slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Ничто не ново под Луною

Анн (Хачатуров) Георгий Арташевич родился в г. Краснодаре, окончил МВТУ им. Н.Э. Баумана, кандидат технических наук, член Союза писателей России и Академии российской литературы. Автор трёх книг и двухтомника «Избранное» (проза и поэзия), выпущенных издательством «Советский писатель» в период 2001—2007 гг. С 2005 года активно участвует в литературной жизни альманаха «Московский Парнас» и его Творческого клуба, систематически печатается в этом альманахе и в Антологиях Академии РЛ.
М А Н И Ф Е С Т
Доколь, Великая Р О С С И Я,
Ты будешь в мире прозябать,
И всяк, кому не лень, спесиво
Не прекратит тебя шпынять!
Народ твой травят! От «проказы»
Не скрыться – прёт из всех щелей:
От СМИ – бессовестного глаза
До СМИ – нашёптанных ушей…
Всё поучают плутократы,
Земли вершителей лицо,
Глубокомысленней Сократа,
С душою явных подлецов.
Всё ищут среди нас подобных,
Чтоб «обласкать», всучить гроши,
Да толпы сколотить болотных,
Без роду, племени, души…
Ох, как неймётся супостатам:
России лакомый кусок
Им снится, мы же — просто стадо
Рабочих крепких рук и ног.
Уймитесь! Впредь пускай не тянет,
Туда, где вас никто не ждёт:
Кто к нам, грозя, с мечом нагрянет,
Тот от меча и пропадёт!
Взойдёт, взойдёт звезда России,
Как Вифлеемская звезда,
Сполна свои и ум, и силы
Ей будем отдавать когда.
Как тут не вспомнить предков
славных,
Их подвиг, жертвы и дела,
Воздать им долг священный,
главный –
Россию сохранить в В Е К А Х !
Пора кончать!
Как вам сегодня?! И в глаза,
и в душу –
Повсюду бездонь передач, реклам…
Моя ль страна?! Всем изощрённо
душат:
Родного нет, лишь закордонный
хлам!
От лексикона с массой англицизмов
До овощей Египта и Кибуц,
Всё учат, учат … вот поставьте
клизму
От боли головной и бук(?)…
Себе такого вряд ли кто позволит:
Он же не враг своей страны родной!
А россиянам – жми на все мозоли,
Чтобы зверели от судьбы такой…
Доколе насаждать среди народа
Чужбинный ширпотреб
и англицизмы,
Чтоб оказались мы без имени и рода
И напрочь позабыли, кто же мы!
Пора кончать, пора спасать
свой дом!
*  *  *
Смотрю на землю милую свою
В объятьях солнца, облаков
и вечности,
С восторгом нежным всё о ней пою,
Так суждено мне петь
до бесконечности!
Мы созданы по мудрости твоей
От голоса до волоса и нрава.
Нам с каждым днём ты кажешься
светлей
И на любовь свою даёшь нам,
детям, право!
А что дороже материнской ласки,
Заботы строгой о своих питомцах,
Чтобы жилось им ярко, без опаски,
Достойно, по заслугам,
детям солнца!
Да будь благословенна твоя твердь,
Земля моя, и процветай ты впредь!
*  *  *
Не обольщайтесь никогда
Своей известностью и славой –
Минуют скорые года,
За сменой лиц, как и всегда,
Придут иные нравы…
И то, что было на «ура!»,
Поблекнет в новую эпоху,
Поскольку есть всему пора
Сказать о канувшей – стара,
И заросла давно уж мохом…
Бывает, правда, сотворённое
Вневременное, Богом данное,
Душой и сердцем осенённое,
А где и кровью окроплённое,
Всегда свежо, как первозданное…
Здесь упивайтесь – час пробил,
Ваш час известности и славы –
Кто не заигрывал, шутил
С эпохой, тот благословил
Себя на незабвенье, право…
Слово о Поэте
Поэт – сверчок, цикадка, соловей!
Своими песнями он услаждает слух,
Порой расцвечивает блеклость
наших дней
И подвигает на добро наш дух.
Поэт – битюг, а где-то вол иль мул!
Душа его корпит, не уставая,
Не ожидая похвалы, посул,
Одаривая всех и удивляя…
Поэт – всесильный лев,
природы царь!
Величественный, мощный
и бесстрашный.
В нём заключён невероятный дар
От Бога и от жизни бурной нашей.
Поэт – живой, «живее всех живых»!
Он Солнцем озарён и на Луну
вздыхает,
Собой расплачивается за каждый
стих,
Он удалой, и жизнь его лихая!
*  *  *
Простой российский литератор,
Не классик, даже не новатор,
Известен, может, широко
В кругах лишь узких, но давно…
Живёт, исправно платит взносы,
И пишет с ясной головой.
Печатается, есть вопросы –
Ну, скажем, кто мы, для кого
Всё излагаем, излагаем,
На графоманию бросаем
Остатки леса своего…
Да-а, в общем, край, беда
и только –
Все рвутся в эту темень бойко,
А суть не столько – изложить,
Сколь в написанье смысл вложить.
*  *  *
Поэта расписные строчки –
Воды чистейшей заморочки,
Его извилин сеть дорог,
На коих трясся он и дрог,
Но избежать никак не мог,
По чести отдавая долг…
То были строчки – заморочки
От «боли головной» примочки,
Его судьба и неизбежность,
Острог таёжный и безбрежность,
Разгул души, разлив любви,
Где он ни в чём не покривил…
Что без салюта за парад?!
Поэт без заморочек – Фат!
PIZZA
Она пришла из-за границы,
Впорхнула легкокрылой птицей
И популярней стала ситца,
Представившись: я – просто PIZZA!
И понеслась меж нас крутиться
С боками жареными – PIZZA,
Заманивая, словно жрица,
Что тянешься к ней подкрепиться.
Вширь раздаются наши лица –
Кто сожалеет, кто стремится,
Но невдомёк за ум хватиться,
Раскинуть и остановиться…
Пора подумать: есть, поститься
Иль с итальянкой распроститься?
Довольно ей у нас гоститься —
Ариведерчи, bella PIZZA!
*  *  *
Когда мысль дремлет – совесть
спит,
А тело дрябнет вне труда,
Тогда жизнь наша – ерунда,
Достойному она претит.
Он знает: поступи иначе,
Расслабься, только уступи
Или с ленцой сойдись, тем паче,
Судьба тот час шепнёт: «Прости…»
*  *  *
Ничто не ново под Луною,
Да и она, как мир, стара,
Под ней кичатся старой новизною
С утра до вечера и снова до утра!
Порой она премного удивляет:
То явится модельно, вся стройна,
То на глазах добреет, набухает,
И всякий раз слепит нас белизна…
Вот погуляла – думает народ!
И пялится на яркую блудницу,
На вечную, ночную нашу жрицу,
Горящую во весь небесный свод…
Ничто не вечно под Луной!
А на Луне, скажите, что-то вечно?!
Вот так всегда толкуем мы порой:
Что хорошо, где нет нас, –
там беспечно!
Первая прогулка с Н.
в лесопарке
Судьба иль воля провиденья
Свела сегодня нас на встрече,
Вы были просто загляденье,
Я ж чувствовал себя предтечей…
Хотя впервой — всё непривычно,
Общенье наше шло раскованно,
Как меж друзьями закадычными,
Но ощущалось – мы взволнованны…
Часы протикали бестактно…
Костёр вослед нам дымом кланялся,
Мерцая угольком абстрактно,
Как будто в услуженье нанялся.
А мы ушли по мокрой просеке,
Дождь моросил себе беспечно,
И капли лишь на Вашем носике
Что-то шептали, быстротечные…
Горнолыжный
отпуск
Мне не забыть заснеженный
Чегет,
Иткол, Терскол – все прелести
Баксана,
Хоть и прошло немало бурных лет,
Которым, не греша, воздал осанну.
Мне грезится торжественность
вершин,
Бессчётность гор, теснящихся
вокруг,
В сиянии бриллиантов — древних
льдин,
В причудливой резьбе прямых и дуг.
А на экране неба вечерами,
Пылая белизной, головки гор
Над сказочным ущельем облаками
Изящно плыли, восхищая взор.
И под бескрайним пологом небес
Луна блуждала, освещая видно
Вокруг, в меня ж вселился бес,
Но ты шептала, что при свете
стыдно!
Казалось, мирозданье здесь сошлось
И мы веками тут живём привычно,
Бессмертье будто объявилось лично,
И нам его отведать довелось.
На даче, начало осени
Раскинулось небо широко
И тучи теснятся на нём,
Они, неохватные оком,
Исходят нещадно дождём…
И день ото дня холоднее,
И бабьего лета всё нет,
Сентябрь лишь нАчался, зреет,
Как лета осенний привет.
Да-а, что-то вверху там заело,
И начало вдруг поливать…
Зачем?! У нас всё уж созрело,
Осталось лишь дособирать.
А летом как Солнце-ярило!
Дарило нам щедрый запас :
В созревших плодах накопилось,
Что нас согревают сейчас…
И нет на душе тени грусти.
Хоть дождь барабанит лихой –
Держись, коль природа закусит
Свои удила! Хвост трубой!
Кстати о птичках
 (Пародия)
«… И ценой многолетних усилий
Я считать научился ворон…».
Владимир Тепляков, «Элегия».
«… Две вороны – два чёрных испуга
На отчаянно белом снегу…».
Владимир Тепляков, «Знак»
(ж. «Новый мир», N11, 2011 г.,
В. Тепляков, «По кругу»).
Я Поэт, и с меня взятки гладки,
Орнитолог – другая статья:
Знает птиц, их гнездовья, повадки,
У других с этим – галиматья!
Да и вид у них бледный-пребледный,
Нет – отчаянно белый как снег,
Правда, норов нахально победный
И лишённый сомнений и нег…
Ну, а то, что я так, на досуге
Вспомнил птичек – ворон во дворе,
Их галдёж, об их чёрном испуге —
Не претит моей зрелой поре.
Я, признаться, их часто считаю,
Наблюдая беспечно в окно,
Тут же что-то рифмую, слагаю,
Но не всё, правда, — ч е р е з одно…
Поэзия не терпит егозы
(Пародия)
«…Стояла, истекая ожиданьем,
пылая и с готовностью смеясь
над шутками. Случайные касанья
нещадно намагничивали страсть…».
Александр Сухих,
«Она и он за несколько минут до …»
 Газета «День литературы», N7, 2012 г.
Так вот в чём «соль» земного бытия:
Она и он за несколько минут
До … или после … Им благодаря
Себя на ощупь, знает кто, найдут…
Он руки опустил – они пусты,
Беспомощны, не то, что раньше,
До встречи, до незримой темноты,
Где взгляд пульсирует всё чаще.
В шампанском вяз его любовный
стих,
Она вся истекала ожиданьем,
А он сухой, впрямь суше всех сухих,
Пред страстно намагниченным
созданьем…
Вот так судьба порою дарит дни,
Где оба жаждут с вожделеньем
своего,
Но в их сближении секундном
лишь одни,
Одни зрачки и больше н и ч е г о.
О чём плакали струны
(Пародия)
В солнечный день
Работать мне лень,
Я вышел пройтись
По бульвару…
…….
Плакали струны
Под шёпот души…
…….
О том, что тебя я
Не смог задушить,
Как сделал когда-то Отелло.
Владимир Зайцев,
«В солнечный день».
Сияет солнце, лень, истома,
Работать в день такой – смешно!
Скорей на воздух, вон из дому
Пока до «ручки» не дошло…
Но поздно! Я уже с гитарой
В тени прохладной, оголтело
Её терзаю, что есть жару,
С неистовством под стать Отелло!
И вдруг отстал: всё, понял, пшик –
Свою, как он, не задушить!
Так, снова по струнам все пальцы –
Не жалко! На то я — В. Зайцев!
 
Георгий АНН

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: