна звучит для меня, скрываемая даже от самых близких, не легкое бремя. Поверьте, всё услышанное становится моей болью. Каждый исповедующийся становится мне дорогим и близким. Он усыновляется мною и становится духовным чадом. Я принимаю душевные страдания человека в свое сердце и уже сострадаю с ним. Это попечительство о спасении души человека, однажды открывшемся мне в своих мыслях и переживаниях, буду постоянно носить в себе. Если мои наставления помогут ему, смогут помочь встать на праведный путь, то буду счастлив. И это изо дня в день увеличивающийся «груз» несения бремени другого — моя радостная пожизненная ноша, которую помогает мне нести Господь!
Это мой долг. Прежде всего, и как священнослужителя, и как человека, способного к сопереживанию.
— Вы — член Союза художников России, член Международного художественного фонда, член РАХ, член–корреспондент РАЕН и МАКИ. Приятно, что такой одарённый человек с внушительным творческим досье дал согласие на персональный вернисаж в картинной галерее «Колорит» в стенах нашего дома художников, детища дважды академика Российской академии художеств и Академии российской словесности, народного художника РФ Игоря Обросова.
— Спасибо большое! Благодарен за столь высокую оценку моих скромных трудов! Постараюсь представить как ранние свои работы, так и несколько новых холстов и рисунков. Для меня большая честь выставить их в столь престижном выставочном зале, где проводились выставки многих замечательных художников. В том числе и Ваша прекрасная графика, которой я восторгаюсь. Особо меня впечатлили картины к изданию о русском зарубежье. Это уникальные работы с неповторимым композиционным решением и многоплановыми образами выдающихся деятелей русской послереволюционной эмиграции, внесшей уникальный вклад в мировую науку и культуру.
— Из ваших уст услышать такую оценку моей работы! Признаюсь, я более, чем благодарен вам!
— И, конечно, не могу не сказать о выдающемся мастере, оставившем весомый вклад в отечественную культуру, лауреате Государственных премий, Игоре Павловиче Обросове. Он оставил после себя огромное творческое наследие, его работами гордятся многие художественные музеи и галереи. Это самобытный мастер и педагог!
Он мне очень дорог. Это был большой и художник, и большой мыслитель. Мог убедительно, ёмко и образно выразить себя не только в искусстве, но и как оратор, учитель, организатор. А какие прекрасные книги он выпустил!
В последние годы, омрачённые тяжелой болезнью, он поднимал извечно актуальный вопрос, в чём смысл жизни — ведь она так коротка и имеет неизбежно свой завершающий этап. Искал ответ на этот вопрос, который так неизбежно и остро поставила перед ним сама жизнь.
Ответ, который мы желаем получить от Творца, всегда актуален для каждого здравомыслящего на этой грешной земле. Наши беседы носили искренний характер. Откровенно исповедальный. Говорили о сокровенном. Понимали друг друга с полуслова. Часто во время разговоров возникала неземная тишина, и каждый в этом безмолвии получал ответ Свыше. Чувствовалось, что в нашей беседе присутствуют небесные ангельские силы. Вдохновение органично для художника, вдохновлявшееся ангелами-хранителями. Мы чувствуем присутствие божественных сил, радуясь и вдохновляясь этим к творчеству. Это проявляется и в живописи, и в музыке, и в науке…
— …И в богомыслии! Наделён Игорь Павлович был почти всеми громкими регалиями, но «ни одна из них, — мрачно шутил он, — не могла задержать мой уход».
— Мы говорили о Вере русского народа, о роли православия в нашем характере и культуре, о нашей непростой, драматичной и великой истории. Его очень волновали эти вопросы. Без возрождения православной веры в душе русского человека возрождение и России невозможно! Он искал формы и пути воплощения этой идеи. А без соборной церковной молитвы осуществить это сложно. Православный храм олицетворяет собой все грани духовного преображения человека — и Евангелие, и богословие, и таинства, и литургию, и молитву, и покаяние, и архитектуру, и живопись, и пение… И откровение. Храм — средоточие Всего!
Я благословил Игоря Павловича на строительство храма на его родине, в деревне под Тверью, где он родился. Церковь была построена довольно быстро. Это жертва Богу всего семейства Обросовых. И Павел, старший сын, завершил её облик приобретением колоколов. Колокольный звон — это призыв к молитве, ко Христу. Но их церковного звона отец уже не услышал здесь на земле, а на том Свете для него звучат колокола небесные. Но всё же Такую божественную память оставил о себе человек! И многие поколения односельчан будут молиться о «создателях храма сего». И каждая эта молитва спасительна для его души!
Ему хотелось всё успеть завершить на этой земле, очистить душу. И уже перед самым уходом мы договорились о встрече. Он хотел принести покаяние, чтобы в тот мир уйти с чистой совестью.
Я его исповедовал. Я его причащал святыми дарами. Я и отпевал его. Очень много народа пришло проститься с ним! Была особо проникновенная заупокойная служба. Многие из близко знавших его, кто был на этом печальном для всех событии, к своему удивлению обнаружили в своих сердцах и свет, и «вечный покой», и ощущение бессмертия души. И жизнь бесконечную. Его душа была настолько щедра, что даже после смерти он продолжал делиться своим богатством!
Так что мою экспозицию в его доме, где прошло столько интереснейших выставок, я хочу посвятить светлой памяти великого маэстро кисти и пера.
— А сколько молодых художников он осчастливил доведением до конца строительства кооперативного дома в центре Москвы на Садовом кольце. Более 10-ти лет отдал доведению своей идеи подарить творческой молодёжи прекрасные условия для жизни и работы в просторных мастерских, хотя осуществление это совпало с событием этапным для нашей страны, когда Союз Советских Социалистических Республик закончился, приобретя краткое и убедительное название нового государства – Россия.
— Он выполнил свой долг! Родил дочь и трёх сыновей, построил нам, молодым художникам дом, возвёл храм Господний, написал великолепные картины, вложил себя в своих учеников. Это памятник ему!
И память о нём сохраним – все, знавшие его. А следующие поколения будут черпать из того источника, где он прикасался к вечности в своём творчестве и деятельности! Это память вечная! Дети его активнейшим образом участвуют в жизни и деятельности нашего дома, приняв эстафету порядочности своего отца. Огромная благодарность и признательность им за то, что они стремятся продолжать его великое дело!
— Как Вы относитесь к атеизму?
— Нашей человеческой природе изначально присуще ведение о Творце, который создал человека по Своем у Образу и Подобию, Мы подобны Ему. У первых людей была с ним естественная и живая связь, разлучает с Ним только грех. Вот и первые люди, нарушив заповедь, преступив закон Божий, лишились райского блаженства и бессмертия. Человек, потеряв всё, стал смертным и должен в поте лица своего добывать себе пропитание на жизнь. А прежнее живое богообщение всё более и более отходило в глубины подсознания, лишь редкими озарениями просвещая разум человека. Для русского человек всегда было крайне важным посоветоваться с Богом, особенно когда что-то крайне важное было необходимо решить.
Этот совет он получал из сокровенных глубин своей души и звучал он как голос совести. Высшей оценкой человека на Руси было представление о его совестливости. Со-весть - т.е. весть из глубин собственного Я, где живет неумираемая искра Божия . Господь обитает в каждой душе, но не каждый его слышит и живет по совести, по его заповедям.
В каждом человеке и даже атеисте живёт Бог, терпеливо ожидая, когда он обратит свой взор к Нему. Часто великие потрясения, страдания открывают сердце человека к Богу. За порогом смерти Господь встретит каждую душу. И тех, кто жил по Его заповедям. И тех, кто этому противился, был богопротивником и богоборцем.
Фронтовики мне говорили, что неверующие были только до первой атаки, а после команды «Вперёд» каждый произносил в своей душе: «Господи помилуй! Спаси и сохрани!».
Незавидна судьба богоборцев и в этой жизни, и в жизни будущих веков. Они лишают себя всей полноты и богатства её проявлений, реализации всех дарований и талантов во всём многообразии, глубине и яркости. А в загробной жизни лишают себя вхождения во врата Царства Божия, которое они же и отрицают. Священное предание говорит ясно, что праведники, исповедующие нашего Господа Иисуса Христа, идут к вечному блаженству и наслаждению божественной любви с Ним. А грешники и отрицатели, гонители веры, идут к вечному мучению. В Царство Божие войдут только чистые, святые души.
Жизнь нам дана, чтобы достичь обожения, как считали ближайшие ученики Христовы. Господь Иисус Христос пришел в этот мир, чтобы вернуть человеку его божественную природу. Путь к святости - это великий труд, не все достигают ожидаемых результатов. Преподобный Серафим Саровский говорил, что цель христианской жизни в стяжании Святого Духа Божия.
— Ощущение бесконечности присуще всякому человеку…
— Верно! Пробудившись, оно проявляется через религию. Оставшись в спящем состоянии, оно уступает место безрелигиозности, безразличию и атеизму. Безрелигиозность и атеизм проявляются у тех, у кого это космическое, бесконечное ощущение опьянено солипсическим эгоцентризмом (Солипси́зм от лат. solus — «одинокий» и ipse — «сам» — философская доктрина и позиция, характеризующаяся признанием собственного индивидуального сознания в качестве единственной и несомненной реальности и отрицанием объективной реальности окружающего мира — Ред.). Если человек начнет искать смысл жизни более логичный, чем у моли, в нём моментально пробуждается спящее ощущение бесконечности. И человек через религию всем своим существом тянется за пределы себя и над собой в поисках желанного смысла. В этом случае религия становится средством победы над эгоизмом, над солипсизмом — средством продления, расширения, углубления, обесконечивания человеческой личности. Через религию человек борется за расширение круга реальности. За смысл безусловный, за цель непреходящую, за оптимизм неугасимый, за бессмертность блаженную. В этом оправдание всех религий, возникших на нашей многострадальной планете.
Это — слова выдающегося мыслителя, доктора богословия, сербского священника, архимандрита, канонизированного православной церковью в лике преподобных Иустина (Поповича).
— Правильно! Кто бы из атеистов рискнул вступить с ним в полемику о существовании Бога!
— Я думаю, сейчас для России пришло время второго крещения. Почти век воинственного безбожия и мракобесия поставил страну и народ на край пропасти, на грань исчезновения. Возродиться нам поможет только Бог! Это мы интуитивно чувствуем. И робкими, неумелыми попытками стремимся отыскать среди руин прошлого величие Российской Империи и глубокой православной веры наших отцов почву для возрождения своей мятущейся души и любимого Отечества.
— Ваши глубокие рассуждения, владыко Александр, — верю! — будут серьёзно восприняты читателями «Слова». Но хотелось бы вернуться к прямому поводу для нашей встречи. Вы — прекрасный художник! Посетив Вашу великолепную выставку, я обратился к Вам, как к коллеге по цеху. Надеялся подробней для себя выведать тайну необычного письма живописца. Как можно, имея традиционные материалы — кисти, краски, мастихин, палитру — создавать полотна с искоркой волшебства?! Мне показалось, что портрет в традиционном его понимании Вам не близок. Вами воспето столько мотивов разнообразнейших ландшафтов. Но только не люди. Ошибаюсь?
— Что Вы! Я очень люблю портрет и много их писал. В портретировании важно передать состояние души, настроение, характер. Найти проявление психологизма образа, что требует глубокого размышления, сосредоточения и большого времени не только от художника, но и от натуры, когда все силы бросаешь фактически на раскрытие внутреннего мира человека. Тогда холст становится произведением искусства, близкого к зрительскому восприятию и взаимопониманию. Во всяком случае я к этому стремлюсь!
— Я неоднократно встречался с талантливыми художниками, чем в первую очередь обогащал себя, стараясь передать другим свои эмоции и впечатления. Но всегда сталкивался с проблемой невозможности перевести воочию увиденное на язык слова. Рисунки, картины, скульптуры надо видеть без посредников. Без гидов, объясняющих, как «надо» видеть мастера.
Только личное свидание с делом рук мастера любого уровня и подарит зрителю истинное отношение к нему. Призываю исповедью пишущего внимательней всматриваться в ваши произведения на выставках и давать им достойную оценку, которую вы более чем заслуживаете, дорогой наш отец Александр.

Беседовал Леонид КОЗЛОВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: