slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Колчак: биография с умолчаниями

Адмирал А.В.Колчак… Памятник ему в Иркутске лишь как географу, фильм – любовная история. Но отчего скрывается то, каким он был Верховным правителем России в 1918-м? Грех превеликий, что его биография подается доверчивому читателю-зрителю с многими наисущественными утайками.

 

Цензура. Портреты деятелей истории в расчёте на неподготовленного читателя-зрителя… Державная деятельность царя Николая в иных СМИ преподносится как национальное благо. Но разве отменено установление Святейшего Синода 2 марта 1917-го, как отклик на отречение: «И вот народ восстал за правду, за Россию, свергнул старую власть, которую Бог через народ покарал за все её тяжкие и великие грехи…» Идут требования установки памятника Атаману Краснову – будто запамятовали его служение Гитлеру. Генералам Врангелю и Деникину оказывают почести, забывая приобщить нынешнее поколение к признаниям «Добровольческая армия дискредитировала себя грабежами и насилием…» и «Грабежи и бесчинства войск… Заменяя недостаток патриотизма жаждой наживы…»

Когда-то Толстой говорил о двух видах лжи в истории. Первый — простое искажение факта, второй вид — умолчание о факте, и этот последний ему представлялся более опасным и вредным.

Признания. Так каков же А.В. Колчак именно в качестве правителя России? Ни текст по пьедесталу, ни фильм не поведали, что его власть не была принята сибиряками. Взорвалось восстание крестьян, кои-то чаще всего вовсе не были большевиками. В ответ одно: карать. Итог – только расстрелянных 25 000 сограждан.

В январе — феврале 1920-го в Иркутске прошли 9 заседаний чрезвычайной следственной комиссии — допрашивали пленённого Колчака. Остался том стенограммы. В нём то, что нельзя вычеркивать из биографии, если создавать её правдивой – во всём спектре житейских и политических красок.

Читаешь и познаешь характерную особенность его поведения на допросах: поначалу то и дело о том, что он-де мало что знал о злодеяниях — то подчинённые виновны! Однако все-таки пошли правдивые показания-признания. Далее несколько извлечений.

Расстрелянное Куломзино. В томе нашлось место истории покорения одной из сотен восставших деревень.

Следователь. Расстрелы в Куломзине производились по чьей инициативе?

Колчак. Полевым судом…

Известно ли вам, что по существу никакого суда и не было?

Я знал, что это — полевой суд, который назначался начальником по подавлению восстания.

Значит, так: собрались три офицера и расстреливали. Велось какое-нибудь делопроизводство?

Действовал полевой суд.

Полевой суд требует тоже формального производства... Вы, как Верховный правитель, должны были знать, что на самом деле никаких судов не происходило, что сидели два-три офицера, приводилось по 50 человек, и их расстреливали... В Куломзине фактически было расстреляно около 500 человек...

Эта точка зрения является для меня новой… Я считал, что полевой суд действует так, как вообще действует полевой суд во время восстаний.

Когда факты самочинных обысков, арестов и расстрелов устанавливались, принимались ли меры, чтобы привлечь виновных к суду и ответственности?

Такие вещи никогда не давали основания для привлечения к ответственности — было невозможно доискаться, кто и когда это сделал…

Смерть заложникам. Колчак полагал, что все средства хороши для репрессий.

Вам была известна деятельность Розанова в Красноярске в качестве вашего уполномоченного?

Мне известен один приём, который я ему запретил, это — расстреливание заложников…

Вы запретили, а не предали суду за это убийство?

Нет, потому что я считал, что, в сущности говоря, он имеет право бороться всеми способами, какие только возможны, что есть известный пункт, который по чрезвычайным обстоятельствам даёт каждому начальнику на это право...

И огнём тоже. Последний день допросов. Верховный правитель был вынужден признать свою личную – первопобудительную! — вину за карательные деяния.

По вашей инициативе Совет министров принял два постановления… О расширении прав командующих войсками в том смысле, что за преступления, которые раньше не наказывались смертною казнью, могло быть повышено наказание до смертной казни.

Да, были такие распоряжения… Я считаю, что во время боёв и подавления восстания такая мера (сжигание сел и деревень) неизбежна...

Ужасны итоговые признания: «Всеобщая распущенность офицерства и солдат, которые потеряли, в сущности говоря, всякую меру понятия о чести, о долге, о каких бы то ни было обязательствах...» О милиции тоже высказался: «Представляла там один сплошной кошмар».

В многочисленных интервью авторов фильма «Адмиралъ», увы, не нашло отклика на письмо в «Комсомолке»: « Фильм я посмотрел сразу, так как моего деда как раз колчаковцы растерзали. Дед был помощником машиниста…Привязали за ноги к согнутым березам и разорвали…»

Политконъюнктурщина. Почему же я, писатель-документалист, взялся за перо, откликаясь на открытие памятника Колчаку и появление шумно отрекламированного фильма? На примере и этой личности тоже убеждаюсь, идут атаки на Науку Историю. Забыто непреложное правило: история — тоже строгая наука и обязана строиться на сумме фактов. Забыты уроки от Шолохова в «Тихом Доне» с обличением злодеяний и белых, и красных, и зелёных.

Кто посягает? Политконъюнктурщики! Они из клана поводырей. Наловчились выталкивать доверчивую публику на тропы, по которым разбросаны пресловутые грабли от партакадемика-историка М.Н. Покровского. Две лишь краски завещал он для портретов деятелей истории: чёрная и белая, точнее, красно-восхвалительная «своим» и черно-очернительская «чужим». То-то не сходят синяки на лбу клячи истории, которую всё подстегивают тянуть воз давнолетней конъюнктурщины. Стимул есть – в торбе уже не овёс, но рейтинги-доходы.

Долги историков. Жрецы современной Науки Истории словно не догадываются, что неопокровщина неизбежно отрыгнется. Исторически не образованный народ опасен для государства... Однако же по почину ТВ никак не прекращается лоботомия – лишение народа национальной памяти. Увы, исторические институты РАН и СМИ, и в первую очередь всепроникающее ТВ, не решаются предложить власти и обществу разработать программу исторического всеобуча. Системного! На фактах, и только на оных – беспристрастно! Регулярно-последовательно! Живо, чтоб было интересно!

Удивился я, когда прочитал в газете РАН «Поиск» статью директора Института всеобщей истории РАН академика А.Чубарьяна с заголовком «Памятники надо ставить и белым, и красным». Надо, конечно же! Но всем ли и всяким?! Представьте себе аллею бюстов, которую откроют – плечом к плечу — белые атаманы с окровавленными биографиями и тот красный генерал, что изничтожал газами крестьянское восстание на Тамбовщине. Впрочем, даже и такое «примиренчество» отвергается. В прошлом году радио «Маяк» рекламировало свою программу о белых героях. А что же красные, вошедшие ещё при жизни в народные легенды, к примеру Чапаев?!


* * *

Не будь тороплив, будь памятлив — научает нас, просветителей, старинная русская пословица. Наш мудрый современник Расул Гамзатов, увы, ушедший из жизни, завещал: «Выстрелишь в прошлое из пистолета – ответит пушка!»

Валентин Осипов,

член Высшего Творческого Совета Союза писателей России.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: