slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Красочный мир Дмитрия Плынова

Художник Дмитрий Плынов хочет, чтобы искусство заполнило собой весь мир. Чтобы Добро и Зло, сочетающиеся одновременно в каждом человеке, находили выход на страницах поэтических книг, в музыкальных произведениях, на холстах картин или в любом другом искусстве, будь то цирк, театр или кино. И чтобы творчеством занимались все люди без исключения. Он считает, что только так можно преодолеть деструктивные силы, заключённые в человечестве. 

Какая живопись у него получает-ся? Хорошая? Плохая? На эти вопросы сам он ответить не может. Он знает только одно: он любит свои картины, он живёт в них и ими. Хотя порой бывает и так, что какие-то детали ему в собственных работах не нравятся. Случается, что со временем он меняет свою оценку картины. Это происходит тогда, когда кто-нибудь из зрителей находит в ней что-то такое, что и для самого художника является неожиданным истолкованием, открывающим ему глаза на его собственное произведение…
  На картине «Зависть» — три яблока, изображённые с элементами символизма. Если говорить о трёх символических отсветах на яблоках, которые здесь являются проявлениями облика и цвета, одно яблоко красное, то есть оно несёт возбуждающий цвет, другое яблоко чёрное (цвет трагедии и печали), третье яблоко снова красное, вновь возбуждающий, утверждающий цвет. Можно сказать, что это символико-оптимистическая работа. Яблоки с черенками — значит, они живые. Очень аккуратно центрованы, посажены именно в центр композиции. Композиция проста – три яблока на фоне жизни: на фоне «зебры» часов и дней…. Фон состоит в нижней части из продольных полос – белое с серо-синеватым – и сверху две продольные полосы: белая и серо-синеватая. Чередование так и идёт: белая полоса – серо-синеватая, белая – серо-синеватая. Надо обратить внимание, что у них есть даже некоторая тень, у этих яблок, что подчеркивает устойчивость композиции. Скорее всего каждый вложит в неё свой смысл. Три яблока – это три соблазна Евы. В европейском символическом прочтении яблоко – соблазн. Можно было бы назвать изображение «Три соблазна». Один соблазн в центре. Он чёрный, как символ смертного греха. Два красных яблока – обычные человеческие грехи, природа которых двойственна, как и природа женственности. Допустим, тут обычный соблазн — искушение, которое предлагает мужчине Ева. И природа лунности Евы, её женственности, конечно, двойственна. Фактически мы бы не удивились, если бы был апокриф, где Ева предлагала Адаму два яблока. Потому что сама Ева по символике чисел – это двойка. Мужчина – единица. Соблазн-зависть может быть у женщины к мужчине. То есть женщина может быть символизирована двумя яблоками, а мужчина – одним яблоком и чёрным. Мужчине более присущ чёрный цвет. Яркие, красные оттенки цвета психологически более присущи, конечно, женщинам. И тень, отбрасываемая ими, тоже существует, что надо также учесть. Так вот соблазн — это соблазн женщины, окружившей мужчину двумя началами. Мужчина же предстаёт в компании с женщинами и слева и справа, а сам мужчина, как чёрное яблоко, в центре. Он будто окружен завистью двух женственных начал. Символизм как стиль является в изобразительном искусстве и в художественной литературе величиной самонаполняющейся.
  Именно так, по-своему, интерпретировал картину искусствовед, вице-президент Творческого союза профессиональных художников Станислав Айдинян. Сам автор картины Дмитрий Плынов считает своё создание символическим изображением человеческой зависти. Он даже рассказал автору этих строк о случае из жизни, который явился поводом к написанию картины…
  Среди работ Дмитрия Плынова выделяется действительно символическая работа «Дом с окнами», на которой изображено... озеро или река. Во всяком случае, водное пространство, над которым чёрным абрисом среди леса маленький дом. И эта работа символически замечательна тем, что два светящихся окна подобны глазам хищника, глядящего из чащи. Они отражаются в воде. И впечатление одиночества, создаваемое этими огнями, подчеркнуто полным равновесием неба, его гаснущего в вечере пространства, и воды, в которой отражён берег с его лесом, белесыми деревьями, чёрным домом, чёрным бором, идущим к горизонту. Эта работа символична тем, что в ней есть и равновесие — в центре композиции два окна, симметричные друг другу, и два их отражения, также симметричные друг другу. И два пространства: небо с облачностью теней, и пространство озера или реки также с тенями, отражёнными в нём. Будто бы небо отражается в воде, а вода отражается в небе. И соединяющими элементами этого символического пейзажа являются как раз окна, жёлтые два окна, горящие в предвечернем сумраке, и их жёлтое отражение в воде. Пейзаж исполнен в чёрно-серо-жёлтых и чуть розоватых тонах. Это всё очень убедительно, жизненно и несёт в себе обобщение, без которого символическое искусство немыслимо.
  Здесь пейзаж, в котором есть какая-то сокровенная грусть. Одновременно это простой символ равновесия в природе. Равновесие потому, что небо полностью соответствует воде. Два отражения от окон намеренно дублированы… Это символ равновесия. Но и одиночества. «Равновесие-одиночество» можно назвать эту работу.
  «Коллапс». Желтое солнце, желтые зонтики. Это удачная работа. Здесь намеренно конкретно кругами изображены лучи солнца, даже не лучи, а круговые эманации, исходящие из солнечного центра. На земле их встречают не широкие пространства, не природа, а зонты, которые, наоборот, защищают от солнца... Под ними не виден человек, под ними не виден человеческий мир. Под ними — синее пространство, и в нём падает капель. Идёт дождь. Это очень интересная работа. Она по-своему талантлива именно потому, что действительно до символа доводит обычное природное явление.
  Самая лучшая символическая работа автора – это «Дыхание». Здесь изображено явно ангельское существо женского рода, то есть женщина с младенцем. Символ материнства и женственности. Можно сказать, что это символ Матрейи – Матери миров. Люди рериховского начала, они бы, наверное, сказали, что это Матрейя. Хотя одновременно это и цветок. То есть здесь женщина изображена в виде раскрывшегося на синем фоне, навстречу небу цветка. И её младенец – тоже лепесток. Очень изящная, тонкая работа. Изображение женщины выходит из цветка. Оно раскрывается к зрителю, как цветок. Можно считать, что эта работа – символ вечной женственности в цветении. В произрастании. И ещё надо подчеркнуть, что два лепестка имеют вид крыльев, а один из лепестков – нимб. И где пестик и тычинка – в этом месте младенец. А верхне-центральной является голова женской фигуры, являющей нам божественность материнства.
  «Чёрная ночь» – интересная работа. Она интересна именно символически. Тут чёрная ночь, раскинувшаяся над Землей. Одна-единственная звезда. И смотрящий на звезду месяц. Они удалены друг от друга. Но удалены гармонично. И вот в тени вплетается сумрак, сумрак растворяется серым цветом навстречу белесости. Белесость раскрывается навстречу синеве. Синева падает в голубизну. Из неё рождается белое начало, перечеркнутое желтым свечением неба. И под ним уже земное пространство: горы, твердь Земли. Под ним Земля как таковая. Слоистость слоев. Здесь можно пофантазировать, что изображена и литосфера, и иные сферы. Атмосферный срез Земли, над которым царствуют лунность и ночь. Можно предположить, что это художественный портрет литосферы и атмосферы над Землей, которые уходят, конечно же, в космическое пространство.
  Еще о чём можно рассказать… «Son». Название дано по-английски и переводится как «Сын». На зелёной подушке лежит ребенок. Лица у него не видно. Все в зелёных тонах. А зелёный тон – это спокойствие, успокоение, расслабление. Зелёный – очень природный цвет. И вот ребенок видит сны, которые поданы неясными штрихами, — какой-то домик… Перелесок... Пространства перед лесом. Какие-то ветлы на горизонте. Кустарник. И вот уже поверх изображения его, на уровне одеяла строятся, сотворяются сны. Домик, его крыша — это уже сон маленького мальчика, голова которого лежит на подушке. Это этюдного характера работа, исполненная в зелёных тонах.
  Символизм — это уже «свершённое» направление в мировом искусстве. В символизме метафора всегда обобщающая. Во-первых, должно быть обобщение того, что рождено в субъективности. Во-вторых, символизм – это обязательно глубинное «истолкование» изображенного… И в то же время наблюдается как минимум несколько, а чаще много смыслов. И обязательны реминисценции к какой-либо традиции в искусстве. То есть никогда символизм на пустом месте не рождается, это не кубизм. Он вышел из романтизма. Там, в романтизме, всё было построено на эмоциях. А символизм приплюсовал к изобразительному искусству эзотерическую философию и мистику. Он сделал мощные философские обобщения. Символизм – интуитивно-философское направление в искусстве. Интуитивно-философское и стремящееся также через обобщение выразить мировую суть. Причем сделать это по возможности иероглифически, чтобы адекватно передать равновесие мира. Вы рисуете, например, домик над водным пространством. А он свечением своих окон, отражающихся в воде, передает суть равновесия.
  О «Буре» Дмитрия Плынова сказать тоже надо. Очень ёмкая картина. Цветовая. В отличие от других символических плыновских работ эта работа действительно представляет динамический символизм. Здесь над пашней, над просторами, которые явлены в природе, идет целый шторм над полем: вот красная, синяя, черная с белыми воздушными прожилками линии. Прежде всего это поле, пашня. Прямо над полевым пространством сполохи бури, красные. То есть здесь уже буря в разгаре. Небо блистает угрожающими пятнами. В то же время надо сказать, что, как ни странно, несмотря на то, что художник нарисовал бурю, он нарисовал остановленный миг. Вот в этом и есть символизм, что, несмотря на такой яркий динамический всплеск цветов на картине, можно сказать, что они, цвета, остановились в глазах зрителя. Пашня замерла. Небо, несмотря на всполохи, замерло. Здесь нет явных всплесков молнии. Скорее марево многих цветов над взволнованным ветром полем. Очень неравномерное поле. Очень странное поле. И над ним по-настоящему бушующее небесное пространство. То есть цветовой, колористический «портрет» бушующего небесного пространства. Основной смысл – свобода проявления стихии.
  Персональная выставка художника Дмитрия Плынова откроется 29 апреля 2009 г. в Москве, в Центре современного искусства имени Зверева. В этом известном московском выставочном пространстве большей частью выставляются современные художники авангардного направления, и творчество Дмитрия по своему новационному вектору очень подходит к этому залу, создавшему за годы своего существования свои традиции, ведь авангардно-колористический символизм Плынова — это именно то, что может удачно дополнить многообразный список прошедших там успешно выставок…

Лев САФОНКИН.
 

  Сайты художника Плынова:
  http://ply.ucoz.ru/
  http://www.artrf.ru/
  http://proektcity.ru/
  http://plinov.artnow.ru/

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: