slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

О Задорнове и демократии

Во фракции КПРФ в Госдуме, куда я был вхож и неплохо знаком с лидером, проходило закрытое мероприятие, посвященное празднованию 9 мая. Были приглашены спортсмены, артисты и еще какие-то неизвестные, полумедийные и комедийные лица.
Из действительно популярных был один Михаил Задорнов. Поговаривали, что вождь хотел сделать его депутатом, но молодые сумели оттеснить. Однако они продолжали тепло общаться, вот и сейчас просто так, по дружбе, впрочем, как и все мы, пришел Задорнов поздравить ветеранов.

Когда ему дали слово, он «задорно» и бойко, как всегда, прочёл несколько своих коротких коронок, а потом поднял тему интересную: «Вот, говорят, что у нас цензура, что, дескать, то нельзя говорить, это… Глупость. Я на канале РенТВ, да и на Первом иногда открыто называю Медведева Гурвинеком, а Шварценеггера Электроником. И ничего… Да и вообще что угодно могу сказать, и ничего не будет, уверяю вас! Недавно я понял почему: просто президент эти каналы не смотрит!» Все заржали буквально навзрыд.
Следующим за ним был я. Я должен был исполнить песню «Ни шагу назад» о сталинском приказе. Мужчина я строптивый, и вместо того, чтобы «молча» спеть её, я вдруг сказал: «Хочу немного поспорить с предыдущим оратором».
— Не надо, Николай! — сказал вождь — Пой лучше «Ни шагу назад».
Но Остапа уже несло! Еще и потому, что выступление Задорнова прошло с невероятным успехом. «Я недолго», — продолжил я и ощутил неласковый взгляд лидера. «Когда Высоцкий пел, его не трогали, а людей, которые просто переписывали его кассеты, брали и закрывали. К слову сказать, он об этом знал. И вот Вы и, пожалуй, Дмитрий Быков (тогда еще Быков не был в «стопе» на ТВ, это еще до «Болотной площади» было) — вы два вертолета, которые летят очень высоко, вам дают подняться, вас не сбивают, чего нельзя сказать об остальных. Это понятно, должна же быть в стране хоть какая-то демократия или хотя бы её видимость. Вы скоморохи, шуты при дворе. Да не обидит вас это. Шута редко убивают, и он может говорить практически все, а вот поэта (я назвал фамилию) за одно только, очень смелое, правда, стихотворение затаскали по инстанциям».
«Блин, что я делаю, — пронеслось в моей голове. — Кругом врагов нажил!» И тут Задорнов поразил меня. Он опустил глаза долу, помолчал секунд десять и во внезапно наступившей тишине вдруг сказал: «Вы правы, Николай, это пока я не наступаю на их деньги!»
Все выдохнули, и я, наконец, спел «Ни шагу назад!» и еще песню. Задорнов подошел ко мне после концерта, дал свой еще не вышедший фильм о Рюрике на самопальном диске, взял мой с песнями и сказал: «За песни спасибо, а за остроту большое спасибо. Я ведь тоже человек дерзкий». «Знаю, — ответил я. — Поэтому и поспорил». «Молодец!» — похвалил Задорнов. Мы обменялись телефонами и договорились созвониться в ближайшее время, но я так и не позвонил, к сожалению. Он тоже.
Позднее ко мне подошла одна пожилая дама, пересидевшая, мне кажется, всех в аппарате ЦК КПРФ, и воскликнула: «Ну всё, Николай, кончились ваши походы сюда. Ведь что-то же вы хотели, зачем-то сюда ходили так часто… Этого вам не простят. Думать надо! Смельчак хренов!!!»
Другая дама посмотрела на меня с сожалением и сказала: «Ну ты попал!» — «И что делать?» — задал я ей извечный русский вопрос. «Ладно», — продолжила она, — «Я слышала краем уха твой разговор с Задорновым. Будем тебя спасать!»
Позже выяснилось, что она зашла к вождю и спросила: «Знаете, что сказал Задорнов о выступлении нашего певца?» «Что?» — посуровел лицом вождь. «Сказал, что только в КПРФ он и увидел настоящую демократию. Вот так, дескать, встал артист не народный, не заслуженный и вообще никакой. Встал и, ни с кем не советуясь, просто, можно сказать, наплевав на все приличия, взял да и высказал своё дерзкое мнение. Попробовал бы он сделать это в «Единой России», например, где шаг вправо, шаг влево — расстрел, не говоря уже о «шаге назад», или вякнул бы что-нибудь у Жирика, где, кроме лидера, вообще никто не имеет права рот раскрыть».
«Так и сказал?!» — изумился вождь. — «Так и сказал!»
С месяц еще эта история о демократии в КПРФ пересказывалась во всех кабинетах и на публике. Вот, дескать, встал простой артист и высказал мнение — и ничего ему за это не было.
Но ведь, наверное, что-то в этом действительно было.

Николай САХАРОВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: