slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

КТО РАЗБИЛ ВАЗУ?

Проницательный читатель подумает, что речь пойдёт опять о вандалах. И о них тоже, но чуть погодя. А сначала о том, как в 1839 году шведский король Карл ХIV Юхан подарил российскому императору Николаю I каменную декоративную вазу. Её назвали порфировой и под руководством скульптора Василия Ивановича Демут-Малиновского установили в южной части Летнего сада на берегу Карпиева пруда при входе со стороны Мойки.

Там и простояла она благополучно 169 лет вплоть до субботы 12 января сего года, когда памятник камнерезного искусства XIX века раскололся надвое и одна половина осталась на постаменте, а другая рухнула на землю.

 

В последнее время напасти просто преследуют Летний сад, который Петр I заложил на следующий год после основания Северной столицы и очень любил. До сих пор ещё не закончилась реставрация восьми скульптур, сброшенных с пьедесталов в 2006 году какими-то отморозками. Совсем недавно неизвестный лихач врезался на своём автомобиле в знаменитую решетку со стороны Инженерного замка — на восстановление поврежденных звеньев потребуется около трёх миллионов рублей.

Теперь вот беда приключилась с вазой. Только пьяные хулиганы тут ни при чём. Кто же тогда? Виновный известен, хотя вряд ли его постигнет справедливая кара — капризная питерская погода. Это ж надо: почти всю зиму стоит плюсовая температура, а в те выходные жахнули морозы под минус пятнадцать. «Одной из причин, — говорится в официальных разъяснениях Комитета государственной инспекция по охране памятников, — мог стать перепад температуры и регулярно скапливающийся в микротрещинах конденсат». Действительно, глыбу льда, расколовшего вазу, посетители Летнего сада видели и в воскресенье, и на следующий день, когда тяжелая техника вывозила осколки.

Само появление этих злосчастных микротрещин в КГИОПе относят ещё ко временам блокады, когда немецкие снаряды рвались на берегу Карпиева пруда. Правда, уточняют: в 1960-х годах вазу реставрировали, а за микротрещинами-де вёлся постоянный мониторинг. Как он осуществлялся, известно со слов очевидцев, которые ещё в пятницу сообщили дирекции парка-памятника о том, что на вазе заметна трещина и покосилось горло сосуда, изготовленное из другого куска камня отдельно от монолита пустотелой вазы. Но в КГИОПе успокоили: мол, никакой опасности трещина не представляет, и сообщили, что памятник ожидает очередная реставрация. Ну и дождались...

Чиновники из ведомства по охране памятников не скупятся на объяснения по поводу печального происшествия. Вот одно из них: «Предусмотреть, когда воздействие техногенного фактора приведёт к разрушению камня, практически невозможно. К тому же порфир (намеренно выделим это слово по причине, которая станет понятна ниже) имеет менее прочную структуру, чем, например, гранит. «Изделия из этого капризного материала очень редко выставляются на открытом воздухе, а в середине позапрошлого века о таких подробностях, дескать, не знали.

И то правда, в мрачные времена царизма не было такой замечательной организации, как КГИОП, по причине чего, надо полагать, создатели шедевра садово-паркового искусства были сплошь недотёпами. Но в наш-то век научно-технического прогресса и ультрасовременных технологий неужели не сыскать какого-нибудь эффективного водостойкого покрытия и борьба со зловредным конденсатом становится такой уж неразрешимой проблемой? Нет, разумеется. По причине все того же пресловутого конденсата треснула одна из гранитных декоративных ваз возле Петровской пристани у Медного всадника, так её стянули железным обручем, ничего — стоит себе.

И в Летнем саду простояла бы. Ведь ещё в 1980-х годах её горловина была закрыта специальной деревянной крышкой, которая предотвращала попадание влаги внутрь сосуда. А если что-нибудь и просочилось бы, вода смогла бы стечь по сливному желобу, следы которого отчётливо видны на обломках. Вот только нынче то ли заглушку забыли поставить, то ли по разгильдяйству плохо её закрепили, то ли водосток засорился и его не удосужились прочистить.

Теперь вернемся к порфиру. Знаменитая ваза, упоминаемая во всех путеводителях, вырезана вовсе не из этого материала, а из красноватого гранита. А из эльфдальского порфира изготовлен был постамент для неё — отсюда и название. Удивительно, но в ведомстве по охране памятников о таких «мелочах» не знают, хотя об этом в одной из своих публикаций давно уже рассказал нынешний заместитель председателя КГИОП Борис Кириков. Его подчинённые что, вообще никакой специальной литературы не читают?

Вот такие странные осколки у разбитой вазы. Словесный хоровод вокруг неё только начинается. Намечено провести заседания, на которых подсчитают ущерб, определят сроки восстановления, обсудят проблемы финансирования. Словом, будут решать всякие разные вопросы. А меня занимает один. Чиновники, нанятые налогоплательщиками на работу по охране культурных ценностей и с таким-то вот рвением относящиеся к своим служебным обязанностям, очень ли отличаются от дурно воспитанных граждан, которые эти самые ценности курочат и которых общество гневно называет вандалами? Как говорится, почувствуйте разницу.

Юрий Куканов.

Санкт-Петербург.

из досье «слова»

Порфировая ваза была вырезана в 1839 году на мануфактуре в небольшом городке Эльфдален на границе с Норвегией. Шведские мастера изготовили 394-сантиметровый сосуд с постаментом из пяти частей, которые были доставлены в Санкт-Петербург морем. Подарок русскому императору в знак налаживания добрососедских отношений между двумя странами обошёлся королевству в 25 тысяч риксдалеров, что по нынешнему курсу составляет примерно 150 тысяч долларов. Вся история создания гранитной вазы и порфирового постамента собрана в музее Эльфдалена. Здешние жители обескуражены происшествием в Летнем саду. Многие из них, как сообщил профессор кафедры минералогии Санкт-Петербургского университета Андрей Булах, готовы оказать посильную помощь при восстановлении королевского подарка.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: