slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

НЕ ДОЖИДАЯСЬ МАННЫ НЕБЕСНОЙ

20 ноября, ровно в полночь, остановился конвейер завода «Форд» в городе Всеволожск Ленинградской области. Рабочие начали бессрочную забастовку. Напомним, 7 ноября рабочие провели предупредительную забастовку, которая продлилась 19 часов. В этот день завод не выпустил 250 автомобилей «Форд-фокус». И хотя Ленин-градский областной суд признал этот протест незаконным, рабочие пока не собираются отказываться от своих требований.

Все знают, что во время избирательных кампаний резко обостряется забота политиков и соискателей депутатских мандатов о нуждах и чаяниях электората. Это — главная фишка в общении власти и народа: теледебаты можно смотреть, выключив звук, а листовки читать с закрытыми глазами — и так ясно, о чём речь. Не дожидаясь манны небесной, которой густо пересыпаны предвыборные программы, некоторые трудящиеся прибегают к радикальным мерам в борьбе за своё благосостояние.

 

Пять часов

без почты

В течение пяти часов 6 ноября в северной столице не работала почта. Были сорваны установленные сроки доставки населению города и области газет, писем, посылок, денежных переводов и заказной корреспонденции государственных органов. Забастовку провёл независимый профсоюз, требуя повышения оплаты труда и улучшения его условий. Конфликт начался ещё 26 октября, когда водители питерского отделения Управления федеральной почтовой службы перегородили подъезды к окнам погрузки- разгрузки корреспонденции на улице Якубовича, на час парализовав работу. Они требовали увеличения жалованья, которое составляет сегодня 24 тысячи рублей в месяц, в связи с тем, что их заставляют ещё выполнять роль грузчиков. Нескольких участников акции задержала милиция. Ноябрьская забастовка почтовиков была приостановлена только после того, как руководство городского отделения УФПС согласилось пойти на уступки. Это, по мнению Максима Рощина, председателя независимого профсоюза «Почта России — Питер», уже вселяет некоторую надежду.

Со своей стороны администрация считает забастовку незаконной, так как правомочного решения о её проведении не принималось. Требования же носят откровенно популистский характер и не являются обязательными к исполнению, поскольку не предусмотрены действующим трудовым законодательством и локальными нормативными актами предприятия. К примеру, поставить в комнате отдыха микроволновую печь, чайник и мягкую мебель. Коли ничего такого в договоре нет, значит, и права не нарушены.

Чайник чайником, его в конце концов можно и из дома принести. Другое дело — в половину повысить зарплату за дополнительный труд на погрузке-разгрузке. Администрация утверждает, что водители получают не по фиксированной ставке, а по количеству перевезённых грузов, и при пересчёте с учётом выдвинутых требований зарплаты могут стать ниже нынешних. Но если так, то почему не удовлетворить это требование: ведь оно, кажется, работодателям будет только на руку.

Все контраргументы и разъяснения администрации переданы забастовщикам, которым предложено в срок до 23 ноября дать ответ. Пресс-секретарь УФПС Анатолий Поваженко сомневается, что профсоюзу удастся юридически грамотно обосновать свои доводы, чтобы продолжить переговоры. Тем временем почтовики вышли на митинг, где пригрозили возобновить забастовку. Кстати, с аналогичными требованиями они уже митинговали в апреле нынешнего года. Тогда были уволены двадцать участников акции. Некоторых из них позже восстановили в прежних должностях.

Стоп,

конвейер

На сутки 7 ноября прекратилось производство на автомобильном заводе «Форд» во Всеволожске Ленинградской области. За 24 часа здесь обычно выпускают около трехсот внедорожников. Суточный простой сборочного конвейера обошелся предприятию в 3,5—4 миллиона долларов. Полторы тысячи рабочих настаивают на повышении зарплаты, которая составляет сегодня в среднем 21 тысячу рублей в месяц. Как заявляет лидер заводского профсоюза Алексей Этманов, основное требование — изменение базовой ставки с тем, чтобы люди получали не менее 28 тысяч.

Конец года, по мнению экспертов, — удачное время для проведения стачки: на этот период всегда приходится рост спроса на новые машины. Похоже, рабочие учли опыт предыдущих акций протеста: обычно они проводились в начале года перед плановым пересмотром трудовых соглашений. Так, в марте 2006 года в связи с ростом количества выпускаемых автомобилей профсоюз потребовал 30-процентного увеличения зарплаты, которая составляла тогда 17 тысяч рублей. Администрация пошла на уступки лишь частично. В феврале нынешнего года снова началась подготовка к забастовке, но она бала сорвана: менеджеры прибегли к услугам временных работников, которых наняли заблаговременно. Но профсоюз своего добился: в коллективном договоре были закреплены гарантии по оплате и охране труда, улучшению остального пакета.

Новый переговорный процесс профсоюз инициировал в июле нынешнего года и, по мнению администрации, использовал забастовку как инструмент давления. Действия профсоюза, по словам представителя правления «Ford Russia» Екатерины Кулиненко, вызывают удивление, поскольку руководство компании всегда с пониманием относится к требованиям рабочих и продолжает внимательно рассматривать их аргументы.

Забастовка прекращена была по решению Ленинградского областного суда, обязавшего профсоюзный комитет отложить её на двадцать дней. Это время требуется для того, чтобы согласовать с организаторами минимум неотложных работ, которые должны неукоснительно выполняться в период забастовки. На сложном автомобильном производстве, как пояснила г-жа Кулиненко, эксплуатируются потенциально опасные объекты, и они должны находиться под постоянным контролем квалифицированного персонажа, чтобы не причинить вреда работающим на заводе и жителям окрестных поселков.

Председатель Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Владимир Дербин поддерживает справедливые требования автомобилестроителей, но не одобряет саму забастовку, поскольку не были исчерпаны все возможности переговорного процесса, и началась она с нарушения закона — в положенный срок не уведомили администрацию. Кроме того, по его разумению, следует учитывать сегодняшние россий-ские реалии: зарплаты на заводе во Всеволожске пока не могут быть такими же, как, скажем, в Детройте.

Судебное решение профсоюз исполнил, но заявил: если требования рабочих удовлетворены не будут, конвейер снова остановится.

 

Штрейкбрехеров вызывали?

В восемь часов утра 13 ноября началась бессрочная забастовка докеров трёх стивидорских компаний, входящих в акционерное общество «Морской порт Санкт-Петербурга». Полторы тысячи человек на 80 процентов сократили свой рабочий день, выполняя прямые обязанности только в первый и последний час смены. Требование стачкома — 30-процентное увеличение заработной платы. Акции проводятся в первую очередь для того, чтобы поддержать самых низкооплачиваемых, получающих около восьми тысяч рублей в месяц. Прямо противоположного мнения придерживаются бизнесмены: стачка ударит по карману простых работяг, ибо приведёт к снижению грузооборота. В августе —сентябре 2005 года, например, во время забастовки он упал на десять процентов. Тогда профсоюз добился повышения зарплаты на 12 процентов и принятия нового положения о премировании.

Портовая администрация называет действия профсоюза деструктивными и популистскими, они, дескать, не подкреплены экономическими обоснованиями. На второй день забастовки её организаторы представили два варианта обоснований, но оба были отвергнуты.Это дало повод говорить о том, что портовое начальство не заинтересовано в прекращении забастовки, намереваясь довести дело до развала профсоюза, дышать без которого ей будет гораздо легче. Несмотря на то, что администрацию своевременно уведомили о забастовке, в суд уже подан иск о признании её незаконной. Коли такое решение будет принято, противоборствующая сторона прибегнет к одному из вариантов «итальянской забастовки» — выполнять работу только в соответствии с предусмотренными нормативами, отказываясь от сверхурочных.

Докеры говорят, что в преддверии забастовки порт обезопасил себя от убытков, предложив клиентам переориентироваться на железную дорогу. Такая схема устраивает далеко не всех грузоперевозчиков. Не исключено, что в ближайшее время резко возрастёт спрос на услуги зарубежных прибалтийских портов. Пока же, по данным стачкома, грузооборот питерского порта упал как минимум на 70 процентов. И это несмотря на то, что на причалах задействованы работники сторонних организаций. Администрация категорически отрицает использование штрейкбрехеров, потому что, во-первых, это прямо запрещено законом, во-вторых, работают, мол, люди, не поддержавшие стачку. Профсоюзные деятели только скептически улыбаются: при наличии мобильных телефонов с системой видеосъемки доказать наличие штрейкбрехеров проще простого, и такие материалы забастовщики  готовы предоставить в соответствующие контрольные органы.

 

Осеннее обострение

На конец ноября намечена забастовка на стальных магистралях. Среди требований Российского профсоюза локомотивных бригад железнодорожников повышение минимального размера оплаты труда до уровня прожиточного уровня в Москве, т.е. с 3560 до 6100 рублей, доплата за вредные условия работы, вознаграждения ветеранов за выслугу лет. На пленуме ДК профсоюза в июле нынешнего года руководству РЖД был выдвинут ряд требований, но их отвергли, и теперь дело идёт к стачке.

Назревают конфликтные ситуации и на других предприятиях. По словам бывшего председателя профкома акционерного общества «Невские пороги» Бориса Хомяка, здесь не оплачиваются сверхурочные, нарушаются правила охраны труда, рост его производительности никак не отражается на зарплатах. Похожая ситуация в акционерном обществе «Пивоварня «Хейнекен». Председатель профкома Александр Ефимов говорит, что людей заставляют работать сверхурочно без дополнительной оплаты, жалованье выдают в конвертах, чтобы уйти от налогов. Профсоюз добился введения бонусной системы, но она распространяется только на бригадиров, а шестидесяти уборщицам вообще предложили перейти на меньшую зарплату, иначе пригрозили увольнением — на их место всегда найдутся гастарбайтеры. Это обычная практика: на предприятии «Невские пороги», например, около 70 процентов коллектива составляют выходцы из Средней Азии.

Становится обыденной практикой преследование независимых профсоюзов. В питерском отделении госпредприятия «Почта России» уволены трое активистов, та же участь скоро постигнет ещё четверых. Уволен председатель профкома предприятия «Невские nopoги» Борис Хомяк. Председатель профкома государственного унитарного предприятия «Топливно-энергетический комплекс» Леонид Гусев говорит, что борьба трудящихся за свои права является проявлением зрелости гражданского общества, и нигде в цивилизованном мире профсоюзное движение не душится всеми средствами так, как в России. Как пример приводится федеральный закон, запрещающий забастовки на железнодорожном транспорте, что даёт возможность компании-монополисту без особых усилий погасить любые протестные проявления.

Обратим внимание, что во всех приведенных случаях никаких политических требований не выдвигается — только экономические. Профсоюзные эксперты доказывают, что средняя зарплата по стране в 500 долларов на порядок ниже, чем в тех же США, тогда как нынешний валовой внутренний продукт на душу населения у нас только в 3—5 раз меньше, чем в Штатах. Отсюда следует, что средняя зарплата в России при современном развитии её экономики должна быть на уровне 1—1,5 тысячи долларов. Нынешний же всплеск забастовочного движения объясняется резким скачком цен на самые необходимые продукты питания, неумением правительства обуздать инфляцию, которая либо не индексируется вообще, либо индексируется крайне незначительно.

В то же время просматривается ещё один нюанс осеннего обострения стачечной борьбы. Вот в программе «Вести недели» местного телевидения комментарий обозревателя из журналистского губернаторского пула:

— Проводят акции так называемые независимые профсоюзы. Они не раз упрекали в неповоротливости большие отраслевые профсоюзы, которые остались ещё с советских времен. Впрочем, такая активность как раз перед выборами уже заставила задуматься многих экспертов над тем, чьи же права на самом деле отстаиваются на петербургских забастовках.

Позицию Смольного разделяет адвокат из юридической фирмы «Пепеляев, Гольблат и партнеры» Сергей Спасенков:

— Ребята на «Форде», скорее всего, увлеклись. Тем более что на носу выборы, возможно, это попытка сделать себе пиар: не удивлюсь, если мы увидим их в рядах одной из партий.

Подобная позиция более чем устраивает работодателей: в поисках подстрекателей куда как удобно переложить ответственность за нарастающее недовольство на чьи-нибудь плечи. Весьма красноречиво высказывается на сей счёт директор по коммуникациям питерского морского порта Дмитрий Бауков:

— Перед выборами профсоюзные движения проявили активность на многих предприятиях России, в том числе и в Петербурге. Не надо быть параноиком, чтобы заподозрить в этом чьё-то влияние и организацию.

Параноиком и впрямь становиться ни к чему, тем более что подобные подозрения были бы вполне обоснованны, кабы не одно обстоятельство. Заигрывание с профсоюзами в период избирательной кампании может, разумеется, добавить лишних голосов политическим партиям. Только обниматься с лидерами тред-юнионов следовало бы публично — под видеокамеры, на пресс-конференциях, в теледебатах. В противном случае всё теряет смысл: нелепо, согласитесь, заниматься пиаром втихаря, без лишних глаз и ушей.

Пока же в Петербурге во всяком случае ни одна из политических партий не засветилась рядом с организаторами стачек. Более того, можно привести прямо противоположные свидетельства. Лидер железнодорожного профсоюза Виталий Желтяков рассказывает о попытках установить контакты с несколькими политическими партиями и заручиться их поддержкой. Безуспешно. Никто из политиков к проблемам бастующих не проявил никакого интереса. Проснется ли он в самый канун выборов? Что-то непохоже.

 

Юрий КУКАНОВ

Санкт-Петербург.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: