slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

О какой, о чьей молодёжи

  Есть у обывателя, чья «хата с краю», извечная манера защищаться от правды. Чуть что – сразу: «Ну, так всегда было!»… Вот и о современных отношениях отцов и детей эти наблюдатели говорят, пожав плечами: «Конфликт поколений? Это всегда было». И ответственность за этот конфликт возлагают на молодёжь.

 

6  Неужто всегда были в таких количествах родители, заброшенные в дома престарелых? Неужто раньше так плотно скрывали статистику убийств стариков ради скорейшего завладения наследством? Я прожил в России 77 лет зрячим и мыслящим гражданином, но прежде не видел столь удручающе трагического зрелища тысяч обитателей социального «дна» … в возрасте от семи до шестнадцати лет. А наркотики – это изобретение самой молодёжи или чей-то подарок ей со стороны? А систему подкупов за хорошую оценку при отсутствии знаний от школы до вузов тоже устанавливали юные? И совмещать варварскую дедовщину с бесстыдным лозунгом о воспитании в той же среде патриотизма в юной душе – это фарисейское изделие пришло от детей?
  «С молчаливого согласия стоящих в стороне происходит много зла в мире, в том числе и войны», — утверждал великий немецкий драматург и режиссёр Бертольт Брехт. Он всё своё творчество положил на разоблачение циничного равнодушия «премудрых пескарей», как величал их наш Салтыков-Щедрин.
  Не угодно ли получить яркий пример того, что для себя выбирает молодёжь и она ли выбирает? Извольте.
  В 60-е годы была в нашей стране популярнейшая радиостанция «Юность». В часы её передач к репродукторам припадали люди разных возрастов. Коллектив радиостанции всерьёз пытался знакомить свою аудиторию со всеми новостями, новинками, талантами в среде молодых и с людьми старшего возраста – настоящими друзьями молодёжи, гордостью Отечества.
  Однажды «Юность» предложила советской молодёжи выучить танец канадских лесорубов «Медисон», близкий русскому человеку по духу. Главный редактор радиостанции Альберт Петерсон, недавний ответработник ЦК ВЛКСМ, был срочно вызван «на ковёр» коллегами – комсомольскими вождями. Он шёл по коридорам, а его встречали ехидной поговоркой: «Хэлло, «Медисон» — гуд бай, Петерсон!».
  Но к концу 70-х годов тот же ЦК комсомола стал инициатором и потребовал от своих первичных организаций срочного внедрения системы дискотек, нашпигованных заокеанскими ритмами. Что же стряслось? А почва под империей уже стала подплывать. Требовалось любыми средствами отвести молодёжь от разочарования нагромождением политической лжи. Чем-то надо было поступиться. Поступились русской культурой – её духом, нравственностью, патриотическим мироощущением.
  Зато выиграла власть. По крайней мере, ей так казалось. Молодая толпа с коротенькими в такт барабанному бою буратиньими обрубками мыслей была в буквальном смысле «безмятежной». Но попробуйте отнять у неё шоу-развлечение, и она поставит ваши дома фундаментами вверх! Так мы позаимствовали у идеологического врага его главное оружие в борьбе с юностью нации, иными словами – с завтрашним её качеством.
   Помните у Лермонтова об «улыбке горькой обманутого сына над промотавшимся отцом»? Так это – над теми, кому нынче 55—65 лет. Это они ухитрились своих спасителей — ветеранов Великой Отечественной войны оставить без элементарных жилищных удобств и льгот на много минувших со Дня Победы десятилетий, и тем дали пример для подражания своим сыновьям и дочерям. Это они не привили своим потомкам подлинных патриотических ценностей – любви к Родине, а не к начальству, гордости за Александра Невского и Сергия Радонежского, Суворова и Ломоносова, Кутузова и Пушкина, Скобелева и Лобачевского, Жукова и Королёва; за Достоевского и Чехова, перед которыми преклоняется весь мыслящий мир.
  Оснащённый таким уровнем знаний и чувств молодой гражданин России добровольно шёл на смерть и побеждал на главном фронте Второй мировой войны. Любовь К Родине неизменно порождает чувство долга, и тогда не прапорщикам надо воспитывать патриотов – они приходят и украшают собой ряды армии.
  Леность и нелюбознательность помогли быстро позабыть, что наши предки были не глупее нас с вами. Они считали для себя важным ходить в церковь и театр всей семьёй. В отличие от наших горе-теоретиков с их попытками периодически устроить отпевание театру в пользу кино и телевидения, они чувствовали, как единственное живое искусство смешивает дыхание сцены и зала, а дома, делясь эмоциональными впечатлениями, все три семейных поколения научаются лучше понимать друг друга. Никакое наукообразное надувание губ не поможет доказать, что театру суждено когда-либо уйти в тень от того, что снято вчера на плёнки и диски, а сегодня никоим образом не зависит от участия живого зрителя.
  Однако «премудрые пескари» с тупым усердием создают свои суверенные островки «покоя»: школы надёжно заперлись от людей науки и искусства, хотя прежде распахивали им свои двери и видели плоды такого воспитательного единения; родители развлекаются отдельно от детей, а те используют коллективные походы в театры в качестве удобной заслонки для вечерних тусовок с сидением в буфете вместо зрительного зала и т.п.
  Так кто и для кого выбирает? А главное – с какой целью?
  Президенту в ответ на его озабоченность нынешним состоянием молодёжи предлагают то реанимировать едва живой ДОСААФ как очаг патриотического воспитания, прибавив к тому расширенный спорт, то ввести в школьные программы религиозное воспитание в симбиозе со светской этикой. Если подождать ещё несколько минут, станет слышен очередной стон матушки Конституции, поскольку прокалывается закон о свободе совести. А как быть с разными религиями? На каждую из них – по учителю? Наверное, разумней в дополнение к двум воспитательным предметам, литературе и истории, ввести курс «История православия» с правом на сосуществование подобных курсов, а также курс «Этики», что шире и глубже, если опустить слово «светская». И всё же почему так трудно произнести всеобъемлющее слово «культура»?
  Не потому ли, что при торжестве этого понятия кончаются оглупляющие игры с толпой и начинается развитие личности – явления думающего и, того тревожней, — инициативного?
  Похоже, что в оппонентах удобнее иметь извилистого Жириновского с его крикливо-обманчивой «правдой-маткой», меняющейся через десять минут, но всегда работающей на толпу, стадность, с нетерпимостью и оскорблениями в адрес личности, позволяющей себе сомневаться.
  Словом, пока наши дети не воспримут подлинную отечественную культуру, не осознают себя детьми великой нации, на мой взгляд, бессмысленны всякие потуги заменить святое явление обывательским суррогатом.
  Мысленно вижу торжествующе-кислую улыбку циничного оппонента: «А сами-то вы видели хоть где-нибудь такую молодёжь?» Не только вижу, но и сам принимаю участие в её создании. Из семнадцати лет существования на земле Московской театра «Мир искусства» по крайней мере десять развивается и множится молодёжь такого рода.
  Чтобы не быть голословным, дам читателю наглядно ощутить разницу.
  Для этого вернёмся в печальной памяти 90-е годы. В ту пору я опубликовал стихи «Закон падения», за жёсткостью строк пряча тяжёлую боль:
В помойный ящик свалены итоги,
Мораль и нравственность
швырнули за порог,
Листочки фиг к чертям сорвали боги,
Чтоб оскорблён был христианский Бог.
 
Лаокоонов удушили змеи.
Героев нет – душою пуст народ,
И без опаски обольщают геи
Пресыщенный патрицианский сброд.
Подростки постареть
стремятся рано.
Премудрости наук? Презренный труд!
Интеллигентов, гениев, тиранов
Бараны одинаково клянут.

Завистливые нищие плебеи
Знать не хотят,
что Рим великим был,
И хвастают величьем Иудеи
И Галлии вчерашние рабы…

В беде Россия. Сумрачней и зримей
Безумствуют на воле тать и вор,
И варварской валютой
в «Третьем Риме»
Труды народов обратили в сор.

Закон падения империй
Для всех тысячелетий верен.
  В середине перестроечного позора России среди молодых зрителей превалировали варвары. Их тогда убедили, что делать деньги вовсе не обязательно при наличии образования и тем более культуры. Вседозволенность мутным потоком хлестала через борт. В один из таких вечеров более полутысячи старшеклассников перед началом спектакля заводили друг друга почти до истерики. Открывать занавес в таких условиях было невозможно. Я вышел на авансцену под визг и улюлюкание юной толпы. Четыре учительницы во втором ряду смущённо улыбались, пожимая плечиками: вот, мол, такие они у нас, и ничего с этим не поделаешь. Я бросил в огонь вопрос: « Вы пришли сюда крушить культуру?» В ответ не менее шестисот глоток рявкнуло: «Да-а!!!»
  За кулисами испугались за мою жизнь. Я снова обратился к подобию племени каменного века: « Ответьте мне только на один вопрос. От кого вы родились? От самок?..» Толпа поперхнулась от неожиданности. Четыре училки осуждающе зацокали язычками. Используя паузу, я спросил, уже не форсируя голос: «…или от матерей? Если от самок, то вас обманули — зоопарк в десяти кварталах отсюда. Но если – от матерей, то хоть их-то не позорьте, ребята… Хотя тут могло быть и недоразумение. Скажите, вам кто-нибудь объяснял, что театр – единственное в мире живое искусство и спектакль всерьёз зависит от того, насколько талантливы не только актёры, но и зрители?» «Не-ет», — мирно выдохнула аудитория. Через пять минут можно было начинать спектакль о Сергее Александровиче Есенине или «Материнское сердце» по В.Шукшину.
  Подобные эпизоды, хотя и не столь яростные, в те годы были, как говорится, «штатными». Теперь варвар не осмеливается открыто хозяйничать в театральном зале. Молодежная аудитория не стесняется пролить слезу вместе с императрицей Екатериной Великой или сострадать судьбе молодого гения русской поэзии Михаила Лермонтова, ощутив родство с ожившими на сцене героями отечественной истории. Эта аудитория сопереживает великой любви (без сексуального «гарнира») персонажей «Гранатового браслета» А.Куприна и боли материнской души простой крестьянки – героини рассказов В.Шукшина. И уже лет десять никто не сидит в буфете параллельно с идущим спектаклем.
  Нынешние школьники и студенты отлично понимают, что наша работа далека от изделий шоу-индустрии, а потому награждают нас в финале особыми, гражданскими, знаками поощрения.
  Не будь таких, как они, и пропитая, исколотая, занюханная, а то и попросту дебилизованная новая Россия стала бы уже фактом исторического прошлого, подобно на такой же почве исчезнувшему СССР.

Александр КРАВЦОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: