slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Люди из «Русской партии»

В последнее время всё чаще появляются книги воспоминаний, в которых бывшие члены Политбюро, секретари ЦК и просто многочисленные влиятельные, а стало быть, осведомленные работники аппарата  ЦК, во многом определявшие  судьбы мира, рассказывали о времени и о себе. О чем может рассказывать человек, облечённый огромной властью? Наверное, о том, как принимались решения, определявшие жизнь огромной страны и не только её…

Но именно об этом главном не было сказано ни слова. Слов-но члены какой-то секты (а это отчасти так и было), уходили в мир иной носители партийных и государственных тайн, не раскрывая в своих мемуарах механизмы власти КПСС. Невольно закрадывалась мысль. А может быть, и не было у них никаких тайн?

Порою мне казалось, что противостояние между патриотами и либералами, которое определило расстановку сил в политической борьбе в конце 80-х годов и в 90- е годы, да и сейчас определяет, было во многом искусственным. Свои размышления я изложил в своё время на страницах газеты «Слово» в статье «Три смертных греха русских патриотов».

Однако свою позицию пришлось пересмотреть после прочтения книги Александра Байгушева «Русская партия внутри КПСС». Автор ее — известный журналист и писатель, чьи статьи в журналах «Молодая гвардия» и «Москва» в своё время наделали много шума, но мало ли журналистов написали книг с интригующими названиями?

А. Байгушев довольно подробно остановился на рассказе о том, как сделал свою карьеру. У всякого, кто жил в те времена, возникал вопрос – как они попадают туда, наверх? Кто занимался их селекцией? В начале успеха у А. Байгушева, как и у многих (неблатных) людей того времени, была удачная анкета, которую он заполнил, заканчивая МГУ. Затем он попал в АПН (о, сколько известных ныне людей прошло через эту контору!), а затем ему выпал случай. В стенах АНП он подружился с Галиной Брежневой.

Правда, ещё до этого он написал серию очерков о целине, в которых фигурировал Леонид Ильич, человек, по словам Байгушева, благодарный. Т.е. Байгушев появляется в окружении Брежнева еще до того, как тот стал Генеральным секретарем. Он помогает дочери Леонида Ильича интриговать в пользу отца. И после «воцарения» Брежнева получает доступ на скромную дачу Генсека в Заречье. И становится доверенным человеком Брежнева, начинает работать в секретном отделе ЦК КПСС.

Что это за отдел? Отдел «К», как его называли, отдел консультантов или контрпропаганды. Вот здесь и добираемся до ответа на вопрос – была ли вся полнота информации в руках тех, кто правил СССР? Выясняется, что была.

Читаешь книгу Байгушева и понимаешь – Брежнев не сдавал «своих», и они его не сдали. До самой смерти, полуживой Генсек страной руководил, и никто не мог под него подкопаться, «свои» защищали.

А вот как А. Байгушев описывает главного идеолога страны при Хрущёве и Брежневе Михаила Андреевича Суслова: «Он ходил всегда в долгополом, черном пальто и черной шляпе, как хасид, хотя по происхождению был саратовский мужичишка. Имел две клички – народную Кащей и внутрипартийную Калоша. Первую, потому что был тощ, как скелет. Вторую, потому что демонстративно не расставался с калошами «Красный богатырь» на красной подкладке и с длинной тростью-зонтиком «под Чехова». Суслов не для виду, а на деле был аскет и ненавидел хапуг. И думаешь, а хорошо бы такого, как Михаил Андреевич, на пост главы Администрации президента сейчас! Ненавидел хапуг, был аскетом, находясь на вершине власти! Ведь и такие люди встречаются, только сейчас они почему-то не на верхах, а внизу.

Вернемся к отделу «К». С ним связана еще одна прелюбопытная информация. По словам А. Байгушева, именно Андропов возглавлял этот отдел при Хрущёве, а Хрущёву Юрия Владимировича порекомендовал финский коммунист Куусинен, которому Никита Сергеевич безоговорочно доверял. Андропов официально занимал другие должности, но негласно был главой партийной контрразведки при Хрущёве. Тут и выясняется, каким образом Юрий Владимирович попал на должность главы КГБ.

Когда заговор против Хрущёва созрел, то тот вызвал своего «контрразведчика» и стал выяснять, так ли это? Андропов успокоил Хрущёва, заявив, что никакого заговора нет. Именно за это предательство Никиты Брежнев, придя к власти, и поставил Юрия Владимировича во главе КГБ. Хотя, как уверяет Байгушев, был и еще один резон: « Андропова-Файнштейна Брежнев поставил на КГБ именно под лозунгом — КГБ у нас теперь пост не популярный. Любые его действия будут визгом встречать. И у нас, и особенно из-за кордона. А своему Файнштейну, глядишь, что и простят. Не так вопить будут».

Байгушев пишет о том, что проблемы с интеллигенцией, с её, так сказать, не совсем правильно идеологической ориентацией начались уже у Хрущёва.

Угроза оказаться лицом к лицу с инакомыслящей интеллигенцией, объединенной в одном лагере, руководству КПСС не улыбалась.

После прихода к власти Брежнева именно эта проблема стала важной. Возвращение к репрессиям для Леонида Ильича было неприемлемо.

По словам А. Байгушева, после прихода к власти «Брежнев был растерян, подавлен. Он признал, что духовную сумятицу в народе и партии, Хрущёвым в злое наследство ему оставленную, уже не преодолеть, что духовный раскол общества состоялся. Но жить-то надо. Партию сохранять надо. Нужно было искать какую-то хотя бы полуиезуитскую, но на какое-то время эффективную, пусть временно, но жизнеспособную модель политического управления страной. И что делать со всеми вышедшими из-под государственного контроля «шестидесятниками»?

Сделаем вывод с учетом уже нашего опыта. Ещё в начале 70-х годов мы могли бы оказаться у разбитого корыта. Мы же видели своими глазами, как государство разваливается вдрызг только потому, что у руля встали люди, не умеющие рулить. Наверное, не стоит преувеличивать достоинства Брежнева, Косыгина, Суслова и прочих, но ей-Богу, с позиции сегодняшнего дня они вызывают восхищение. Что значит, люди имели волю, мужество и умели находить мудрых советников!

Что же получается? А получается следующая картина. Верхушка КПСС сознательно (!) отказывается от всякого марксизма-ленинзма, прикрываясь им формально, как делают это китайцы до сих пор, чтобы не развалить страну, и дает возможность состояться двум прямо противоположным и враждебным силам внутри советского общества, либералам и патриотам.

Вот так и появился вроде бы невесть откуда яростно патриотический журнал «Молодая гвардия» в противовес либеральному « Новому миру» в конце 60-х годов. Так и появились авторы «Молодой гвардии» Лобанов, Семанов, Чалмаев, Олег Михайлов и многие, и многие другие, включая Александра Байгушева, о книге которого идет сейчас речь.

Если подумать, то параллели с сегодняшним днем очевидные, и не в пользу нынешней власти. Шестидесятники-либералы в большинстве своем не были антикоммунистами. Они искренне любили Ленина и «комиссаров в пыльных шлемах», и Бабеля с его «Конармией», и Гражданскую войну, ее братоубийственную романтику. Если процитировать Бродского, то они переживали по поводу того, «какой проект загубили!», и жаждали продолжить этот проект.

Казалось бы, именно они были верными союзниками для русских коммунистов-интернационалистов, заселивших все высшие коридоры власти, но получилось по-другому. Руководство КПСС дало дышать русским патриотам, им дали некоторые журналы, мирились с их иногда отчаянно не коммунистическими статьями, с их возвращением к крестьянскому миру. Дали дышать, потому что понимали — без активной и искренней поддержки русских патриотов у власти не удержаться. Без этого в стране все пойдет наперекосяк. Это еще и Сталин понял, а Хрущёв забыл.

Нынешняя власть «русской партии» дышать не дает.

По мнению Байгушева, злейшим врагом церкви и русских патриотов-интеллигентов был КГБ во главе с Андроповым и конкретно руководитель 5 управления Филипп Денисович Бобков. Именно Бобков, утверждает Байгушев, душил, как мог, церковь.

Противостояние в верхах, по А. Байгушеву, когда Брежнев, Суслов и Черненко поддерживали русских патриотов, а Андропов и Яковлев – западников, или, как выражается А.Байгушев, «иудейское» крыло в партии не кажется таким уж бесспорным. Скорее всего это была игра. И все члены Политбюро и ЦК были в одной команде, но при этом имели свои пристрастия, как, скажем, Брежнев болел за ЦСКА, а Черненко — за «Спартак».

Вернемся к тому, как все-таки развивалась «русская партия» в рядах КПСС. Пожалуй, самой большой проблемой нынешней власти является то, что решение может приниматься верное, но люди при власти не знают, как провести его в жизнь. И здесь у коммунистов стоит поучиться.

Из людей, живших и действовавших хоть как-то в 70-е и 80-е годы прошлого века в России, мало кто не знает о существовании такой организации, как ВООПИК. Это общество по охране памятников истории и культуры. Именно под знаменем этой организации «русской партии» дали не просто состояться, но и предоставили возможность распространять свои идеи и вербовать новых сторонников.

А. Байгушев пишет, что закрытое решение о создании такой организации принималось на заседании Политбюро. И затем, когда на базе ВООПИК по всей стране возникли некие неформальные националистические организации, которые историк Сергей Семанов назвал русскими клубами, руководители КПСС эту организацию не прикрыли. Более того, русские клубы получили поддержку.

Андропов после того, как пошла информация о том, что говорят и что предлагают участники русских клубов ( а там был русский национализм чистой воды, как уже говорилось), предложил их закрыть, но Брежнев не дал, и попросил Андропова во все это не влезать.

И в самом деле ситуация сложилась чрезвычайно любопытная. В деятельности ВООПИКа принимали участие, прикрывая русские клубы: академик Игорь Петрянов и академик, выдающийся историк, Борис Рыбаков. В деятельности ВООПИК принимал участие и такой выдающийся деятель культуры, как певец Иван Козловский. А среди самих участников русского клуба в Москве, среди тех, кто разрабатывал русскую идеологию того времени, были такие интеллектуалы, как Валерий Ганичев, Пётр Палиевский, Вадим Кожанов, Сергей Семанов, Дмитрий Жуков, и многие другие. Люди очень умные и не сентиментальные.

По словам А. Байгушева, когда Суслову с ужасом докладывали, о чём именно говорят в русских клубах, а говорили там о национальном возрождении русского народа, о том, что русский народ должен стать хозяином положения, то, по словам Байгушева, главный идеолог партии отвечал: « В узком кругу можно! Они же в своем узком кругу. А что у евреев в узком кругу творится?»

А. Байгушев пишет о том, что Политбюро ЦК КПСС на полную катушку использовало оба крыла партии. Либералам доверяли работать во внешней политике, со странами Запада и странами советского блока, проводить политику разрядки напряженности, а патриоты курировали внутренние сферы жизни, они задавали тон в той же оборонной промышленности.

Именно существование этих двух крыльев, соперничество между ними формировали внутри КПСС идеологию будущего государства. Точнее, две идеологии. Либеральная и консервативная. Умей Горбачев всем этим управлять, как управляли его предшественники, мы, похоже, и бед не знали. Но во имя собственного спасения или просто по неопытности Михаил Сергеевич позволил начаться открытой войне между двумя группировками. Чем все это закончилось, мы знаем.

Беда России заключается в том, что историю все-таки творят личности. Когда Горбачева обвиняют в том, что он предал интересы России, то это так и не так. Как Президент СССР он должен был до конца защищать эту страну и дать возможность встать русским на ноги.

Но ведь Горбачев тоже соблюдал правила двух крыльев, как умел. В связи с этим А.Байгушев рассказывает следующее. В конце 80-х годов он стал помощником писателя Петра Проскурина, а того с подачи Раисы Горбачевой поставили во главе Российского фонда культуры. И как-то раз приезжает Раиса Максимовна, с которой А. Байгушев в одно время учился в МГУ и был с ней знаком, к Проскурину в его фонд проверить, как идут дела. И они трое, Раиса Максимовна, Петр Лукич и Александр Инокентьевич Байгушев уединяются, выпивают по рюмке. И Проскурин спрашивает о том, почему же Михаил Сергеевич содействует тому, что верхи власти заполонили враги русских.

И тут Раиса Максимовна возмутилась. Как же так, сказал она, Миша сделал вторым человеком в партии Лигачёва. А мы от себя можем добавить и русского патриота Рыжкова во главе правительства. И телевидение возглавляли люди из «русской партии».

У одного Лигачёва власть была огромная, и он много чего мог сделать в помощь «русской партии», но не сделал. В руках Лигачёва и Рыжкова находились финансы и партии, и страны. Это чудовищные деньги. У них было все, кроме главного. Они не были готовы к тому, что политика такая жестокая и циничная вещь, что о человеческой порядочности во имя своей нации политикам необходимо иногда и забывать.

Классический пример приводит А.Байгушев с одним чиновником из «русской партии», которого поставили во главе ТВ. У этого чиновника было два списка. В первом были фамилии тех людей, которых следовало немедленно убрать с ТВ, а в другом — фамилии тех, кого нужно во имя дела срочно взять на работу на ТВ.

А этот русский чиновник сказал, «что же я людей-то обижать буду, я не стану их увольнять». Совестливый оказался, а в итоге «русская партия» проиграла из-за таких совестливых «русских тюфяков», как их называет А.Байгушев.

Если подвести в двух словах некие выводы, к которым приходишь после прочтения книги А.Байгушева, то они такие. В СССР реально существовала двухпартийная система, когда в рамках одной элиты есть борьба двух правящих групп. Это и есть то, что на Западе называют демократией. Т.е. было то, чего и в помине не было в 90-е годы и нет и сейчас. Кстати, была и реальная свобода, в том числе и политическая при позднем Горбачеве, чего не стало потом при Ельцине. Ельцин же не так глуп и совестлив, чтобы, к примеру, отдать ТВ своим противникам.

И если мы в лице «Единой России» имеем сейчас партию типа КПСС, то неплохо бы, чтобы в этой партии появилось и русское крыло. Между прочим в первую очередь выиграет от этого сама «Единая Россия». Похоже, для этого не хватает Брежнева и Суслова во главе этой партии.

 

Александр Самоваров.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: