slovolink@yandex.ru

«Кузнечный двор» в Костроме

Всероссийское фестивальное движение «Моя провинция» уже четвёртый год знакомится с Костромой. Для журналиста всегда важно оказаться не наблюдателем, а участником. Самому испытать свои силы, попробовать на вкус, цвет и запах. Именно главному журналистскому жанру — репортажу, позволяющему в процессе подбора материала проделать всё это, посвящена одна из номинаций. Темой «репортажа с колёс» стали костромские ремёсла: кузнечное дело, костромская петровская роспись, лавровская игрушка, сыроделие и другие бренды региона. Готовые материалы журналисты увезли в свои города. Теперь с костромскими ремеслами и брендами познакомятся зрители и читатели по всей России.
Традиции и модерн
Одна из древних профессий – кузнец. В старину этих мастеров считали людьми необыкновенными, обладающими особыми знаниями. Суеверия окружали весь процесс ковки. И даже саму кузницу старались вынести в отдельное место — за ручей, за реку, на окраину села… Не просто чтобы уберечь дома от пожара, а еще и оттого, что мастер творил волшебство из огня и металла и все стихии помогали ему.
Автобус кружил по старинным улицам Костромы, индустриализация двадцатого века едва коснулась провинциального города. Его жители ещё знают и помнят ремёсла, умеют своими руками создавать изделия не под копирку, а с собственным лицом и душой. Какой же будет эта современная кузница? Но вот, между многоэтажками — мимо проносятся автомобили и городской транспорт — «Кузнечный двор». Это название небольшого частного предприятия, но оно отражает его горячее сердце — кузню.
Товар лицом представляет уже само здание и его обращенный к дороге двор. Вдоль разноцветных плиточных тротуаров уличные фонари — каждый на затейливой кованой подставке, покачивается фонарь над крыльцом — тоже кованый, солидный. Но самое интересное — цветник. Среди живых ирисов, анютиных глазок на клумбе распускают лепестки железной розы. Увы, в этом году лето слишком холодное, нежные розы мёрзнут.
Внутри кузницы — шум, гам, искры. Вокруг выкованные детали и заготовки, готовые изделия, еще не прошедшие последнюю обработку — только из-под молота мастера, — выставлены на своеобразных полках-столешницах. Ждут дальнейшей обработки.
Огненных дел мастер
У наковальни встречает любопытных гостей-журналистов Иван:
— Просто Ваня, — с улыбкой представляется он. Высокий, крепкий — настоящий русский кузнец, но с банданой на голове. Это и понятно — работает с огнём.
— Я мечтал стать кузнецом с детства. Даже играл в кузницу… Уже восемь лет, как моя мечта осуществилась.
— А учились где?
— Профессии кузнеца выучиться непросто. Специальных учебных заведений в России пересчитать по пальцам, и поступить в них сложно. Большинство учится мастерству у кузнецов в частных мастерских – становятся подмастерьями, как в прежние годы. Сам я из Иваново, учился в Подмосковье, пригласили работать в Кострому — понравился город, кстати.
Рядом с наковальней еще одна столешница, а на ней начерченный мелом узор. Рисунок из перевивающихся стеблей и цветов — то ли для решётки, то ли для чего-то другого. Интересно, как кузнец заставит непокорные железные прутья изогнуться в нужном ракурсе? Сколько времени и сил придется ему приложить для этого.
— Скажите, а как рождается изделие? По готовым чертежам и эскизам?
— Нет. Чаще все идет из головы — уже понимаю, что нужно сделать, а в процессе работы придумываются детали. Но иногда заказчик приходит с готовым эскизом, понимая, что хочет увидеть в итоге.
Молот в руки
— Ну что, а вы готовы попробовать? — интересуется Иван у гостей кузницы. — Кто хочет стать подмастерьем?
— Конечно! — у мужчин уже горят глаза, а журналистки интересуются:
— А женщины-кузнецы бывают?
— Бывают, только я в Костроме не встречал.
— Может, тогда молот попробовать подержать? Сколько он весит, кстати?
— Два килограмма.
Поднять двухкилограммовый молот ещё можно, но вот размахнуться, чтобы ударить по наковальне, сил уже не хватает. Кузнец кладет металлические прутья в горн. Жар почувствовали все, кто решился подойти и заглянуть внутрь из-за плеча мастера.
— Печёт. Температура внутри 1600 градусов. Готовность заготовки определяется по цвету, — поясняет он. — Краснеет — приступаем к ковке. А делать мы будем гвозди. Первое изделие, что я сделал сам, – это тоже гвозди. — Несколькими ударами мастер показывает, как металлический прут заострить, а как сделать квадратную шляпку.
— Какие заказы к вам поступают?
— Самые разные. Заборы, перила, садовые стулья, вешалки и каминные решетки для дома и быта — сейчас люди стремятся окружать себя металлом, он настоящий. Недавно был необычный заказ — сова.
И звон помогает
Смену у горна и наковальни выдержит не каждый. Это новички понимают сразу. Рука устает быстро, но глаз постепенно привыкает к обстановке. Молот, клещи, а ещё приспособления для нанесения узора по горячему металлу. Кузнечное дело кропотливое. Снова раздается звон. Это тяжёлый молот падает на наковальню. Вблизи видишь, как ритмично работает мастер — среди ударов по изделию один обязательно приходится на наковальню.
— Это какое-то суеверие? Звон в работе помогает?
— Да нет же. Просто возможность изменить силу удара, дать руке отдохнуть, — улыбается Иван, простой современный кузнец. Если его смена у наковальни, то готовые остывшие изделия помощники шлифуют и покрывают краской для того, чтобы металлическая красота долгие годы служила людям верой и правдой. Вот непреложный закон кузнечного дела.

Ирина ИВКОВА.
На снимке: кузнец Иван Гатчин.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: