slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Леонид ИВАШОВ: «Возвращение к истокам Великой Победы»

Президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, генерал-полковник Л.Г. ИВАШОВ отвечает на вопросы газеты «Слово»
  — Леонид Григорьевич, 9 Мая мы отмечаем великий и, не побоюсь этого слова, святой праздник для всех нас — День Победы. Но накануне праздника не покидает горькая мысль о том, что сегодня исчезла с геополитической карты держава-победительница в Великой Отечественной войне – Советский Союз. Сегодня руководители некоторых государств, возникших на постсоветском пространстве, не только проводят ревизию истории, они уже объявили «борцами за независимость» тех, кто служил в эсэсовских этнических формированиях. К чему может привести подобное забвение истории?

 

  — Очередная годовщина Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне – полагаю, хороший повод к тому, чтобы напомнить о геополитическом значении великого подвига советского народа, который на своих плечах вынес тяжесть самой кровопролитной войны в истории человечества. Вы совершенно правильно заметили, что некоторые политики в Восточной Европе и ближнем нашем зарубежье пытаются сегодня пересмотреть историю, переиначить причины и следствия одной из величайших трагедий прошлого столетия. Однако и среди отечественных либеральных умов можно встретить суждения, в которых этот великий подвиг народа тоже подвергается сомнению. Хочется задать им вопрос: знают ли они, кого сокрушил СССР в ходе войны?
  Объективный анализ состояния Германии 1933—1941 гг. показывает, что Гитлеру удалось в кратчайшее время поднять экономику из депрессии и придать ей огромную динамику. В эти годы Германия имела самые высокие темпы промышленного роста. К 22 июня 1941 г. её экономическая система была самой мощной и самой эффективной в мире. Генеральный штаб вермахта являлся высокоподготовленным, творческим «мозгом» стратегического управления. Разработанный им план «Барбаросса» (директива № 21 от 18 декабря 1940 г.) – это классика военной стратегии ХХ столетия, а организация боевых действий против СССР, подчинившая общему замыслу огромную военную машину Германии и её союзников, остаётся образцом военного искусства. Вооруженные силы фашистской Германии по уровню подготовки, технического оснащения и дисциплины также не имели себе равных. К тому же на июнь 1941 года они обладали современным боевым опытом, имели в результате быстрых и убедительных побед в Европе высокий моральный дух.
  Советский народ к войне, безусловно, готовился, но к войне не конкретной, а абстрактной, к войне «вообще». Нашей слабостью оказалась и наша обязательность в выполнении торгово-экономических соглашений с Германией. Несмотря на нараставшую напряжённость и шедшую уже почти два года Вторую мировую войну, мы планомерно поставляли немцам зерно, нефтепродукты, металл и другие стратегические материалы. Последний эшелон с советским зерном для Германии пересёк реку Буг в 2 часа 13 минут ночи 22 июня 1941 г., в момент, когда гитлеровские войска выдвигались на рубеж атаки. И это несмотря на огромный долг Гитлера Советскому Союзу – 239 млн марок.
  Плюс ко всему советская оборонная мощь в преддверии войны ослаблялась массовыми репрессиями в стране и, особенно, в армии, оборонной промышленности, науке. Грандиозные военные преобразования, начатые в 1939 г., также ослабляли обороноспособность страны в силу их незавершённости. А заявление ТАСС от 14 июня, за неделю до нападения Германии, о том, что Берлин не вынашивает никаких агрессивных планов, однако, некие силы на Западе пытаются вбить клин в советско-германские отношения? Оно не только ослабило военную бдительность, но и морально дезориентировало население и армию.
  И тем не менее, несмотря на колоссальное превосходство немцев по всем важнейшим параметрам, определявшим ход и исход войны, Советский Союз победил. А значит, есть в нашем народе нечто такое, что не поддаётся классическому определению соотношения сил воюющих сторон.
  — Но каким образом в тяжелейших условиях, вызванных вероломной агрессией, потеряв огромное количество боевой техники и живой силы, оставив врагу огромные территории, страна сумела в кратчайшие сроки не только восстановить свой оборонный потенциал, но и создать всё необходимое для наступления на врага, военную мощь которого обеспечивала практически вся Европа?
  — Это особая тема. Даже отлаженной гитлеровской машине и классическому военному мозгу германского генерального штаба оказалось не под силу понять эту великую русскую тайну. Финский маршал Маннергейм вспоминал о признании, сделанном ему Гитлером в 1942 году: «Если бы кто-нибудь сказал мне до начала войны, что русские смогут бросить в бой 35 тысяч единиц техники, я счёл бы это безумием». Оказалось, бросили, а затем, несмотря на захват врагом наиболее промышленно развитой территории и огромные потери производственного комплекса, планомерно наращивали качество и количество вооружений.
  Фельдмаршал Паулюс, выступая на Нюрнбергском процессе, на вопрос адвоката Геринга, пытавшегося дискредитировать его перед судом, правда ли, что в дни, когда его отечество находилось в состоянии войны с Советской Россией, он читал лекции о стратегии в высшей военной академии противника, ответил: «Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским хотя бы для того, чтобы пребывать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство – исход войны на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа сидят сейчас вот здесь на скамье подсудимых».
  Уже к Сталинградской битве наши генералы превзошли стратегическое мастерство немецких фельдмаршалов. Попытки некоторых западных военных исследователей и битых немецких генералов списать поражение Германии на русские морозы, плохие дороги и на тупость Гитлера неубедительны. Немецкий военный историк Карель куда ближе к истине, когда пытается найти разгадку причин немецкого поражения в мужестве и стойкости защитников Брестской крепости, чем, по его словам, был сильно удивлен Гудериан. Сами за себя говорят надписи на стенах крепости: «Умираю, но не сдаюсь», «Живым не сдамся» и другие. Именно Брестская крепость явилась первым удивлением для немцев, именно здесь пошёл в разнос принцип соотношения сил и вся логика войны.
  А может, и Господь Бог, увидев, с каким неистовством русские защищают свою землю, как они готовы жертвовать собой без остатка, взял русские армии под свою опеку. Тот же Карель приводит следующее свидетельство о защитниках Брестской крепости: «Один из защитников нацарапал на штукатурке: «Нас тут трое москвичей – Иванов, Степанчиков и Шунтяев. Мы защищаем церковь и поклялись не сдаваться». И далее: «Я остался один. Степанчикова и Шунтяева убили. Немцы в церкви. У меня осталась одна граната. Живым они меня не возьмут»».
  Первые часы и дни войны – и такая глубина духа, стойкости и презрения к смерти. Такое поведение советского солдата потрясло не только Гудериана, оно потрясло весь мир, развернуло планетарное внимание к стране Советов, к её сущности. Простой советский солдат объяснил миру русскую идею яснее и доступнее, чем вся гитлеровская пропагандистская машина, все его геббельсы, геринги, борманы. И он, советский солдат, изменил этот мир.
  — В чём же тогда кроется причина потери почти всех позиций, которые Советский Союз отстоял в героической борьбе с фашизмом? Как получилось, что одна из двух сверхдержав оказалась на сегодняшний день фактически без армии, авиации и флота?
  — После окончания Второй мировой войны Советский Союз, вне всякого сомнения, стал державой № 1 в числе пяти постоянных членов СБ ООН. Международный престиж СССР после войны долгое время был недосягаем.
  Интересно, что при определении основ послевоенного мироустройства сложился неформальный союз между лидерами СССР и США.
  Ф. Рузвельт, до войны критически относившийся к Советскому Союзу и лично к И.В. Сталину, в ходе неё под воздействием стойкости Красной Армии, выявившихся огромных мобилизационных возможностей советской политической, экономической и социальной системы, а также в результате разгрома немцев под Москвой, Сталинградом и в Курской битве изменил отношение и к СССР, и к его лидеру. Рузвельту импонировала и обязательность Сталина в отношениях между союзниками. Все обязательства, которые брала наша страна в рамках антигитлеровской коалиции, чётко исполнялись. Это особенно контрастировало с постоянной ложью английского премьера, его пустыми обещаниями и политическими интригами. Из-за действий Черчилля американские войска потерпели поражение в Эльзас-Арденнской операции в январе 1945 года. От полного разгрома их спасли советские войска, по просьбе Рузвельта срочно перешедшие в наступление и тем самым оттянувшие на себя гитлеровцев.
  На Тегеранской конференции 1943 года Рузвельт встретил появление в зале И.В.Сталина словами: «Мы приветствуем нового члена в нашей демократической семье». А после Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) в послании конгрессу 25 марта 1945 г. он заявил: «От добросовестного выполнения союзнических соглашений, достигнутых в Тегеране и Ялте, зависит судьба Соединенных Штатов и судьба всего мира на будущие поколения… Здесь у американцев не может быть среднего решения. Мы должны взять на себя ответственность за международное сотрудничество или мы будем нести ответственность за новый мировой конфликт».
  Таким образом, Америка под руководством Ф. Рузвельта и СССР под руководством И. Сталина попытались образовать на планете сообщество государств, основанное на принципах равноправных отношений между двумя альтернативными социально-политическими системами государств, которые были бы ответственны за поддержание мира и стабильности. Надолго ли – другой вопрос. Но здоровая конкуренция и даже соперничество двух геополитических систем – это не война на уничтожение друг друга.
  Возможно, кому-то покажется парадоксальным, но раскол мира на два лагеря принёс международному сообществу определённую стабильность. Как если бы человек, балансирующий на одной ноге, встал на обе и обрёл устойчивость. Всё дело в том, что с образованием биполярного мира по мере превращения Советского Союза в самостоятельный центр силы получил законченное оформление фундаментальный закон геополитики – закон дуализма. Что характерно, в этой ситуации большинство государств мира считали себя защищёнными, имели возможность для выбора пути своего развития. Наряду с двумя противостоящими блоками, между полюсами США – СССР существовали полюса поменьше, не такие мощные, но делавшие мир богаче, разнообразнее. В первую очередь – это авторитетное Движение неприсоединения, Китай, шедший своим путем развития, Индия, страны Юго-Восточной Азии, арабский мир, Латинская Америка, Африка, народы которых могли маневрировать, выбирать модель развития, модель конвергенции, заимствовать наиболее привлекательные черты обеих мировых систем.
  Геополитическому чутью Сталина принадлежит заслуга и в создании континентального геополитического блока с прямым участием союзных стран по Варшавскому договору и косвенным – ряда других стран. Система была сработана настолько прочно, что вплоть до конца 60-х гг. на границах Советского Союза не произошло ни единого серьёзного конфликта, хотя среди наших соседей было несколько членов НАТО. Да и территориальные претензии к СССР никто не предъявлял.
  Да, Советский Союз в результате победы в Великой Отечественной войне вошёл, вклинился в Европу довольно глубоко и сохранял мощное военное присутствие до 90-х годов ХХ века. США тоже вошли в Европу в результате войны и остаются там до сих пор. Но причины для пребывания в Европе двух самых мощных держав кардинально различны. России (Советскому Союзу) «надоело» подвергаться регулярной агрессии со стороны «цивилизованного» Запада, и нашу страну буквально вынудили образовать некий пояс безопасности с вынесенными далеко от территории СССР рубежами. СССР не искал в Европе экономической выгоды. Более того, неся огромные расходы и напрягая до предела свои внутренние силы для восстановления разрушенного войной народного хозяйства, а также для создания в интересах парирования новой военной угрозы ядерного оружия, Москва всячески помогала возрождению европейских государств, вошедших в орбиту её ответственности.
  Соединенные Штаты внедрились в Европу, чтобы решить следующие задачи:
  — реализация давней геополитической идеи Вашингтона о мировом господстве и переносе доктрины Монро на другие континенты,
  — пересмотр итогов Второй мировой войны в свою пользу,
  — оказание военного давления на СССР и его изматывание в ходе военного противостояния,
  — подчинение экономики Западной Европы своим интересам через инвестиции в разрушенные войной европейские страны.
  Но главное во всём этом – ослабление и разрушение Советского Союза как главного геополитического соперника в борьбе за мировое господство.
  Мощь и международный авторитет Советского Союза были общепризнанными. Многие народы с искренней симпатией относились к нашей стране, стремились перенимать то, что представлялось им передовым, достойным воплощения у себя. Глупо и наивно объяснять эти симпатии лишь силовым давлением и щедрой финансово-экономической помощью со стороны СССР. У нас эти народы находили модель развития, основанную на принципах разумного расходования природных ресурсов, отдававшую приоритет духовным ценностям перед материальными, что было созвучно их цивилизационным, религиозным, культурным традициям и установкам.
  Эта модель, представлявшая собой советский проект развития, была выработана и реализована именно в бытность И.В. Сталина лидером Советского Союза. Чтобы воплотить её в жизнь, нашему народу пришлось преодолеть огромные трудности. Не забудем: прорыв от сохи к ядерному оружию, то есть к современному индустриальному государству, осуществлялся исключительно за счёт внутренних ресурсов. В годы Второй мировой войны СССР утратил не менее 25—30 процентов национального богатства, но уже к 1950 году был превышен довоенный уровень промышленного производства, страна обрела ядерный щит, а ещё через несколько лет первой в мире вышла в космос.
  Советский проект предполагал сокращение уровня потребления до разумного, научно обоснованного предела, достижение умеренного достатка, позволяющего удовлетворять основные жизненные потребности. В то же время он обеспечивал безграничное, многомерное развитие личности – прежде всего духовных и физических качеств, овладение знаниями, обращение к великой культуре и религии, развитие науки, прорывных технологий, достижение гармонии с природой. После тяжелейшей войны, гибели десятков миллионов советских людей, огромных разрушений советское руководство приоритетами развития избрало заботу о подрастающем поколении (после войны практически не было такого массового беспризорничества, как сейчас: проблема решалась открытием сети суворовских училищ, детских домов, усыновлением детей погибших, поддержкой одиноких матерей), развитие образования, науки, высоких технологий. Очень важно, что и в геоэкономическом плане Сталин заложил систему экономики, которая отвечала требованиям устойчивости в случае широкомасштабной агрессии, обладала способностью наращивать мобилизационные возможности и гибко, быстро переключаться на выпуск той или иной продукции.
  Сегодня нам этого катастрофически недостает. Согласованных мобпланов нет даже на бумаге, нет законодательного решения, нет практических возможностей. Суть нынешнего момента, переживаемого Россией, я определил бы как геополитическое отступление Москвы по всем стратегическим направлениям, сравнимое с отступлением советских войск в 1941—1942 годов. Начиная с Н.С.Хрущева с его провинциальным мышлением, геополитические результаты нашей Победы стали постепенно растрачиваться. Сегодня же, осознанно или по причине анемичности геополитической мысли в окружении Медведева и Путина, Москва добровольно ушла отовсюду, где полвека назад удалось надёжно утвердить свои интересы. Последние годы отмечены для России геополитическими потерями невиданного масштаба. Произошло то, что даже в страшном сне не могло присниться нашим отцам, строившим и защищавшим Союз: не только не удалось предотвратить распад СССР, но и удержать постсоветское пространство в сфере своих интересов. Всё оно – и Прибалтика, и Закавказье, и Средняя Азия – отдано сопернику Советского Союза – Соединённым Штатам. Политическая чехарда на Украине, стремление её нынешнего руководства получить членство в НАТО по сути дела ознаменовали окончательный распад СНГ и переформирование постсоветского пространства не в пользу России. Даже в отношении Калининградской области всё чаще в ходе полемики звучат голоса политиков, чиновников и даже учёных РАН о необходимости отказаться от неё в силу недостаточности ресурсов у РФ.
  Соединённые Штаты, напротив, всё более утверждаются в стремлении к однополярному миру и планомерно осваивают геополитическое пространство России. Положение усугубляется явным отсутствием у России геополитической стратегии и пораженческим поведением правящей псевдоэлиты. Сфера национальной безопасности в России усилиями нынешних политических и военных руководителей низведена до полной неспособности защитить личность, общество, государство, национальные интересы.
  — В этой связи хотелось бы узнать ваше мнение о военной реформе, проведение которой вызывает законное беспокойство не только у военных, но и в обществе, по крайней мере, в той его части, которая ещё не утратила способность думать о будущем своего Отечества. Нужна ли нам военная реформа в её нынешней форме?
  — Я бы начал ответ с того, нужна ли реформа сегодня или не нужна? Суть реформы изложена в трёх тезисах. Первый – сократить численность вооружённых сил, управленческого состава, соединения, частей и так далее. Второй – провести мощную модернизацию, перевести Вооруженные силы на совершенно новую техническую основу, придать им мобильность. И третий – решить социальные задачи. Во всех прошлых реформах, начиная с Горбачёва, успешен только первый тезис – сокращение. И сегодня мы получили такую ситуацию, что у нас нет армии как системной военной организации. Нельзя назвать полк полком, если у него два истребителя и три экипажа, которые могут подняться в воздух.
  Так что, с одной стороны, реформы в армии крайне нужны. Главная цель реформы – восстановление боеспособности на современном уровне всех частей и соединений. Безусловно, часть из них можно было бы вывести в резерв или, как говорится, сделать дивизиями кадра, но обязательно сохранить. А по мере обновления, по мере появления новой техники тоже ввести в число постоянной боевой готовности.
  Безусловно, всё нужно привести в соответствие, начиная с понятийного аппарата: какие цели и задачи мы преследуем, какую военную организацию строим, под какой характер военных конфликтов мы хотим это сделать, какие силы и средства для этого нужны. Какие есть для этого экономические возможности, кадровые возможности государства. И вот здесь приходится признать, что у нас, оказывается, нет материальной базы для технического переоснащения. Сегодня оборонно-промышленный комплекс в России как система не существует. Те отрасли, которые выходят на рынок, ещё как-то держатся на плаву за счёт экспортных заказов. Но когда наша армия за восемь лет президентства Путина получила всего два современных истребителя и девять модернизированных моделей самолётов, приходится признать неспособность оборонного комплекса поставить в серийное производство новейшие образцы техники и вооружений.
  Можем ли мы проводить реформу в таких условиях?
  Сегодня мы меняем структуру комплектования вооруженных сил: 15 процентов – офицеры, и ещё условно 23–24 процента – контрактники, а всё остальное – призывники. Без лишнего шума, без принятия каких-то официальных решений произошла трансформация того подхода, который еще несколько лет назад декларировался как основное достижение демократии – переход к контрактному принципу комплектования. Соотношение между контрактниками и призывниками предусматривалось из процентного расчёта 70 к 30. То есть, если по совокупности посчитать офицеров, прапорщиков и военнослужащих контрактной службы, их должно было быть 70 процентов и только 30 процентов срочников. Что, кстати, соответствует пропорциям основных армий мира, начиная от американцев и заканчивая китайцами. Но у американцев 75 процентов это командиры – офицеры, унтер-офицеры и уорент-офицеры и только 25 процентов – рядовые военнослужащие. Об этом сегодня не говорится. Наоборот, говорится о том, что вот есть мировой опыт: 15 процентов – офицеры, остальные все – непонятно кто.
  С одной стороны, мы хотим наполнить войска высокотехнологичными оружием и техникой. С другой стороны – призываем юношей лишь для службы на 12 месяцев. При этом в войсках связи, для того чтобы только допуск получить, допустить солдата к боевому дежурству, надо прослужить шесть месяцев, а уже через три месяца он начинает готовиться к дембелю. Вот и вся наша боевая готовность.
  — Наше руководство в Кремле считает основой обороноспособности страны ядерную триаду. Насколько оправдана такая концепция? Видите ли вы риски, связанные с предложением американской стороны о дальнейшем сокращении СНВ?
  — Ядерное оружие девальвируется, и они будут нам предлагать и дальше его сокращать. Почему? Потому что, с одной стороны, глобальная ПРО у американцев уже есть, и они как раз ту тысячу боезарядов, которые мы сохраним в рамках нового соглашения, способны перехватить. С другой стороны, американцы совершили технологический отрыв от всех, и от нас особенно, в обычных средствах поражения. И сегодня они наращивают обычные средства поражения в космосе. Сегодня американцы из космоса наблюдают за любым перемещением наших военных объектов в реальном масштабе времени.
  США совершили громаднейший отрыв по крылатым ракетам обычного и малогабаритного ядерного снаряжения. А крылатые ракеты ничем, кстати, никакими международными и уставными соглашениями не ограничиваются. Кроме того, они строят подводные лодки типа «Огайо», снимают с них баллистику и ставят вместо них по 154 крылатые ракеты. То же самое с многоцелевыми лодками «Вирджиния». Сейчас восемь эсминцев срочно нагружают крылатыми ракетами дальностью 3,5 тысячи километров. А в конце этого года Пентагон собирается принять на вооружение крылатую ракету с дальностью 5600 километров и скоростью 5 махов.
  Мы видим, куда направлены их движения. И поэтому опираться только на наш ядерный потенциал, который будет частично закрыт переговорным процессом — а мы уже схватили эту наживку, — невозможно. А дальше США, имея решающее превосходство в обычных современных средствах нападения, будут диктовать нам любые условия.
  Какие угрозы сегодня существуют для России? Да – терроризм, безусловно, да – распространение ядерного оружия. Но мы должны понимать, что главная угроза для нашей безопасности – это непрекращающаяся борьба за природные ресурсы, и никакое идеологическое сближение с американцами этой борьбы не отменит. В Белом доме всегда готовы идеологически обосновать, почему в том или ином регионе, почему в той или иной ситуации необходимо организовать локальный, региональный или глобальный конфликт.
  Поэтому, если указывать на третий фактор, который влияет сегодня на оценку характера будущих угроз, то надо понимать, что экономически мы сегодня не настолько сильны, чтобы гарантировать стопроцентную защиту своих природных ресурсов. Если мы говорим о зоне жизненных интересов, которые мы всё время декларируем, то это территория СНГ, и мы сейчас там имеем массу точек напряжения с нашими партнёрами как по блоку НАТО, так и с США. И эти тенденции усугубляются.
  Можем ли мы сегодня надеяться на осознание правящей элитой, а по существу – антиэлитой, опасности, нависшей над страной? Можем ли мы верить в то, что правящая верхушка способна вывести Россию из системного кризиса, преодолеть разрушительные процессы последних десятилетий в условиях глобальной экономической депрессии, охватившей мировую экономику? Погрязшая в коррупции и пристрастию к доллару, власть в различных её проявлениях, включая сколачиваемые наспех партии и блоки, будет и дальше оберегать свой карман, а не радеть о национальных интересах. Такова природа российского капитала.
  Именно поэтому нам так необходимо возвращение к истокам нашей Великой Победы. Сегодня России, как воздух, нужно объединение во имя спасения Отечества всех здоровых сил на единой мировоззренческой платформе, на базе единой стратегии действий. А таковые можно сформировать только на основе глобального, устремленного в будущее русского проекта, способного, как в 1945 году, увлечь страны и народы мира, позволить русскому народу осознать свою духовную лидирующую роль среди бушующей либеральной стихии. В противном случае ситуация станет полностью неуправляемой, и геополитическое наследие императорской России и СССР окажется утраченным полностью и навсегда.
  В заключение хотел бы поздравить на страницах газеты «Слово» всех её читателей и особенно наших дорогих ветеранов войны и труда с Днём Победы, пожелать им здоровья и мирного неба над головой.

Беседовал Виктор ПРИТУЛА.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: