slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Музыка слова

Велика сила слова, слово способно излечивать, слово способно и убивать. Даже любая буква имеет свою вибрацию, любой звук воздействует на нас и на сознательном, и на подсознательном уровнях, а уж слово, облечённое в музыку, это вообще тема особая. Обо всем этом мы говорили с народной артисткой России, солисткой Московского музыкального академического театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, Ларисой Алексеевной КУРДЮМОВОЙ, автором уникального проекта «И слово в музыку вернись».

  – Лариса Алексеевна, почему вы решили заняться этим проектом? Какие цели он преследует?
  — Наступивший 2010 год будет посвящён одной из самых благородных профессий – профессии учителя. Такая последовательность весьма закономерна, ведь именно школьный учитель шаг за шагом вводит нас в богатый мир русской поэзии, и с его слов мы, ещё будучи семилетними несмышлёнышами, начинаем капля за каплей впитывать всё богатство русской словесности. Уже в конце первой четверти даже сама речь первоклашки может сильно измениться, стать правильной, уверенной, ведь для ребёнка первая учительница – всегда любима, они слушают, что она говорит, и, что не менее важно, как говорит. Достойная по содержанию и по форме речь учителя благотворно отражается на учениках. К сожалению, далеко не все учителя в наше время способны быть примером для подражания. Предмет свой, конечно же, большинство из них знают, всё-таки пять лет в институте учились, а вот с богатством и благородством их речи дело обстоит весьма неважно, этому в наших вузах, увы, не учат. Да и кому сейчас этому учить, теряем мы наш язык, частенько употребляем иностранные выражения и интернациональные возгласы типа «вау», а зачем же нам это «вау», ведь можно же по-русски «Эх-ма!» — это же совсем другая энергетика.
  А.С. Пушкин был одним из первых, кто показал нам и в поэзии, и в прозе всю чистоту и красоту русского языка, его неповторимый колорит, природность, музыкальность. Пушкин сумел доказать, что русский язык настолько уникален в передаче мысли и чувства, настолько естествен, что нам, русским, совершенно не нужно какое-либо подражательство западной речи, все оттенки ощущений, все импульсы мыслей мы можем выразить исконно нашей лексикой. Я выпустила два альбома под названием «И слово в музыку вернись», которые полностью посвящены музыке на стихи А.С. Пушкина, они включают в себя популярные арии и сцены из опер «Пиковая дама», «Евгений Онегин», «Борис Годунов», «Каменный гость», классические романсы и произведения современных авторов. Диски снабжены небольшими вкладышами, где в очень понятной, лаконичной форме рассказывается о каждом произведении, размещённом на диске: и с точки зрения музыки, и с точки зрения литературы. Эти записи могут использовать на своих занятиях как учителя музыки, так и учителя литературы. По ним можно даже провести музыкально-литературный интегрированный урок. И в какой-нибудь глубинке дети, прослушав бессмертное произведение на стихи Пушкина в качественной аудиозаписи и по курсу литературы, усвоят больше – они будто побывают в театре или концертном зале. Ведь стихи в сочетании с музыкой воздействуют на сознание людей с удвоенной силой, лучше запоминаются. К сожалению, сейчас наше государство очень мало занимается культурой. А с музыкальной культурой вообще аховая ситуация. Хорошо, что сейчас стали хоть что-то делать на уровне школ, районных управ и библиотек. Ведь есть люди, которые понимают, что детей необходимо приобщать к искусству. Дети не виноваты, что по телевизору показывают поверхностное и низкопробное, они воспитываются на этом и принимают его как должное. Прекрасные исполнители есть, но их никто не видел и не знает. А в телевизоре многочисленные исполнители навязывают молодёжи шаблоны: «лёгких» отношений друг с другом, бездумного, праздного существования, напрочь отринув честь, взаимоуважение, культуру чувства, благородство. Да и слова эти практически ушли из современного лексикона... Дети сейчас совсем не учат стихов, а ведь детское сознание к этому расположено самой природой, малыши уродливую рифмованную рекламу, увиденную по телевизору, запоминают без всякого усилия. Не лучше бы им выучить стихи Пушкина и потом радовать на домашних праздниках своих бабушек и дедушек? Детям учить стихи не в тягость, а в радость, знаю это по своему внуку.
  —Вы считаете, что сегодняшнюю молодёжь можно увлечь классической музыкой?
  — Конечно, можно. И я не раз находила этому подтверждение на своих концертах. Сначала ребята хихикают, даже пытаются передразнить. Оно и понятно — люди стали отвыкать от живого звука, но потом потихоньку начинают вникать, успокаиваются и в конце концов чувствуют некое воодушевление от соприкосновения с живым и вечным. После концертов стараюсь побеседовать со зрителями. Молодые люди говорят мне, что этой музыки не знают, но сейчас поняли, что в ней есть нечто светоносное и слушать её необходимо. Эта музыка заставляет чувствовать, работать душой.
  У голоса много нюансов, среди моих поклонников есть любители джазовой и рок-музыки. Я всё время стараюсь учиться, вносить в своё исполнение неожиданные элементы, чтобы быть новой и понятной современной аудитории. Например, мне интересны джаз, народная музыка. Вообще, любая музыка вне зависимости от жанра, в которой есть живой звук, искренность. Когда мой сын был студентом, он увлекался роком. Мне, как человеку старой закалки, не слишком нравилось это увлечение. Казалось, в рок-музыке есть нечто разрушительное, злое. А искусство, по моему мнению, должно созидать, облагораживать. Но когда я слышу сегодняшние современные ритмы, то понимаю, что то, что слушал и играл мой сын, – далеко не самое страшное. Это хотя бы можно было назвать криком души. А если душа кричит, то значит, она есть и, как говорится, не всё для нас потеряно: покричим, повопим, а потом, может, и успокоимся, начнем строить нечто прекрасное и разумное. А в том, что я слышу сейчас, души вообще нет, мелодии, под которые молодежь «отрывается» на дискотеках и которые сейчас принято считать танцевальными, – это не музыка, а скорее результат технического прогресса, даже само название «техно» о многом говорит. Такое ощущение, будто эту музыку писали не люди для людей, а машины для машин. Само по себе оно, может, и интересно, но суть этого «творчества» разрушительна. Во-первых, текст не несёт никакой эмоциональной и даже смысловой нагрузки, во-вторых, в основу положена не мелодия, а ритм. И ритм этот сродни дробильной машине. Вот представьте, что под окном вашего дома с утра до вечера дробят асфальт, любого нормального человека это рано или поздно приведёт в состояние крайнего раздражения. И молодёжь, наслушавшаяся подобных ритмов, становится агрессивной, а мы ещё удивляемся, почему в наших школах столько случаев проявления немотивированной жестокости. Классическая музыка, народная, джазовая воздействует на сердце и разум, способствуют духовному росту так же, как и хорошая поэзия. Раньше любая девочка, даже последняя троечница, знала наизусть «Письмо Татьяны к Онегину», и пусть в своей повседневной жизни она и изъясняется достаточно примитивно, но она хотя бы знает, что можно говорить о своей любви так тонко и трогательно, как Татьяна. А сегодня прислушаешься к разговору парня и девушки на улице, может, неплохих ребят, которые относятся друг к другу с теплотой, но уровень их лексики — убожество какое-то. Сегодняшние молодые, как зверушки примитивные. Я бы их даже испорченными не назвала, ведь испорченность подразумевает в человеке наличие духовного базиса, просто по тем или иным причинам он в какой-то момент, что называется, поменял жизненные приоритеты. А у современного молодого человека душа не растёт, не развивается, хотя при этом он может быть интеллектуально развит, в его голове умещается множество информации о самых разных вещах и явлениях. Но в основном школьники и студенты ограничиваются какими-то безликими краткими выжимками, они вбивают себе в голову кучу разрозненных, порой даже весьма интересных фактов, становятся интересными своим друзьям, но душа их спит. Зачем ученику или ученице делать реферат на 20 страниц о жизни и творчестве того же Пушкина, скачивая из Интернета всё подряд, что хоть каким-то боком относится к теме? Получат они свою пятёрку, и через неделю всё у них в голове перемешается. Лучше бы выучили по десять стихотворений, и это осталось бы с ними на всю жизнь. Помню, в молодости знаменитая Елена Образцова сказала мне: «Лариса, учи репертуар смолоду, как можно больше учи, потом поздно будет. В юности надо суметь впитать в себя как можно больше прекрасного, потом дела, заботы, зрелый человек больше работает на отдачу, делится своими знаниями и опытом, старается своим творчеством донести до людей то, что он сумел понять и прочувствовать. Но духовный фундамент нужно суметь заложить в себя как можно раньше.
  — Что вы можете сказать о современных исполнителях как классических, так и эстрадных произведений?     
  — Многие профессиональные певцы, исполняя то или иное произведение, чаще делают акцент именно на вокале, порой не слишком задумываясь, о чём именно идёт речь в произведении. Особенно данное обвинение можно адресовать представителям эстрады: молоденькие девочки и мальчики, порой обладающие в общем сносным и профессионально поставленным голосом, научаются попадать в ноты, не «давать петуха», а в смысл исполняемого даже не пытаются вникнуть. Да и смысла-то особого в этих песенках-однодневках нет. То же самое относится и ко многим классическим исполнителям, которые в основном работают связками и диафрагмой, а не душой. От этого классическое искусство становится слишком академичным, малопонятным современному слушателю. Я всегда стараюсь в первую очередь пропустить через себя текст, понять его, осознать и своим пением донести до слушателя то, что хотел сказать автор, донести так, чтобы зритель понял и прочувствовал. В детстве я мечтала быть актрисой, но Бог ещё и голосом наделил. И теперь меня называют поющей актрисой. Я не просто пою — я живу музыкой, я перевоплощаюсь, играю, я всегда новая. Я чувствую аудиторию, разговариваю с ней, понимаю, насколько сильное воздействие я могу оказать на зрителя — я же с душой его работаю. Раньше артист, выходя на сцену, понимал, какую большую ответственность он несёт, да и образовательный, и интеллектуальный, и духовный уровень артистов был намного выше, чем сейчас.
  — Наблюдается ли сейчас какое-либо развитие как в классической музыке, так и эстрадной?
  — К сожалению, сейчас никакого развития практически нет. Тот же фестиваль «Московская осень» широкому зрителю не доступен. И радио «Классик», и телеканал «Культура» подобным мероприятиям внимания не уделяют! Хотя, скорее всего, и достижений-то особых нет. Общий уровень композиторского искусства в последнее время сильно снизился. Лично я не знаю ни одного молодого композитора, который бы создал что-то новое в классической музыке, а на более простом — эстрадном уровне слышим либо примитивнейшие мелодии, либо ремейки песен 20—30-летней давности. Поэтому наша задача на сегодняшний день хотя бы сохранить то, что мы имеем. И мой проект направлен именно на это. Сейчас всё подчинено коммерческой выгоде. Все теле- и радиопередачи гонятся за рейтингом, оно и понятно — им надо выжить в конкурентной борьбе. Во времена Союза заботу о сохранении культурной традиции брало на себя государство, сегодня оно сняло с себя эту функцию. Раньше роту солдат могли привести в Большой театр, молодой, невыспавшийся солдат, может, половину спектакля и проспит, но хоть какой-то минимум он для себя почерпнёт, и это у него останется и в памяти, и в сердце. За границей слушать классическую музыку, посещать оперу и балет считается престижным среди элиты. К тому же классические проекты также могут приносить прибыль. Тот же Хворостовский, Нетребко, исполнительница русского романса Смолянинова известны и в России, и за рубежом, и доходы от их концертов впечатляют. Но молодёжи, например исполнителям романсов, пробиться сейчас очень сложно, спонсоров для организации их концертов найти — проблема, большие трудности с арендой зала, предоставлением аппаратуры, возможностью репетировать. А чтобы организовать концерт достойно, нужно и оформление соответствующее, и костюмы красивые. Я, конечно, человек, имеющий известность и определённый авторитет. Стараюсь, если есть возможность, привлекать в свои концерты как мастеров, так и талантливую молодёжь. Являясь постоянным членом жюри международного конкурса «Романсиада», нахожу много талантливых ребят не только из России. Удивительные ребята! Вы не представляете, насколько они отличаются от большинства своих сверстников. Если у человека душа живая, это даже по походке заметно, в ней будто полёт к свету. Но их никто не знает. Я на своём уровне делаю всё, что могу, но порой даже мне, человеку достаточно опытному, приходится работать практически в убыток. И не потому, что людям не нужно высокое, а потому что сейчас наше общество живёт одним днём. Меня не раз приглашали участвовать в телевизионных «Ток-шоу». Какие темы там затрагиваются?! Это же сплошной негатив. А людям нужны положительные примеры. Конечно же, плохое и скабрезное имеет свою притягательность, и смотреть такую передачу будут хотя бы из любопытства. Но когда внимание человека акцентируют только на грязном, скотском и убогом, у него же пропадает всякое желание жить и делать что-то. А для устроителей подобных программ главное – вызвать сиюминутный интерес, быстренько денег «срубить». А что в душе у человека останется, их вообще не волнует. Увы, вот так мы и пожинаем горькие плоды демократии. Раньше государство заботилось о развитии культуры, и талантливый человек имел возможность пробиться, я тому яркий пример. У меня ведь не было родных и покровителей, которые могли бы как-то помочь, продвинуть куда надо. Но я состоялась как личность, смогла выучиться, окончить консерваторию, стать народной артисткой, занимаюсь любимым делом, делаю всё, что могу, для сохранения русской вокальной традиции. Более 30 лет служу в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, выступаю с концертами, занимаюсь частной педагогической деятельностью, иногда снимаюсь в кино. Всеми силами стараюсь приносить пользу людям и своему Отечеству. И считаю, что при любых условиях человек в силах оставаться Человеком.
  — А как, по-вашему, сейчас обстоят дела с народной музыкой? Вообще, есть ли сейчас музыка, которую можно назвать народной?
  — Есть замечательная передача «Играй, гармонь». Хорошо, что хоть кто-то сейчас озабочен сохранением народной традиции. Народная музыка – это такое же наше бесценное наследие, как и музыка классическая. К тому же одна из другой плавно вытекают, они вместе дополняют друг друга. Ещё Глинка говорил: «Народ сочиняет музыку, а мы её аранжируем». Народность – это когда все вместе: и стар, и млад за столом песню поют. А сейчас мы же совсем не поём со своими друзьями и близкими. Нет таких песен. Народные песни приходили к нам из деревень. А сейчас и деревень-то нет: три кола, два двора – все спились. А посёлки – это уже не деревня, скорее маленький город, и там новых народных песен не рождается. Остались ещё в глубинке бабушки, которые что-то помнят, но их же по пальцам перечесть, да и старенькие они совсем. Советские песни тоже становились народными, поскольку все знали слова, эти песни были любимы. Знаете, в современном рэпе, пожалуй, есть некие элементы народности, эти речитативы чем-то частушки напоминают, не слишком глубокомысленно, конечно, но занятно. А вообще сейчас в нашем обществе слишком сильна разрозненность, поэтому чего-то общего, свойственного всем и каждому, не найдёшь, сплочённости народа нет, поэтому и народной музыки нет.
  — Выходит, что сейчас у нас царит упадок и надеяться на какое-либо возрождение бессмысленно?
  — Я думаю, что возрождение всегда возможно. И через несколько лет в нашу жизнь придут и новая талантливая музыка, и замечательные проникновенные, искренние песни, которые станут народными. Но для этого надо осознать, что, несмотря на все экономические катаклизмы, нация выживает только тогда, когда не забывает о духовной культуре. В первую очередь это должны осознать родители и учителя, понять: то, что они вложат в своих детей сейчас, то и пожнут в будущем. И власть имущие наконец-то должны направить свои взоры на восстановление культурных традиций. Язык – это, пожалуй, самое большое сокровище каждого народа, и со страниц вашей газеты, которая так и называется — «Слово», я хочу обратиться ко всем — родителям, педагогам, артистам, бизнесменам и политикам: давайте сделаем всё, чтобы сохранить наше родное русское слово.
 

Беседовала
Ирина МИТРОФАНОВА.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: