slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Кому выгодно?

В центре Москвы средь бела дня был хладнокровно убит выстрелом в голову мужчина. Вторым выстрелом киллер уложил находившуюся рядом с мужчиной женщину.
Хорошенькое начало для очередного «пальп-фикшн», которые наши «королевы детектива» пекут как пирожки. В их книжках кровь льётся реками, что свидетельствует о психическом неблагополучии как сочинительниц, так и потребителей их бредовых фантазий. 

  Но, к  сожалению, двойное убийство адвоката и студентки пятого курса журфака МГУ – реальность нашего вновь смутного времени. В понедельник на Пречистенке был застрелен адвокат Станислав Маркелов и смертельно ранена стажёр «Новой газеты» Анастасия Бабурова.
  Заказные убийства в России не редкость. Правда, в последние годы их было куда меньше, чем в «ревущие девяностые», когда бизнесменов, политиков и журналистов отстреливали десятками.
  Но и сегодня стреляют, взрывают, режут. Убивают, одним словом. «По заказу» и просто так. Когда убивают тех, кто не вышел цветом кожи, поднимается страшный шум. Правозащитники начинают вопить о том, что Россия сползает в фашизм, что «скины» и нацисты пользуются покровительством милиции и т.д.  Вот и получается, что ничего не делается «просто так». И юные хулиганы льют воду на чью-то мельницу.
  Сомнений в том, что убийство адвоката Маркелова было заказным, ни у кого нет. Просто так такие вещи не делаются. Тем более средь бела дня. Тем более почти рядом с Кремлём. Кому-то очень нужно показать, что Москва – центр криминального произвола с политическим подтекстом.
  Кому показать?
  Ответ напрашивается сам собой, стоит лишь взглянуть на страницы западных изданий. «Они боролись против палача Чечни и были убиты в центре Москвы» – так озаглавлена статья в итальянской «La Repubblica». Английская «The Financial Times» информирует своих читателей, что адвокат Станислав Маркелов был застрелен на улице в Москве, после того как он выступил против досрочного освобождения Юрия Буданова. «The Washington Post» подчёркивает: российский адвокат и молодая журналистка были застрелены В ДВУХ ШАГАХ от Кремля.
  «Ещё один день траура по правам человека в России», вторит им  французское издание «Le Journal du Dimanche». Вот ведь какой слаженный хор голосов. Только дирижёра, как всегда, не видно.
  Связать убийство адвоката Маркелова с именем разжалованного полковника Юрия Буданова, который на днях вышел из мест заключения по досрочно-условному освобождению, могут только те, кому очень бы хотелось представить Россию как страну, в которой «военные преступники» ходят на свободе, а «правозащитники» получают пулю в голову.
  Кто включил молодого и амбициозного адвоката в сонм «выдающихся правозащитников»? Почему его имя упоминается лишь в контексте с приставкой, «адвокат семьи Кунгаевых»? Если «адвокат Кунгаевых», то это несомненно выводит на след «русских нацистов». А куда же смотрит режим? Или он заодно с нацистами? Так куда же идёт Россия? – вопят европейские кликуши. Ату её!
  Итак, кому же выгодна такая версия?
  Маркелов вёл некоторые дела, связанные с насилием в Чечне, уже в правление Рамзана Кадырова. Что же получается? Очередной «чеченский след», потерянный следствием в деле Политковской? Такая версия очень устраивает тех, кто недоволен Кадыровым, при котором жизнь в Чечне входит в нормальное русло. К тому же европейскому обывателю напоминают, что Кремль «потакает» кадыровскому беспределу.
  Убитый адвокат занимался защитой редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова, который был до полусмерти избит неизвестными и сейчас пребывает в коме. Бекетов активно выступал против планов городских властей форсировать строительство скоростной магистрали Москва — Санкт-Петербург, часть которой должна пересечь химкинский лесопарк. При желании можно поискать в убийстве Маркелова и след воротил бизнеса, которые заинтересованы в этом строительстве. Вот только один вопрос: а при  чём здесь адвокат Маркелов, который никакой активной роли в  борьбе химкинских «зелёных» с местным начальством не играл. Но версия-то остаётся.
  Это всё как в тех же криминальных книжечках наших кровожадных сочинительниц. Можно повернуть сюжет так, а можно по-иному, или совсем круто. В финале убийцу поймают, заказчика разоблачат, и он от стыда застрелится. Вероятно, кто-то из писательниц уже начал разработку сюжета на тему и этого убийства.
  А вот в жизни по-иному. Много ли заказных убийств раскрыто нашими милиционерами и чекистами? Единицы из сотен. Остальные не раскрыты и по сей день. Поскольку исполнители скорее всего мертвы. Возможно, что убивший адвоката и журналистку киллер, которого в круглосуточном режиме ищет наша доблестная милиция, уже покоится в какой-нибудь лесополосе…
  Словечко «киллер» внедрили в наш лексикон быстро и прочно – звучит загадочно и куда нейтральней, чем какой-нибудь «убивец» или «мокрушник». А сам образ киллера едва ли не опоэтизирован в новорусском культурном пространстве.
  Но сегодня нас больше занимает вопрос: кому выгодно резонансное убийство неведомого  «адвоката семьи Кунгаевых», словно сделанное под копирку с громких «устранений» Литвиненко и Политковской?
  Выстрелы на Пречистенке очевидно нацелены в действующую власть. Именно ей сегодня особенно невыгоден криминальный «беспредел» на фоне экономического кризиса, обесценивания рубля, неуверенности в завтрашнем дне.
  Способны ли наши властные структуры ответить на вызов тех, кому выгодно дискредитировать Россию?  Или у нас будут множиться «висяки», поскольку у силовиков в Отечестве есть  «дела поважнее».

Виктор ПРИТУЛА.
В УНИСОН


У зарубежной прессы только одна версия  убийства на Пречистенке
 
  «Они боролись против палача Чечни и были убиты в центре Москвы» – так озаглавил свой материал московский корреспондент итальянской «La Repubblica» Леонардо Коэн. Станислав Маркелов занимался делом Буданова – бывшего полковника, осужденного за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Это дело стало символом произвола русских в Чечне, отмечает корреспондент. Маркелов на пресс-конференции сообщил, что направил апелляцию в международный суд против досрочного освобождения Буданова.  «Убийство адвоката, который занимался важными политическими делами, – такое же чудовищное и знаковое, как и убийство Политковской», – заявила Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы. также информирует своих читателей, что адвокат Станислав Маркелов был застрелен вчера на улице в Москве, после того как он выступил против досрочного освобождения Юрия Буданова.
  Корреспондент «The Financial Times» Кэтрин Белтон приводит мнение Элисон Гилл, возглавляющей московское отделение Human Rights Watch: «Это не первое убийство критика российского правительства либо защитника правосудия в Чечне. Это напоминает нам о смерти Анны Политковской. Они оба были бесстрашными защитниками людей, страдавших от нарушений прав человека».
  Филипп П.Пэн из «The Washington Post» подчеркивает, что адвокат Станислав Маркелов, которому было 34 года, убит неподалеку от места, где он проводил пресс-конференцию. В ходе встречи с журналистами Маркелов, адвокат семьи Кунгаевых, выразил протест по поводу условно-досрочного освобождения бывшего офицера Юрия Буданова, заявил, что будет оспаривать это решение в суде, а если отменить решение об УДО Буданова не удастся силами российского правосудия, он намерен обращаться в международные суды.
  Еще один день траура по правам человека в России, пишет французское издание «Le Journal du Dimanche». Станислав Маркелов был хорошо знаком с Анной Политковской, которой помогал в борьбе с нарушениями прав человека в Чечне. «В этот понедельник его адвокатская деятельность, без сомнений, стоила ему жизни», — пишет корреспондент Николя Московичи.
  Газета цитирует слова отца Эльзы Кунгаевой, убежденного, что к убийству причастны «люди Буданова»: «Спустя четыре дня после его освобождения наш адвокат был убит». Возможно, следствию удастся быстро найти преступников, в чем могут помочь съемки камер наружного наблюдения. «Если только им не помешают», — отмечает автор статьи, напоминая, что Россия по классификации организации «Репортеры без границ» занимает 141-е место в мире по уровню свободы слова, и у правозащитных организаций возникают обоснованные опасения в безнаказанности подобных преступлений.

МЕСТЬ БУДАНОВА МАЛОВЕРОЯТНА


У российских журналистов несколько версий убийства Маркелова: нацисты, власти города Химки и т.д
 
  Версия о том, что убийство адвоката семьи Эльзы Кунгаевой Станислава Маркелова было местью со стороны сторонников Юрия Буданова, «слишком лежит на поверхности», поэтому будут отрабатываться и другие мотивы происшедшего, сообщили источники «Коммерсанта».
  Коллеги Маркелова по Институту верховенства права (правозащитная организация, объединившая адвокатов различных коллегий с целью защиты в России основных прав и свобод граждан) считают, что в смерти адвоката меньше других заинтересован Юрий Буданов. «Я не могу представить себе, чтобы человек восемь лет находился в местах заключения и думал только о том, как убить адвоката противной стороны. Скорее всего, кто-то просто воспользовался выходом Юрия Буданова на свободу», – рассказал адвокат Василий Сызганов.
  «Время новостей» также пишет, что коллеги адвоката и его знакомые версию о мести за Буданова посчитали маловероятной, полагая, что это либо просто стечение обстоятельств, либо, наоборот, попытка навести следствие и общественное мнение на ложный след (тем более, что после пресс-конференции адвоката было легче всего выследить). Многие юристы отметили, что убийца действовал очень профессионально и спокойно. Это, по их мнению, говорит о том, что убийство «заказное». Покушения такого уровня очень дороги с финансовой и организационной точки зрения, и вряд ли здесь может идти речь о простой мести.
  По мнению работавшего по многим делам с Маркеловым адвоката Евгений Черноусова (он много лет работал в МВД), вероятнее всего, мотивы убийства следует искать в других – уголовных, а может и гражданских – делах, которые он вел, где был замешан интерес «больших денег». Впрочем, никто из соратников Станислава Маркелова не мог даже приблизительно очертить круг таких его дел – он занимался массой разноплановых скандальных расследований и разбирательств. Так, адвокат часто представлял интересы анархистских и пацифистских движений, у которых возникали проблемы с правоохранителями, интересы потерпевших по многим делам о «милицейском беспределе», жестко критиковал власть, активно выступал против нацистских и профашистских движений, сам нередко участвовал в различных конференциях и массовых акциях. Угрозы по многим из этих аспектов его деятельности поступали нередко.
  Адвокат Черноусов предположил, что, возможно, нападение на Маркелова как-то может быть связано со скандальным делом о нападении на журналиста Михаила Бекетова. Последний упорно разоблачал руководство подмосковных Химок, обвиняя их во всевозможных нарушениях (в том числе и при коммерческой и жилищной застройке), а Маркелов представлял его интересы. Кроме того, Маркелов в свое время тесно сотрудничал с застреленной в 2006 году Анной Политковской, обозревателем «Новой газеты». По делу о ее убийстве он не проходит свидетелем, но известно, что некоторые скандальные уголовные дела, инициированные статьями Политковской, юридически сопровождал именно Маркелов. Как сообщил главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, Маркелов вообще вел все юридические дела «Новой газеты».

САМЫЕ ГРОМКИЕ УБИЙСТВА
ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ

апрель 1994: депутат Госдумы Андрей Айдзердис.
октябрь 1994: журналист Дмитрий Холодов.
ноябрь 1994: депутат Госдумы Валентин Мартемьянов.
февраль 1995: депутат Госдумы Сергей Скорочкин.
март 1995: гендиректор ОРТ Владислав Листьев.
август 1995: банкир Иван Кивелиди.
ноябрь 1995: депутат Госдумы Сергей Маркидонов.
ноябрь 1996: американский бизнесмен Пол Тэйтум.
август 1997: вице-губернатор Санкт-Петербурга Михаил Маневич.
июль 1998: депутат Госдумы Лев Рохлин.
ноябрь 1998: депутат Госдумы Галина Старовойтова.
май 2002: генерал-пограничник Виталий Гамов.
август 2002: депутат Госдумы Владимир Головлев.
октябрь 2002: губернатор Магаданской области Валентин Цветков.
апрель 2003: депутат Госдумы Сергей Юшенков.
июнь 2003: гендиректор объединения «Алма-Антей» Игорь Климов.
июль 2004: журналист Пол Хлебников.
апрель 2005: бывший замдиректора ФСБ Анатолий Трофимов.
сентябрь 2006: зампред Центробанка Андрей Козлов.
октябрь 2006: журналист Анна Политковская.
сентябрь 2008: депутат Госдумы Руслан Ямадаев.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: