slovolink@yandex.ru

Осмысление столетия 1917–2017

Похоже, и в год столетия двух революций не происходит должного осмысления событий, резко изменивших нашу историю. Надо полагать, что пока не будет проделана эта культурная и историческая работа, мы будем ходить по кругу, в чертог теней возвращаясь.
Какие потери и приобретения сопровождали наше государство на протяжении этого столетия?
Писатель Юрий Лощиц в своей книге «Русская притча – сербский сказ» размышляет: «У России за последние три века накопился достаточный опыт переворотов. Как правило, они осуществлялись самым малым числом людей, которым нечего было терять, и потому они почти всегда действовали успешно. А это? Очень уж странный переворот. Как если бы однажды утром Брут со своими приятелями постучал в ворота виллы Юлия Цезаря и сказал бы: «Послушай, Юлий, ты знаешь, что мы тебя страшно любим, хотим и дальше тебе верно служить и вовсе не намерены набрасываться на тебя с ножами в сенате, но умоляем: посиди-ка ты несколько дней под домашним арестом».

Это о начале 1990-х. А не о 1917-м ли?
Нижеследующий опрос – это попытка людьми, здесь и сейчас трудящимися на благо русской культуры, осмыслить произошедшее с нашим государством.
Дворцов Василий Владимирович, писатель, член правления Союза писателей России, президент Всероссийских литературных фестивалей-конкурсов, руководитель семинаров молодых писателей:
— А что есть «государство»? Системное соединение институтов политического планирования, бюрократического управления и хозяйственной координации, военной и полицейской защиты, законопроизводства и суда, культурного воспитания и социального обеспечения? Если так, то Российское государство выстояло в двух мировых войнах и одной гражданской, прошло через два переворота с растратой территорий, пережило апофеоз абсолютного права на подавление личности вкупе с мировым господством и обрушение в третьеразрядность с полной экономической зависимостью. И все перемены и переломы сопровождались страшными человеческими жертвами – Менделеев рассчитывал, что Россия войдёт в XXI век с 500 миллионами населения…. Но кому роптать? И, главное, на кого?
Государство – оно механизм, машина, а вот если общество, если народ столетие живёт вне религиозных императивов: цареубийство, первая в мире легализация абортов, поощрение отцепредательства…. Когда «нравственность выводится из интересов классовой борьбы»…. А ещё вспомнить, что к 1917 году количество сектантов и православных в России оказалось сопоставимо плюс чуть ли не половина архиереев соблазнилась обновленчеством….
От того и вычищаемся. И выздоравливаем новомучениками. Слава Богу за всё.
Минаков Cтанислав Александрович, писатель, лауреат многих литературных премий:
— В 1917-м, который ещё Лермонтов за столетие до страшных событий предсказал как «настанет год, России чёрный год, когда царей корона упадёт», а поближе к событию футурист Хлебников предвидел в своих раскладах как «Некто 1917», произошла вселенская катастрофа, крушение трёхвековой формы Российской империи, народ наш окончательно впал в помрачение известно какой природы – практически во всех слоях русского социума. В следующем же году был совершён жуткий необратимый акт: убиение Помазанника Божия и всей августейшей семьи. Можно прямо сказать: враг совершил ритуальное жертвоприношение, а Царственные Страстотерпцы своей личной Голгофой обозначили всеобщую русскую Голгофу. Это стало экзистенциальным «оформлением» катастрофы, которую А.И. Деникин назовёт «Второй русской смутой» и которая повлечёт за собой страшнейшие последствия: многомиллионное братоубийство, рассеяние народа, противоестественные формы удержания российских пространств большевиками (читай созданием, на штыках, формата СССР, воистину заложившего потенциальную основу для самораспада через семь десятилетий). Следствием этого в известном смысле стало и Божие попущение Великой Отечественной войны, о которой старец произнёс трудновместимые слова: «Слава Богу, что эта война была!»
Когда говорят «о приобретениях советского периода», называя индустриализацию-модернизацию в порыве «догнать и перегнать Америку», всеобщую грамотность, выход в космос и иное, то хочется вопросить, адресуясь не столь вовне, сколь к себе самому: а какой ценой это было достигнуто и что было бы без катаклизмов? Эксперты свидетельствуют о весьма высоком промышленном уровне России в 1913 г., о движении к реформированию и ускорению (при всех известных нам нестроениях). Следует задуматься, а какова могла быть по численности населения и территории наша империя сегодня, если бы не кровавые и духовные потрясения ХХ в., каково было бы качество этого населения, какой меры благоденствия и внутреннего благоустроения достигло бы русское общество? А что до социального государства (а не социализма), то весьма социальным государством может быть и монархия – как, например, Норвегия или Швеция.
Следует констатировать, к общей печали и трезвению, что русский катастрофический раскол продолжается и сегодня, он не преодолён, и последствия его могут быть весьма плачевными, как и столетие назад.
Румянцев Вячеслав Борисович, главный редактор портала «Хронос. Всемирная история в Интернете»:
— Сто лет назад большевики, пришедшие к власти исключительно благодаря разрушению Российской империи усилиями «детей февраля» – людьми синтетических убеждений, которые поддерживались всеми ресурсами Запада (в первую очередь интеллектуальным ресурсом Лондонского Сити и лично послом Бьюкененом), чуть ли не с первых своих шагов по закреплению власти… эти «безродные большевики» приступили к ослаблению русской нации. Институты русской нации злонамеренно уничтожались, их носители убивались бессудно (сколько же членов так называемых черносотенных организаций в ту пору бесследно сгинуло! 37-й год в сравнение не идёт…). Территорию России эти транснациональные террористы разрезали на куски, в которых принялись «укоренять» какой-нибудь местечковый (как правило, мелкобуржуазный) клан – «украинский», «белорусский», «татарский», «башкирский» и т. д. Русская нация за сто минувших лет была отброшена в своём развитии. До сих пор не восстановлено ни одного института русской нации. Функции этих институтов исполняются лишь в малой части и имитационно – отчасти РПЦ, но, в основном, имитируются спецслужбами, «пасущими» записных «русских националистов».
Утрата в большой мере национальной самобытности и целостности сопровождалась, конечно, некоторыми «приращениями». Оседлав марксизм как новейшую технологию манипулирования сознанием масс во всём мире, большевики-коммунисты ленинско-троцкистско-сталинской версий первым делом отмобилизовали все наличные ресурсы России на новую мировую войну, послужившую источником фантастических доходов для транснациональных, преимущественно американских, корпораций. Они даже не пожалели «бесплатной» помощи вооружениям и материалами – лишь бы «отжать» людские ресурсы нашей страны по полной программе. Тогда же России даже разрешили развивать науки и тяжёлую промышленность – в основном, разумеется, военного профиля. России дозволили освоить ядерную бомбу и самые передовые средства доставки – ракетоносители. Вписанная в «двухпартийную» мировую систему «Вашингтон – Москва», Россия-СССР была подчинена ложной цели поддержки паритета с самой богатой страной мира. Все достижения России этого периода, включая космос, были подчинены одной этой ложной цели – имитации «двухпартийности» в глобальном масштабе. Богатства же и рычаги глобального управления всё это время оставались в одних руках. Что полностью проявилось в «перестройке» и разрушении нашей страны в 90-е годы XX века. Практически все так называемые достижения – от орбитальной станции «Мир» до собственной национальной валюты и промышленности – были добровольно сданы… в пункт приёма глобального вторсырья.
Степанов Анатолий Дмитриевич, историк, публицист, главный редактор интернет-портала «Русская народная линия»:
— За последние 100 лет наше государство приобрело силу, властность и подлинную великодержавность. Именно слабость власти, нерешительность министров и чиновников привели в 1917 году к победе революции. Это случилось во многом из-за того, что во время террора 1905–1907 годов было физически уничтожено значительное число решительных и монархически настроенных генералов и сановников. К 1917 году в элите уже преобладали утратившие монархическое чувство толстовцы-непротивленцы, спасовавшие перед революцией, предавшие своего государя.
Восстановленное после кровавой междоусобицы Гражданской войны государство было свободно от непротивленчества элиты, но и без сомнений и жалости шло на крайние меры в отношении народа.
В ХХ веке наше государство в виде СССР достигло наивысшего могущества за всю нашу историю, став одной из двух супердержав. Но в это же время государство утратило милосердие, милость к подданным. ХХ век в нашей истории – время наибольшего ожесточения в обществе, время массовых репрессий государства против своего народа.
Думаю, важнейшая задача современного государства – доказать, что эти два качества – великодержавность и милосердие к народу, или как принято теперь говорить, народосбережение, соединимы. Что одно не противоречит другому. Что власть может быть сильной и твёрдой, проявляя при этом истинную заботу о народе.
Шарипов Александр Михайлович, член Исполнительного комитета Сербско-Российского общества им. Ивана Ильина (СРОКИ), кандидат исторических наук, член Союза писателей России:
— Кто любит Россию, её многовековую культуру, нередко определяет прошлый век страны и нации как век утрат, как катастрофу дважды – в 1917 и 1991 годах страна и нация губила себя в неразумном саморазрушении. Но момент катастрофы надо отнести к более ранней дате – к моменту развязывания братоубийственной межхристианской войны европейских народов в 1914 году. Следствием Первой мировой войны стала гибель европейских христианских монархических империй – Российской, Австро-Венгерской, Германской, позже и Сербской; итогом – прекращение глобального доминирования христианской цивилизации. Это – главная утрата для любого христианина, видящего своё личное, национальное и мировое бытие как осмысленный путь к духовному преображению и вечному спасению. К тому же в ставшей советской России были утрачены свобода слова и свобода веры.
И всё же русская жизнь в XX веке продолжалась, и она не была бессмысленной, как не была бессмысленной жизнь язычников в ветхозаветные времена. Именно в советскую эпоху миру было явлено величайшее стояние в христовой вере перед лицом смерти: пролитая безбожниками жертвенная кровь новомучеников российских – великое обретение на пути укрепления церкви, для осознания современными христианами веры как фундамента жизни.
Реальность жизни заставляла советских руководителей отступать от самых безумных идей марксистского морока и идти на компромиссы: постепенно восстанавливались нравственные нормы, уважение к квалифицированному труду, к культуре, семья вновь была провозглашена непреходящей общественной ценностью. А в 1960–1970 годы было построено социальное государство – с отсутствием нищеты и безработицы, с защитой детства и старости, с развитой системой медицинского обслуживания и победой над эпидемиями, с правовой защищённостью населения и мизерной по сравнению с нынешним днём преступностью, с прекрасной системой среднего и высшего образования... К этому добавим, что до сего дня страна живёт на фундаменте научного потенциала тех времён; напомним и о плеяде выдающихся творцов культуры – И. Глазунов, С. Бондарчук, Н. Рубцов, М. Шолохов и сотни других имён мирового уровня, о стремлении большинства народа к культурному саморазвитию и образованию... Кто-то опять огрызнётся по поводу весьма скромного по сравнению с Европой и миром Запада в целом уровня достатка советского общества, на что ответствуем: до сегодняшнего дня половина населения земного шара и мечтать не может о высоте уровня жизни, соответствующей социальному государству эпохи «застоя» (как и половина населения современной России). А ещё – было чувство общенародной солидарности. Всё это – наши обретения, и они так бездарно утеряны... Но опыт построения социального государства и солидарного общества лёг в копилку национальной памяти, и, будем надеяться, не напрасно.
На рубеже 1980–1990-х годов мы обретали свободу мысли, слова, совести.
И уже второе поколение растёт в условиях этих свобод, но, чтобы не утерять их, в памяти должен храниться опыт утрат в двадцатом веке таких, казалось бы, естественных явлений, как свобода исповедания своей веры, своего мнения. При всей несправедливости современного общества ныне обретена весьма важная для скоропостижно живущего на земле человека возможность – свободно осмысливать своё место в мироздании, нелицемерно предстоять пред Богом для обретения Вечности.
И позвольте уж напомнить тем, кто ответственен за общенациональное бытие: божественная гармония не может быть усечённой, она – в единстве истины веры, красоты культуры и добра социальной справедливости. Так что в повестке дня государственных мужей и творцов культуры актуальна задача новых обретений: солидарного общества социальной справедливости и культуры высоких образцов. А иначе ни о какой вере и душевном спасении отдельных персон и речи быть не может.
* * *
Известный литературный критик Валентин Яковлевич Курбатов в своей книге «Бегущая строка» вместе со своими современниками разгадывает загадки России, тоскует по «целостному» времени Российской империи, СССР. Эмигрант Ю. Мамлеев, о котором упоминается в книге, считает время СССР «необходимым духовным составляющим» «Вечной России». Думаю, что тут с ними и Иван Бунин, и Михаил Шолохов – в одном «ополчении». И все они верят: «Россия даже при нашем общем предательстве сама ещё предпримет попытку воскреснуть, потому что общее-то предательство, общее, но всё сидит где-то праведник и держит генетику и небесную задачу. И Господь на нём, единственном, всё начинает сначала, потому что тоже «поставил на Россию», определил ей задачу, от которой ей не увернуться».

Подготовила Ирина УШАКОВА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: