slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Никто не знает наперёд...

Екатерина Каргопольцева родилась 23 января 1982 года в с. Верхне-Спасское Пыщугского района Костромской области. Первые литературные опыты относит к шестнадцати годам. В семнадцать стала посещать литературную студию при Шарьинском педагогическом колледже. В 2009 году участвовала в создании шарьинского литературного объединения «Голос». Окончила Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова. Работает в управлении образования администрации городского округа города Шарья.
Печаталась в «Слове», «Невском альманахе», «Литературной газете», «Московском парнасе» и многих других изданиях.


Выступала в Московском Доме литераторов, и на Костромской областной писательской конференции, посвящённой 50-летию Костромской писательской организации.
В 2011 году вышел сборник стихотворений «Бессонница».

Провинциалка
Бледных домов колонны и арки,
Лиц незнакомых пустые овалы;
Тихо иду походкой дикарки
Вдоль переулков,
улиц,
кварталов.

Сердце, как будто резиновый
мячик,
То, оголтело все мысли сбивая,
В разные стороны бешено скачет,
То ни с того ни с сего замирает...

* * *
Сегодня с самого утра
В глухом слияньи нот
Холодный дождь как из ведра,
Не прекращаясь, льёт.

И все преграды раскидав,
Как истинный злодей
Берёт без всякого труда
В промозглый плен
людей...

Нарушив негу и покой,
Не разбирая мест,
Он ходит шумною стеной
На десять вёрст окрест.

И равнодушным подлецом,
Сорвавшимся ко мне,
Целуя,
бьёт моё лицо
В оранжевом окне.

* * *
...В любви нечаянной своей
Я вряд ли вдруг себе признаюсь —
Так лгут преступники,
от всей
Вины безбожно отрекаясь.

* * *
Я успокоилась. В душе
Суровый кто-то между делом
Поставил крохотный планшет
С листом бумаги чисто-белым.

И ничего не говоря,
В молчаньи строгом торжествуя,
Глядит при свете фонаря,
Как я судьбу свою рисую.

* * *
О, если б кто-нибудь сказал
Мне в откровенном разговоре,
Что равнодушие зеркал
Скрывает множество историй,
То я поверила бы в миг
Тому,
кто вовсе не случайно
В одно мгновение постиг
Давно известную мне тайну...

* * *
Мне снилось,
будто бы душа,
В один из дней оставив тело,
Вдруг превратилась в белый шар
И вверх свободно полетела.

Легко парящей в небесах
Ей слышно было, как в печали
О чём-то страшном голоса,
Срываясь, тихо причитали.

Не узнавая никого,
О ком страдала и болела,
Она — далёкая — летела
Другое встретить рождество...
Прости
Никто
не знает наперёд,
Никто
заведомо не знает,
Где радость жизни потеряет
И что взамен приобретёт.

О, только б знать,
что ты мне смог,
Забыв всю боль и униженье,
Простить
моё пренебреженье!
Но ты стоишь угрюм и строг.

Потом припомнится не раз
Наш разговор и этот вечер,
Что оправдаться было нечем
В огне твоих пытливых глаз.

Молчим.
И в гулкой тишине,
Натянутой и громогласной
Всё стало вдруг предельно ясно
Глядящим врозь
тебе и мне...

* * *
Февраль явился в жуткой
кутерьме...
Который вечер бешеная вьюга
Визгливо носится в кромешной
тьме,
Гоняя снег по замкнутому кругу.

Боясь от страха замертво
упасть,
Прозрачный месяц — призрак
невесомый —
Глядит с тоской в разинутую
пасть
Метели злой,
как псу сторожевому.

* * *
М.К.
Как трудно ждать Ваш честный
суд...
Смотреть в беспомощности, как
Часы размеренно идут,
Чеканя свой привычный шаг.

Красив и строен их парад!
Но им, похоже, дела нет,
Что я три сотни лет подряд
Желаю слышать Ваш ответ...

Пройдя ещё раз целый круг,
Большая стрелка в тишине
Лениво дёрнулась
и вдруг
Застыла с малой наравне.

И мой прицельно-долгий взгляд
Был, без сомнения, готов
Убить
квадратный циферблат
Остановившихся часов...

Муза
Вчера ко мне пришла Она
И по-девичьему картинно
Уселась в кресло у окна
С какой-то книгою старинной.
И мне, поверившей едва
Своим глазам, Она устало
Весь вечер фразы и слова
Из этой книги диктовала.

По строчкам выцветших
страниц
Манерно пальчиком водила,
И я – послушная – следила,
К ногам Её упавши ниц.

Но в тяжкой доле ремесла,
Уж если честно, Боже правый!
Какую чушь Она несла,
Желая почестей и славы…

* * *
С. Уткину
Веют ночные ветра,
Улицам каменным снится:
Город Святого Петра
Снова назвали столицей.

Вдоль беспокойной Невы,
Щурясь на тёмные лодки,
Бродят угрюмые львы
Сонно-ленивой походкой.

Явь ли всё это?
Не сон...
Время, сорвавшись кометой,
Между ростральных колонн
Вспыхнуло розовым светом.

И в фейерверке огней,
В бликах холодного глянца
Город печальных теней
Скинул свой каменный панцирь...

Ссора
Покрылось небо сине-чёрным —
С востока близится гроза...
Ты мне вчера в лицо сказал,
Что будто мой характер вздорный,
Как в ясный день — девятый вал!

Я знаю,
в реплике натужной
За прямотой тяжёлых слов —
Обида тысячи богов
И нрав степи метельно-вьюжной.
Но ты простить меня готов...

* * *
Так невесомо и легко
Виденьем сказочного сна
Мой ангел тронул молоко
Чуть запотевшего окна.

И тонким пальчиком ведя,
Он в отраженьях трёх зеркал
На фоне серого дождя
Мой профиль вдруг нарисовал...

В парке
Казалось, не было храбрей
Среди задумчивых прохожих
Обычной стаи голубей
В сплетеньях тропок и дорожек.

Как любопытно и легко,
Душою каждому доверясь,
Клевали птицы хлебный корм
И возле ног волчком вертелись.
Случайный вихрь-веретено...
И ничего не понимая,
В испуге, съёжившись в пятно,
Взлетела с шумом птичья стая;

Но всполошившись разом,
вдруг,
Над пляской листьев омертвелых
Неровный сделав полукруг,
На мостовую тихо села...

* * *
Фонарь висит, как блёклая
заплата…
Полночный дождь,
сорвавшись с облаков,
Размыл дороги и чудаковато
Свёл очертанья каменных домов.

И за стеной шумящего потока
Непредсказуемой осенней суеты
Не угадать, в каком из мокрых окон
Ещё не спят под игом темноты.

Предзимье
Какое странное смиренье!
Всё успокоилось и ждёт,
Что скоро в срок произойдёт
Земли уставшей обновленье…

* * *
Одно желание моё —
В грядущий вечер не спеша
Бродить по улицам вдвоём
И зимней свежестью дышать.

Сбивая твой точёный шаг,
О чём-то глупом говорить,
Смеяться громко и шутить
В ответ на сказанный пустяк.

Мы можем попросту молчать —
Не важно...
Знаешь, я хочу,
Забыв сейчас про всё,
опять
Побыть с тобой ещё чуть-чуть.

* * *
Всю ночь над полем чистым,
белым,
Танцуя, как в последний раз,
Метель надрывно песню пела
О тех, кто ждал урочный час.

Но с первым знаменьем рассвета
Её неровный рваный стих,
Неоднократно буйно спетый,
Стал скорбен в голосе и тих.

На память
вкрадчиво, негромко,
Как откровение, она,
Летя клубящейся позёмкой,
Шептала чьи-то имена...

* * *
Я помню старую цыганку...
Она, войдя в слепой азарт,
Всю жизнь мою колодой карт
Перевернула наизнанку.

Бросали опытные руки
Тузы, шестёрки и вальты —
И я узнала, что не ты
Спасёшь меня от смертной скуки.

Смеялась пиковая дама,
А на семёрку шёл король...
И я была уже не столь
В своём неверии упряма.

Но как по-женски мило, чутко,
Боясь всю правду рассказать,
Старуха, глядя мне в глаза,
Кривила здравый смысл рассудка!

И я, уверившись в обратном,
Ждала её последних слов
О том, что мир не так суров,
Как я судила, вероятно.

Молчала хмурая гадалка,
Осмыслив карточный расклад...
Потом сказала невпопад:
«Мне очень жалко...»

* * *
В ночь бессонную, унылую
без конца в болезни бредила;
За окном бураном бешеным
завывало и мело...
А сегодня утром солнечным
я случайно вдруг заметила,
У фарфорового ангела —
с тонкой трещиной крыло.

* * *
От душевного недуга,
Проклиная всё в бреду,
Я по замкнутому кругу
В темноте одна иду.

Целый век ищу покоя…
Но с которой из сторон
В непогоду мерным боем
Слышен мне
метельный звон?

* * *
В слепом кружении ветров
Весна, как путник запоздалый,
Ища себе покой и кров,
В мой дом настойчиво стучала.

Косым дробящимся дождём
Она в пылу, что было силы,
Сорвав с небес гудящий гром,
По стёклам звонко колотила.

Скользя по скатам чёрных крыш
С весёлым рокотом и шумом,
Она сползла в ночную тишь,
Как в темноту пустого трюма.

У не открывшихся дверей
Остановилась и уныло
Свет одноногих фонарей
В бурлящих лужах раздвоила.

* * *
К тусклому солнцу в неистовой
муке,
Выгнув по ветру худые тела,
Тянут берёзы озябшие руки
В робкой надежде на щедрость
тепла.

Тихо,
неслышно от шума и воя,
С частых поклонов лицом
покраснев,
Рваный кустарник в плену сухостоя
Молит светило о ранней весне…

* * *
Размыв тела заоблачных светил
При солнце утреннем,
как пламя восходящем,
Заросший пруд десятками кадил
Дымит загадочно в проснувшуюся
чащу.

И я не сплю.
Наверное, давно...
В порывах ветра ласково-игривых
Летит ко мне в открытое окно
Её дыхание и говор торопливый.

* * *
После дня дурного зноя,
Лужи вспенив добела,
Дождь прошёлся полосою
По окрестностям села -
Лето пыхнуло по чащам
До назначенной поры
Серым облаком гудящей
Беспокойной мошкары...

* * *
На глазах не сон, а дрёма...
Как покойница, бледна
Близоруко в окна дома
Смотрит жёлтая луна;
Странно путая предметы
В угловатости теней,
Толоконной пылью света
Бродит в комнате моей...

Ласточки
Кружась над сонною землёй
В вечернем небе,
Бьёт в окна звонкою волной
Весёлый щебет.

И этот радостный полёт
К закату станет
Крикливой сотней чёрных нот
На нотном стане.

Неровным всполохом пойдёт,
Случайным всплеском,
Влетит в мой дом, как дикий кот, -
По занавескам.

Умрёт в последней из октав
Легко, привычно,
В ночи безлунной потеряв
Свой ключ скрипичный.


Екатерина КАРГОПОЛЬЦЕВА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: