slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Кризис до апреля не ждёт

 Станислав Меньшиков Президент Медведев, вернувшись в середине ноября с вашингтонской встречи «большой двадцатки» по финансовым вопросам, довольно высоко оценил её результаты.  Он особо выделил решение осуществить реформу мировой валютно-финансовой системы, наметившийся отказ от господствующей роли доллара и перспективу перехода к системе конкурирующих региональных резервных валют и финансовых центров, включая центр, основанный на рубле.

 

   На встрече двадцатки не вдавались в детали будущей финансовой перестройки, кроме пожелания усилить контроль над агентами денежного рынка и его наиболее рискованными участками, а также придания функций антикризисного регулирования Международному валютному фонду. Подготовка конкретных предложений поручена комиссии из представителей трёх стран: Великобритании, Бразилии и Южной Кореи.  В полном составе было решено встретиться вновь не позже 30 апреля будущего года.

УТРАЧЕН КОМПАС

  В западных столицах вашингтонская встреча вызвала явное разочарование. Общую реакцию прессы можно свести к короткой фразе – гора родила мышь. От двадцатки ждали как минимум, что она подтолкнёт правительства ведущих стран к более активным действиям по борьбе с кризисом. Но этого не произошло. Вопреки ожиданиям правительства и центральные банки погрузились в непонятную прострацию.
  Видя, что власти бездействуют, биржи всё больше покатились вниз. Не только сводные индексы курсов акций упали до рекордно низких значений за последние годы, но резко сократились и физические объёмы биржевой торговли акциями. Происходит нечто невиданное с 30-х годов прошлого века – с бирж практически ушли крупнейшие инвестиционные институты (пенсионные фонды, страховые компании, траст-отделы банков и т.д.), оставив её на откуп биржевым шакалам – спекулятивным игрокам на беспорядочных колебаниях.  К слову сказать, то же происходит и на российских биржах. Это означает, что курсы акций теряют своё главное назначение – служить показателем тенденций деловой конъюнктуры. Впервые за многие годы мировая рыночная экономика, кажется, утратила компас, и её корабль дрейфует неизвестно где и в каком направлении.
  Ясно одно – дела плохи, потеряно также и управление, государство в параличе, частный бизнес боится инвестировать и думает не столько о высокой прибыли, сколько о спасении капитала. Об этом говорит всеобщее бегство в наличность, которая представлена сейчас, кроме полунадёжных банковских депозитов, краткосрочными бумагами американского казначейства.  Доход по ним приближается к нулю, но вера в их стопроцентную ликвидность пока не поколеблена, и это сегодня главное. Всё это объясняет всеобщее бегство в доллар и его устойчивый рост, несмотря на кризис.
  Создается парадоксальная ситуация: США теряют монополию в мировых валютных делах, а доллар тем временем укрепляет своё положение предпочтительной резервной валюты. Как это вяжется с предполагаемой мировой финансовой реформой, не очень понятно.
  Ситуацию осложняет долго продолжавшаяся демонстративная пассивность администрации Буша, жить которой осталось менее двух месяцев. Она очнулась от летаргии лишь в двадцатых числах ноября, когда пришлось срочно спасать от банкротства крупнейший уолл-стритовский банк «Сити груп» (см. ниже).
Таблица 1
Индексы промышленного производства США (2007= 100)    
    май    июнь    июль    август     сентябрь    октябрь    октябрь                                 к октябрю                                 падение в %
Общий индекс    112,2    111,3    111,4    110,1    105,9    107,3    -4,1
Потребительские
товары    105,8    106,2    106,2    104,1    102,9    104,3    -2,8
Потребительские товары
длительного пользования                        -14,6
Производственное
оборудование    130,4    130,8    130,8    130,5    121,2    118,5    -8,8
Строительство    101,7    101,3    102,1    101,1    99,2    98,1    -7,0
Обрабатывающая
промышленность    112,3    112,2    112,1    111,0    106,9    107,5    -5,3    
  Тогда же со своей антикризисной программой выступил вновь избранный президент Обама (ей посвящён последний раздел этой статьи). Но она вступит в действие не раньше февраля будущего года.  Биржа ответила на эти шаги мгновенным резким повышением. В нынешней обстановке она больше не надеется на собственные силы, ей определённо нужен поводырь.
  Но эксперты опасаются, что приход команды нового президента может опоздать и что до конца января бездействие власти позволит кризису разрастись до непоправимых размеров.
  Того же боятся и в Европе. Выждав две недели после вашингтонской встречи, президент Франции Саркози заявил, что ждать до апреля не намерен, и призвал созвать новую встречу уже в январе в Париже или Лондоне. Не дожидаясь января, Саркози и Анжела Меркель уже в ноябре начали обсуждение общей антикризисной стратегии Франции и Германии. Британское правительство, не полагаясь на совместные действия с другими странами, приняло решение снизить налог на продажи, надеясь этим облегчить положение реального сектора. Италия выделила на поддержку реального сектора и покупательной способности населения 80 миллиардов евро, Испания – 17 миллиардов.  Европейский центральный банк собирается снова понизить учётную ставку для стимулирования экономики в еврозоне. В Евросоюзе проворачивается идея выделения странами 1,2 – 1,5 процента своих ВВП для создания общего фонда помощи особо бедствующим государствам. В этом есть железная логика – до апреля, как говорится, ишак помрёт.

КРИЗИС НАРАСТАЕТ

    Теперь уже совершенно ясно, что кризис, возникший первоначально в финансовой сфере, перекинулся также на материальное производство. Это касается всех четырёх главных частей индустриального мира: США, Еврозоны, Великобритании и Японии.  Если в Западной Европе сокращение валового продукта и промышленного производства продолжается уже больше полугода – со второго квартала 2008 года, то в США — последние 5 месяцев.
  Подробные статистические данные публикуются с опозданием. Такие данные за октябрь имеются только по США, они приводятся ниже в двух таблицах.
  Из таблицы 1 видно, что в отличие от ВВП промышленная продукция достигла высшей точки в мае, после чего упала к октябрю на 5 процентов. За год, т.е. по сравнению с октябрём 2007 года падение составило 4,1 процента.  Это может показаться немного, но, судя по прогнозам, это только начало, дальнейшее падение предстоит в зимние и весенние месяцы. На быстрое завершение кризиса пока никто не рассчитывает.
  Кроме того, средний индекс по промышленности в целом скрывает более драматическую ситуацию в ряде ключевых отраслей. Та же таблица показывает, что наибольшее падение приходится на потребительские товары длительного пользования – 14,6 процента и производство промышленного оборудования – 8,8 процента. В тяжёлом положении находится строительство, особенно жилищное.
  Такая структура кризисного спада говорит о его циклическом характере, т.к. в  ходе цикла началось очередное массовое отторжение прежнего поколения промышленного оборудования и старого парка потребительских товаров длительного пользования – основных фондов домашнего хозяйства.  Такие кризисы обычно происходят каждые 8—10 лет. Нынешний спад грозит быть глубже своих предшественников (в 2000—2001, 1991—1992 и 1981—1982 годах), т.к. на него наложились необычно глубокий спад жилищного строительства и жесточайший финансовый кризис, с которого всё началось и который спровоцировал остальные события.
  Таблица 2 иллюстрирует весьма пеструю картину современного кризиса. Некоторые отрасли действительно, можно сказать, лежат в нокдауне. Это автомобильная индустрия, чёрная металлургия, мебельная, деревообрабатывающая, промышленность строительных материалов. Сравнительно легко пока переживают кризис пищевая и лёгкая промышленность, электроэнергетика, услуги.  И вовсе в стороне от падения пребывают производство компьютеров, информационной техники вообще, новейших средств связи. Как сложится судьба этих новейших отраслей в дальнейшем, пока сказать трудно. Без резкого снижения цен на их продукцию не обойтись. Оно происходит уже сейчас, но каковы его пределы?
Таблица 2
Изменение производства по отраслям  промышленности США
(октябрь 2008 г. к октябрю 2007 г.)
Вся промышленность    -4,1
Автомобилестроение    -18,3
Бытовая электроника    -12,4
Мебель и бытовая техника    -17,9
Пищевкусовая    -0,7
Швейная    -2,8
Химическая    +0,2
Бумажная    -1,7
Энергетика    +2,1
Производственное оборудование    -8,8
Информационная техника    +6,2
Вооружение и космос    -0,2
Лесообрабатывающая    -15,6
Металлургия    -9,6
Металлообработка    -4,9
Машиностроение    -6,8
Компьютеры и электронное
оборудование    +7,4
Электрооборудование    -0,8
Самолетостроение    -20,9
Нефтепродукты    +0,4
Электроэнергетика    -2,6

  Некоторые экономисты ставят вопрос, не грозит ли всеобщий обвал цен возвратом к той старой и, казалось бы, давно ушедшей эпохе, когда кризисы сопровождались дефляцией, т.е. падением цен, что помогало рассасывать перепроизводство товаров. Но при этом обостряется ценовая конкуренция,  начинается война цен, падает прибыльность, учащаются банкротства. Спираль падающих цен опасна ещё и тем, что за последние десятилетия власти разучились с ней бороться, т.к. всё их внимание было сосредоточено на борьбе с инфляцией. Выруливать из дефляции будет неизмеримо сложнее.
 

ГОРИТ ДЕТРОЙТ

  В эти дни три крупнейшие автомобильные компании США – «Дженерал моторс», «Форд» и «Крайслер» — запросили у государства экстренную финансовую помощь в 25 миллиардов долларов, угрожая в случае отказа остановить конвейеры либо объявить банкротство. Администрация Буша отклонила эту просьбу, хотя она только недавно предоставила в десять раз большую сумму группе ведущих банков. Министр финансов Полсен пояснил, что принятое конгрессом законодательство по борьбе с кризисом разрешает помогать банкам, но не прочим компаниям. Тогда руководители трех автомобильных гигантов решили лично отправиться в Вашингтон для прямого разговора с парламентариями. Их приняли и в сенате, и в палате представителей, но отказали и там и тут. Впрочем, отказ был не окончательный – к делу обещали вернуться в декабре.
  В поддержку Детройта выступили ведущие газеты. Автомобильная индустрия даёт занятость двум миллионам работников, и, если она рухнет, под откос повалятся тысячи сопряженных предприятий промышленности, торговли и сферы услуг по всей стране. Отрасль контролирует львиную долю американского станкостроения. Без неё невозможно быстро наладить производство новых станков, необходимых для выпуска новейших видов вооружений. На это указал такой авторитет, как бывший главнокомандующий силами НАТО  генерал Уэсли Кларк.
  Чем же объясняется волокита с помощью? Отчасти в этом виноват сам Детройт. В последние годы он мало занимался модернизацией производств, продолжая выпускать мало-экономичные машины, поглощающие непомерно много бензина. С его удорожанием спрос на такие машины сокращался, потребители всё больше обращались к более экономичным машинам японских и других иностранных заводов, работающих в США.  И теперь, когда Детройт требует субсидий, его справедливо спрашивают, на что пойдут эти деньги – на модернизацию или затыкание дыр в текущих расходах? Детройт темнит, но ясно, что ему сейчас не до модернизации, важно прежде всего продержаться пару месяцев на плаву. Не до жиру, быть бы живу.
  Один из возможных выходов – банкротство, отказ от существующих трудовых договоров с рабочими, массовое увольнение, снижение зарплаты и социальных выплат. Даст ли это компаниям желанную конкурентоспособность, ещё надо посмотреть. Пока же пожар в Детройте продолжается, и власти тушить его не спешат.
 

ТОПОР НАД «СИТИ ГРУП»

  В ряду американских коммерческих банков «Сити груп» (в прошлом «Нэшнл сити») издавна считается одним из столпов финансовой олигархии США. По своим активам она занимает второе место в стране и входит в первую пятерку в мире. Сейчас группа оказалась на грани банкротства, и спасти её может только денежная помощь государства – сверх 25 миллиардов долларов, недавно ей предоставленных. Что произошло?
  Обнаруживается всё та же сказочка про белого бычка, как в случае с другими банками Уолл-стрита. Несколько лет назад в руководство «Сити груп» вошёл Роберт Рубин, бывший министр финансов при Клинтоне. Банк процветал, но Рубину его прибыль показалась недостаточной – от неё зависело личное вознаграждение и самого экс-министра. Добившись отмены существовавших ограничений на рискованные операции в коммерческих банках, он и его подчинённые ринулись в ипотеку, а затем и в операции с финансовыми производными.  До поры до времени эта деятельность, казалось, была успешна, но с прошлого года всё стало рушиться. При проверке обнаружилось плохих кредитов на 65 миллиардов. Эти потери списали, но доверие к банку было подорвано. Его акции обесценились. Рыночная стоимость группы, достигавшая ещё не так давно 200 миллиардов, упала до 20 миллиардов, или в 10 раз. Настоящая катастрофа.
  Самое страшное – акции «Сити груп» потянули за собой биржевые котировки других столпов банковского бизнеса. Допустить банкротство «Сити груп» власти не могли. Это грозило повторением большого краха 1929 года и разрушением всей американской, а может быть, и международной банковской системы.
  В этих условиях власти пошли на крайние меры. Министерство финансов выделило 20 миллиардов долларов прямой денежной помощи «Сити груп» и объявило о государственных гарантиях по активам банка на сумму более 300 миллиардов. Биржи ответили сильным ростом акций.  Но полной уверенности, что большого краха удалось избежать, пока нет. Финансовое сообщество и весь бизнес замерли в тревожном ожидании.

ПЛАН  ОБАМЫ

  24 ноября новоизбранный президент Барак Обама объявил об общих чертах своей антикризисной программы и об основных назначениях на экономические посты в будущей администрации.
  Программа состоит из пакета стимулирующих мер, стоимость которых оценивается в 700 миллиардов долларов. Пакет состоит из финансируемых государством инвестиций в обновление транспортной и иной инфраструктуры, строительство школ, медицинских и других социальных учреждений, развитие альтернативных источников энергии. Пакет включает также обещанное в ходе предвыборной кампании сокращение налогов для лиц с низкими и средними доходами. В качестве уступки богатым классам предполагается, что до 2011 года сохранятся также принятые при Буше налоговые послабления для лиц с доходами свыше 250 тысяч долларов в год. Во время кампании Обама грозился отменить эти льготы, но теперь пошёл на попятную, объясняя своё решение желанием, чтобы инвестиции богачей также помогли выходу из кризиса и подъёму экономики.
  Как надеется новый президент, такая программа должна привести к созданию 2,5 миллиона новых рабочих мест в течение ближайших двух лет. Поскольку за то же время от кризиса будет  потеряно не меньше, речь идёт лишь о восстановлении, но не о дальнейшем росте занятости. Смущает и общая стоимость программы. Она равна тому, что нынешний конгресс выделил на помощь банкам, и лишь вдвое с небольшим превышает сумму общей поддержки одной только «Сити груп». Поскольку в данном случае речь идёт об экономике в целом, не маловато ли? План Обамы ничего не говорит о помощи финансовому сектору, а ведь на это понадобится ещё немало денег.
  Вопросы вызывает и состав новой экономической команды. Министром финансов назначен Тимоти Гайтнер, нынешний президент Федерального резервного банка Нью-Йорка, считающийся сторонником активного вмешательства государства в экономику. Казалось бы, это неплохо, но рядом с ним в Белом доме будет функционировать в качестве высшего советника президента по экономическим вопросам Лоуренс Саммерс, бывший министр финансов при Клинтоне. Эта личность, как считает пресса, обладает неприятной манерой «совать нос куда надо и не надо» («Интернэшнл геральд-трибюн»), так что министр и советник вряд ли сработаются. Но главное в том, что оба они протеже Рубина, того самого, кто довёл до фактического разорения «Сити груп» и который ответственен за законы, разрешившие коммерческим банкам заниматься спекуляцией и запретившие контроль над финансовыми производными. Считается, что эти законы открыли дорогу нынешнему глубокому финансовому кризису.
  Но именно Рубин состоит главным негласным экономическим советником, и именно его новый президент слушает в первую очередь.  
  В прошлом, при Клинтоне, Рубин и молодые тогда «рубиноиды» были решительными сторонниками сбалансированного бюджета и противниками регулирования. Теперь они выступают в прямо противоположной роли. Но можно ли верить их идейной трансформации? На этот счёт есть сильные сомнения. Ждать от таких перевёртышей можно чего угодно.
  Вскоре после провозглашения плана Обамы действующий министр финансов Полсен объявил, что выделяет ещё 800 миллиардов на скупку плохих кредитов и ценных бумаг у финансовых институтов. Смысл этого шага не вполне понятен. То ли уходящая администрация хочет приуменьшить пропагандистский эффект от выступления Обамы, то ли она торопится оплатить финансистам убытки от провальных спекуляций, не надеясь, что это сделает новая администрация. То ли, наконец, она боится, что без дополнительных денежных инъекций больной Уолл-стрит рухнет ещё до конца года.
  Так или иначе Буш оставит Обаме тяжёлое наследство в виде колоссально раздутого бюджетного дефицита, который ещё долго будет оказывать на экономику сильнейшее инфляционное давление, затрудняя преодоление кризиса.

Станислав МЕНЬШИКОВ

Амстердам.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: