slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Малый ковш и большой перепеолнен

ПЕРВАЯ РАДОСТЬ
Отчего же так давит тоска,
В предвесеннюю пору распутья?
Ноша мыслей моих нелегка –
Ни ожить не могу, ни уснуть я.
Ещё тёмный не кончен раздор,
Под салют возвращённого Крыма.
Где же, Ненько, цветной твой узор?
Помутился от гари и дыма.
Вся Европа – сжирающий спрут,
Сколько раз уж на Русь наступала!
Чёрной свастикой шитый лоскут,
Не затмит он рушник вышиваный!
Белоруссию-Русь, Малороссию-Русь,
Русь-Россию никто не обманет,
Севастополь и Крым…
С первой радостью пусть
Воедино сомкнутся славяне!
АД
Из текущего ада, из цветущего
сада,
Под младенческий плач гонит
женщин палач,
Гонит силой несметной,
дичью ветхозаветной,
И огнём, и железом, вдохновляемый
бесом.
Выжигает и режет под зубовный
свой скрежет.
Дом отеческий рушит, мать
он колет и душит,
С озверелой мечтою, завладеть
всей землёю.
О, безродная свора!
Ты изведаешь скоро,
Вкус горящего смрада
настоящего Ада.
ЗАКЛИНАНИЕ
Ты возьми, Россия, Пояс Каменный,
Препояшься на пути расхитчика,
Не пусти духовного обидчика,
На Державу злобного повытчика.
Ты возьми и Светлый Ключ
за раменьем,
Окати вражину хладом-пламенем,
Чтобы не ходил сюда незваным он
С хищниками алчными, погаными.
Луч-стрелу возьми
от Света-Солнышка,
Опали их, да не дай опалы нам,
Чтобы воедино стали славныя –
Белыя, Великия и Малыя.
ПРИТЧА
Мадам с косой выходит в поле,
А поля выжженного нет –
Дубинки там, трезубец, колья…
На удалом былом раздолье,
Река из крови и Скелет.
Стучит он белыми зубами –
Кидает, видно, в ломку бес,
Неся за пазухою Камень:
Направо дом, налево пламя,
А прямо будет путь в ЕС.
О, как обрадовалась дама,
Взяла тот камень, как букет,
Пошла она, конечно, прямо
Но бес попутал – всюду пламя!
И поля выжженного нет…
ЛЕТО 2014
Обжигает Лиру
Солнца знойный ток –
Два полярных мира
Запад и Восток.
Горестных вопросов
Столько в злой пыли
Александр Матросов
Встал из-под земли:
«Души молодые,
Встанем в новый бой,
Матушку Россию
Защитим собой…
Сердце разорвалось,
Да спросил мой дух,
Что же там осталось
От миров от двух?..»
Два полярных мира –
Запад и Восток.
Огненная Лира,
Беженцев поток.
ЛУКАВЫМ
Предавшие страну, детей и внуков,
Чего вы ждёте в будущем от них?
Вооружённые лукавою порукой,
Поступки добрые как отличат
от злых?
Пойдут за вами же накатанной
дорожкой,
Ведущей в бездну, темноту, провал.
Их не спасёт от беззаконий
мёда ложка –
В болоте этом каждый увязал.
Вы не откупитесь тогда
ни драгметаллом,
Ни банковской фальшивой мишурой.
Вот если бы слеза стыда упала
В болото ваше, возвратив
душевный строй
К истокам чистым Родины —
в начало –
Нужды и подвига работы над собой.
ЧЕСТЬ МИЛОСЕРДИЯ
Бесчеловечный навёл супостат
Жерла войны на жилища,
Мин и ракет устремляется град,
Всё превратив в пепелище.
Алчностью дикою мир поражён –
Нет ни закона, ни правды,
Штаты с Европою заняли трон
Самоубийственной Рады.
Сходит с ума Украина… Поэт,
Нету уже Украины!
Божий грядёт Новороссии свет,
Вольной днепровской стремнины.
Как хорошо, что они ещё есть,
Русские люди, живые.
Их принимать – милосердия честь,
Добрая воля России.
ВРЕМЕНЩИКИ
Они играют в президентов,
Два назначенца – убивать –
Ведут за доллары и центы
На эшафот родную мать.
Как будто не кормила грудью,
И не носила на руках,
И не напитывалась грустью,
В жизнь провожая, — о сынах.
Любви, надежды, веры сила
Увязли как в деяньях злых?
И низость резко исказила
Природу человека в них!
ПРОШУ МОЛИТВ
Прошу у мучеников царственных
                                     молитв:
Всё повторилось в XXI веке,
Вокруг предательство,
            а центры русских битв
Уничтожают недочеловеки.
Прошу княжон,
                    молитесь за Донецк,
И за Луганск, и мирные селенья.
С четою,
                 коронованной с небес,
С наследником
                         я встану на колени.
Я верю, что узрит, услышит Бог,
Прошенье об изгнанье беса –
Во всех сражениях Руси
                                 нам Он помог.
И будет суд, и тьмы падёт завеса!
*   *   *
Носилась в воздухе идея –
Силён, кто нефтью овладеет.
Рубцова нет, и спился Филя –
Всех президенты накормили.
Летят ресурсы, как петарды…
О, не смотри, цыганка, в карты:
Обама не дождётся вето,
Успешно всех сживёт со света!
АВГУСТ
Август царственный, благотворный,
Озаряет сады и бахчи,
Звёзды, словно на мантии чёрной,
В августовской мерцают ночи.
Малый ковш и Большой переполнен,
Перевернётся вот-вот…
Берег весь захлестнут эти волны,
И дома захлебнутся от вод!
Я глаза опускаю – повсюду
Крупноплодный прекрасен наряд.
Я тебя никогда не забуду,
Август царственный, в яблоках сад.

Михаил АНИЩЕНКО
ВСЁ ПРЕДСКАЗАНО, ИЗМЕРЕНО
*   *   *
Спи, моя Родина, спи, неутешная.
Ночь за окошком опять.
Светлая-светлая, грешная-грешная,
Надо подольше поспать.
Спи, моя Родина, спи, моё горюшко.
Горе ещё не беда.
Если погасло осеннее солнышко,
Выйдет на небо звезда.
Спи, моя Родина, спи, горемычная.
Мучаясь, плача, скорбя,
Я непременно отраву столичную
Выведу всю из тебя.
Спи, моя Родина. Тучка осенняя
Тает, бессонницу лья.
Где-то рождается час воскресения,
С печки слезает Илья.
Спи, моя Родина: сени, наличники,
Лавочка, печь, домовой...
Завтра умоем мы грязное личико
Мёртвой водой и живой.
Спи, моя Родина. Светлыми, юными
Будут грядущие дни;
И полетят над тобой Гамаюнами
Лучшие чувства мои.
ОКТЯБРЬ
За десять лет, прошедших
с октября,
Когда меня расстреливали танки,
Страна жила бессмысленно и зря.
Мы в темноте таились,
как подранки.
Не сосчитать теперь уже потерь,
Напрасно к Богу Родина взывает:
И тот, кто грабил, грабит и теперь,
Кто убивал, всё так же убивает.
Сгорело всё — от сердца до звезды,
Погибли люди, близкие по духу
За десять лет разрухи и беды,
За десять лет хождения по мукам.
ОТЧАЯНИЕ
Тянет гниющей травою из лога,
Дождик косой, как сапожник идёт.
Родина горькая, словно изжога,
Мучит ночами и спать не даёт.
Жутко на родине, словно на плахе.
Люди мычат только «мэ» или «бэ».
Всюду бандиты, ворьё, олигархи
И берегущая их ФСБ.
Пьяненький Филя кричит за осотом,
Небо, пронзая обломком весла:
«Мне бы командовать натовским
флотом,
Чтоб уничтожить империю зла».
Тьма вызревает на гаснущих сводах,
Звёзды над нами светить
не хотят.
И на идущих во тьму теплоходах
Иерихонские трубы гудят.
*   *   *
Оказалась мёртвой Родина.
Как ни взглянешь – всё тоска.
На цепи сидит юродивый,
Строит замки из песка.
Одесную тьма шевелится,
А за тьмою блеск и шик.
Скоро память перемелется,
Пар поднимется, как «пшик».
Всё предсказано, измерено.
Как всегда, под звон оков,
Крысы выстроят империю,
Гимн напишет Михалков.
Михаил КРЫЛОВ
СТАРЫЙ КОНЬ БОРОЗДЫ НЕ ИСПОРТИТ
*   *   *
Долга до берега дорога...
Был молодым — рукой подать.
Но с каждым шагом от порога
Приходит в душу благодать.
Дыханье глубже и ровнее,
И все спокойнее в груди.
Ну, а старуха — леший с нею,
Давно осталась позади.
Привычно на плечо закинув
Свою рыбацкую уду,
Он тихо распрямляет спину
И молодеет на ходу.
На берегу, в густом тумане,
У мирно дышащей воды,
Мечтает он о воздаяньи
Не за грехи, а за труды.
Выходит на мосточек хлипкий
И долго смотрит в тишину...
Уж скоро золотою рыбкой
Луч света рассечет волну.
Сверкнёт и, тут же вспыхнув ярче,
С воды туман угонит прочь.
И спросит: «Что ты хочешь,
старче?
Чем я могу тебе помочь?»
ОСЕННИЙ ДЕНЬ. СОКОЛЬНИКИ
День пасмурный. Осенняя пора.
И вот он — тот Сокольнический
просек…
Холодный воздух с самого утра
Над лесом стаи черных птиц
проносит.
Все беспокойством полно без границ,
И шум листвы, и дальний звон
трамвая,
И кленов листья, что ложатся ниц,
Песчаную дорожку устилая.
Так тяжелы, так серы облака,
И в парке ни души. И это странно…
Но… По аллее женщина спешит,
Та самая… С картины Левитана.
Стремительна. И шаг почти как бег.
От ветра шляпку придержав рукою,
Торопится она в двадцатый век…
Ее художник написал такою.
И вот теперь ее увидел я,
Наверное, не так, как он.
Но все же…
С его судьбой не схожа жизнь моя,
И мир другой… Но как она похожа!
Она спешит. Конечно, не ко мне…
Из девятнадцатого… Я же —
в двадцать первом.
И непонятный холод в тишине
Тревогой растекается по нервам.
Не лучший век, в котором я живу,
А в чем-то, прошлых —
беспощадней, злее.
Остановись, пока ты наяву!
Вернись назад по золотой аллее.
Вернись туда, где встретил он —
не я,
Тебя на фоне огненного клена…
Где ветер гонит стаи воронья
В грядущее, что неопределенно.
*   *   *
По воде аки посуху...
Но не терпит вода,
Чтоб, как птица, по воздуху —
Не оставив следа.
Тщится праведник с посохом,
Отгрешивший давно.
По воде аки посуху
И ему не дано.
А простому да смертному,
Что уж там говорить!
Видно, вечно начертано
Твердь земную торить...
И вдоль берега топчемся
Или строим суда.
По воде ж, как ни хочется,
Не пройти никогда.
Если б стать невесомыми,
Не взлетая к мирам...
Только нам хромосомами
Не дано тех программ.
Видно, все стали грешными,
А безгрешные — где?
Ступишь шаг, и по-прежнему —
Лишь круги по воде.
*   *   *
Вот, когда бы вернулась сила
Да скостить хоть на треть года...
Их бы так по земле носило,
Что змеёй вилась борозда.
Пахарь вмиг, как Вакула на чёрта —
На коня. Лишь огонь из-под ног...
Старый конь борозды не портит.
Эх, испортил бы, если б смог!
*   *   *
Вода у ног его плескалась...
Ответ его ждала волна.
Да всё, что в жизни полагалось,
Он, вроде, получил сполна...
Чего просить? Какого чуда?
Да и в мои ещё лета...
Стать молодым? Да нет, не буду,
Ведь жизнь-то честно прожита.
Взглянул, как чайки с криком
кружат,
Расправив белые крыла...
Старуху жалко. Всё недужит.
Так сделай, чтоб не померла.

Екатерина КОЗЫРЕВА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: