slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Казачество реальный шанс возрождения великой России

 Великодержавие может быть проявлением только внутренней силы страны, стабильного и поступательного развития её народного хозяйства, политической и экономической безопасности. Опорой великодержавия являются устойчивые социальные структуры, поддерживающие государство, носители идеи преданности Отечеству.
  Крах социализма в нашей стране привёл к изменениям в социальной структуре российского общества. Вместо декларированных двух классов –рабочего и колхозного крестьянства и необъяснимой прослойки трудовой интеллигенции — общество стало дисперсным, в состоянии взвеси. Пожалуй, осталась социальная страта — высшее чиновничество, а остальные попали в неопределённое положение. Появилась армия безработных и огромная масса деклассированной публики; близким к ним по материальному положению оказались пенсионеры. Большинство пыталось торговать.

   По мере выхода из глубочайшего в новейшей истории человечества кризиса, постигшего страну в мирное время и не по причине массовой эпидемии, началось социальное расслоение, формирование новой социальной структуры, которое не закончилось до сих пор.
  В СМИ часто сожалеют о том, что у нас не состоялся средний класс, находящийся в зачаточном состоянии. Крайне редки признания в том, что у нас нет и не намечается в ближайшем будущем становления самостоятельного крестьянства, которое бы прокормило страну и обеспечило бы ей продовольственную безопасность, поставляло бы сырьё для пищевой и легкой промышленности и служило бы ёмким рынком для сельскохозяйственного машиностроения, химических удобрений и стройматериалов. По существу ничего не говорится о формировании социальной группы землевладельцев, хотя по всей стране идёт процесс интенсивной скупки земельных паёв, полученных бывшими колхозниками.
  Оглядываясь на времена расцвета России примерно столетней давности, между Русско-японской и Первой мировой войнами, мы видим следующую структуру общества:
  - землевладельцы;
  - крестьяне;
  - духовенство;
  - купечество;
  - мещане;
  - пролетариат.
  Особое место в социальной структуре России занимало военно-аграрное сословие – казачество.
  Следует отметить, что землёй владели не только землевладельцы. Она была и у крестьян (её у них было столько же, сколько и у дворян). У монастырей были образцовые поля, огороды, сады. Была земля и у мещан, и у купечества. Пожалуй, не было её только у пролетариев, если они окончательно порывали с деревней. О земельной проблеме в России накануне Первой мировой войны исчерпывающе написано в книге В.И.Ленина «Развитие капитализма в России». Однако там нет ни слова об экономической и социальной роли казачьего землевладения. У него есть несколько высказываний о политической роли казачества во время Гражданской войны, пусть не таких человеконенавистнических, как у Л.Троцкого и других вождей революции, но очень враждебных.
  В. Ленин, как известно, хорошо разглядел то, что лежало за морем, – «прусский» и «американский» пути развития капитализма. Утверждение его о «прусском пути» развития капитализма в России не имеет никакого отношения к «казачьей России» — так же, впрочем, как и к «Руси поморской», расположенной в среднем и нижнем течении Северной Двины, Печоры, Онеги и берегам Белого и Баренцева морей. В одиннадцати казачьих областях от побережья Азовского моря до границы с Кореей у казаков дефицита земли не было. Они вели интенсивное и высокопродуктивное хозяйство, поставляли не менее половины отправляемого на экспорт зерна, снабжали страну растительным и животным маслом, мясом, рыбой, мёдом, кожевенными изделиями, сукном.
  Казаки не платили налоги, кроме одного — «налога кровью», а значит, были обязаны по первому зову выступить в поход на защиту Отечества в полном снаряжении — на своих конях, в форме, со своим холодным оружием и припасами. Свободный, самоуправляемый и вооружённый народ с готовностью платил этот стародавний налог.
  Я не идеализирую социально-политическую обстановку в областях казачьих войск (противоречия там были, например, между казаками и иногородними, мигрантами, пришедшими на заработки), а пытаюсь рассмотреть роль этой этно-сословной группы в укреплении российской государственности, в исполнении государственной службы в мирное время (охрана границ), в хозяйственном освоении восточных территорий.
  Какие же задачи могло бы решать казачество в наше сложное время на благо России?
 
ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ЗАДАЧИ
  Свободный человек на собственной земле – это идеальная предпосылка для хозяйственного развития в условиях рыночных отношений. Земельные фонды казачьих войск обеспечивали каждому молодому человеку, достигшему 17 лет, получение надела в собственность, который он мог обрабатывать сам или сдавать в аренду, но не имел права продавать. Надел, более чем достаточный для содержания семьи, оставался у казака и не подлежал переделу, как в российской деревенской общине (в мiру). Это значит, что казак его удобрял, не допускал образования оврагов, по необходимости копал канавы, сажал деревья, строил дороги. Поэтому такого явления, как «отчуждение земель» (их истощения, свойственного ряду губерний России и Украины) в казачьих территориях не было.
  Области казачьих войск находились вдоль южных и юго-восточных рубежей России. В юго-восточных казачьих областях – войске Астраханском, Оренбургском, Семиреченском, Уральском, Сибирском, Амурском, Уссурийском — земля была в избытке, так что практически существовала свободная запашка. Предприимчивый хозяин старательно обрабатывал землю, поскольку в многодетных семьях (а здесь они все были таковыми) каждого казачонка надо было снарядить на военную службу, построить дом, когда он вернётся со службы и соберётся жениться, не ударить в грязь лицом перед станичниками на празднике, не посрамить фамилию, когда будут строить новую больницу, школу, церковь или мост через реку.
  Поэтому не только собственная земля, но и коллективный уклад жизни, общие луга, обустроенные водопои для скота, колодцы, дороги и, самое главное, служба создавали общину обеспеченных людей, связанных с землей, верой, с исторически сложившимися традициями.
  Конечно, такой уклад мог существовать только в условиях бесплатной передачи 11 казачьим войскам и трём приравненным к ним полкам почти 70 млн десятин земли, освобождения от рекрутских повинностей и уплаты государственных податей, наделения правами на беспошлинную торговлю некоторыми товарами. Ко всему этому полагалось ещё и государственное (царское) жалованье за службу.
  О том, что получало от этого народное хозяйство страны, вкратце сказано выше. Самообеспеченные области казачьих войск процветали, в город и в «недостаточные» губернии рекой текли хлеб, мясо, мёд, кожи и очень приличное вино. Бюджет не финансировал эти области за исключением поставок огнестрельного оружия, то есть весь управленческий аппарат, сверху донизу, включая суд и охрану общественного порядка, оплачивала администрация казачьих областей.
  Государственная поддержка сельского хозяйства во всём мире, в первую очередь в развитых капиталистических странах, стала всеобщим явлением.
  Декларации о свободном рыночном хозяйстве не имеют никакого отношения к государственной аграрной политике в ЕС, США, Японии. Ежедневно устанавливаемые закупочные цены в ЕС, Японии, некоторых других странах, аграрные субсидии – вот лишь некоторые примеры государственной поддержки сельского хозяйства. Развитые государства, как показали неоднократные переговоры в ВТО, не идут ни на малейшие уступки развивающимся в ущерб своим сельскохозяйственным производителям.
  Десятки государств во всем мире, в том числе и наша страна, создают свободные, особые экономические зоны на всей территории с целью поощрения развития передовых отраслей, внедрения научных достижений с тем, чтобы вывести экономику на новый технологический уровень. Для этого инвесторам предоставляются налоговые льготы, кредиты, тратятся бюджетные средства на инфраструктурное обустройство территории. Так почему же нашей стране, для которой развитие сельского хозяйства не менее важно, чем новые технологии и повышение конкурентоспособности экспорта, не устроить у себя интенсивные аграрные зоны? При этом их не надо создавать заново, следует восстановить то лучшее, что было.
  Активная государственная поддержка национального сельского хозяйства в развитых странах с рыночной экономикой обосновывается следующими необходимыми аргументами:
  - соображения продовольственной безопасности;
  - обеспечение сырьём пищевой и лёгкой промышленности;
  - обеспечение рынка для отраслей сельскохозяйственного машиностроения, химии, строительных материалов, кормов для скота;
  - улучшение внешнеторгового баланса;
  - недопущение массового разорения сельского населения, переселения его в города, увеличения безработицы, спроса на жильё и общественные услуги;
  - поддержание прироста коренного населения, так как в развитых странах только у сельского населения ещё наблюдается естественный прирост;
  - сохранение национального генофонда, так как сельская молодёжь, как правило, здоровее городской, из неё набирают лучших солдат;
  - сохранение элементов национальной культуры: веры, языка, песен, праздников и обрядов, архитектуры, одежды, кухни;
  - обеспечение рекреационного пространства – возможности горожанам выехать в сельскую местность на отдых, пожить в деревенском доме, половить рыбу, показать детям животных, растения, сельские кладбища предков.
  Приведённые аргументы не могут вызвать обоснованных возражений.
  Практику поддержки сельских жителей, имеющую место в Европе и многих других странах, в России применить очень сложно. Во многих областях Нечерноземья, Севера, Урала сельского населения практически больше нет. В лучшем случае остались «неперспективные деревни» с доживающими свой век пенсионерами.
  Так почему же нашему государству не протянуть руку помощи потомкам обиженных историей воинов-землевладельцев?
  В бывших казачьих областях ещё есть хозяйственно активное население с навыками и традициями, тесно связанное с сельским хозяйством, живущее в благоприятных климатических условиях, на прекрасной земле, которая ещё не вся скуплена спекулянтами и выходцами с Кавказа.
  С чего-то же надо начинать возрождение Великой аграрной России!
  Понятно, что это потребует специальных решений и законодательных актов, а также определённых (небольших) бюджетных отчислений. Ни одна крупная социально-политическая акция в истории не обходилась без затрат. Вспомним хотя бы Кузьму Минина и князя Пожарского, собиравших деньги на освобождение России.
  За годы перестройки угробили гигантские средства на загадочные и таинственные эксперименты. Здесь же речь идёт о творческом применении исторически себя оправдавшего национального опыта.
  Не нужно бесчисленных пленумов по подъёму сельского хозяйства, нет нужды в крупных бюджетных ассигнованиях. Нужно совсем немного: отменить налоги на индивидуальные доходы до определённого предела и выплачивать жалованье казакам, несущим государственную службу. Имело бы смысл, на наш взгляд, отказаться от части бюджетных доходов с казачьих областей, а вместо этого чуть меньше вкладываться в американские низкопроцентные государственные ценные бумаги.
  Состояние и перспективы хозяйственного развития России не могут в основном зависеть от внешнего рынка. Устойчивым может быть только такое народное хозяйство, в основе которого находится ёмкий внутренний рынок. Чем успешнее будет развиваться экономика казачьих областей, тем более ёмкий в них будет внутренний рынок — спрос на машины различного рода, строительные материалы, механизмы и услуги, торговое, бытовое оборудование. Что-то подобное происходило в войсковых областях в XIX и начале XX века. Насыщенность Донской, Кубанской и Терской областей сеялками, молотилками и сенокосилками была самой высокой в России. Эти же области лидировали по мощностям цементных и кирпичных заводов, дорожному строительству.
  По мере роста платежеспособного спроса в областях будет развиваться лёгкая промышленность, энергетика, сфера услуг.
  Соотношение населения бывших юго-восточных казачьих областей к числу жителей КНР на правом берегу Амура и Уссури примерно 1:150. Оно из года в год ухудшается не только потому, что российское население там не растёт, — оно сокращается в результате многочисленного оттока сибиряков и дальневосточников. Остановить этот отток, повернуть его вспять, продолжить освоение богатств наиболее пригодной для проживания южной части Восточной Сибири и Дальнего Востока, как это происходило после столыпинских реформ, — настоятельнейшая задача сохранения России в её нынешних границах, обеспечения жизненным пространством и ресурсами будущих поколений.
  Никто лучше наследственных пахарей, пастухов, охотников-воинов не подходит для решения этой задачи. Исторически именно казаки осваивали земли в Сибири, Казахстане, на Кавказе и Дальнем Востоке. Казаки открывали и заселяли новые земли. До сих пор коренные жители многих районов Сибири называют себя «челдонами» — человеками с Дона.
  Появление на новых землях казачьих отрядов облегчало освоение этих земель, так как такой отряд был военно-административно-судебной самоуправляемой структурой. Оставаясь на земле, казаки строили хутора и станицы, церкви, дороги, остроги, выбирали на войсковом кругу местную власть – хуторских и станичных атаманов. На территории области действовало войсковое правление, избирались судьи.
  Избранные власти определяли порядок запашки земель, рыбной ловли, охоты, пользования лесом, территорию общественных выпасов, место и сроки проведения ярмарок. Далее в станицах и на хуторах возникали мельницы, кузницы, оружейные и шорные мастерские, шили одежду, строили лодки, плели сети, коптили и солили рыбу. Со временем кто-то проявлял инициативу и организовывал лесопилку, выделку кож и мехов на продажу, налаживали торговые отношения с соседями. Но самое главное — исполняли дорожную и почтовую повинность. Население восточных и казачьих областей росло быстро, так как семьи были многодетными; к тому же постоянно прибывали новые поселенцы из казачьих и неказачьих областей.
  В настоящее время в бывших восточных казачьих областях осталось немного родовых казаков. Из примерно 500 тысяч казаков (без семей), зарегистрированных в казачьих обществах, в Оренбургском числится около 12 тысяч, в Сибирском – 7 тысяч, в Забайкальском – 4 тысячи, в Енисейском – 5 тысяч и в Уссурийском – около 4 тысяч.
  Наделение землей по казачьему принципу и предоставление традиционных льгот, введение прежних основ самоуправления могли бы привлечь в эти малонаселённые приграничные земли предприимчивых переселенцев. Только так можно было бы создать центры хозяйственного освоения, заселения и закрепления за Россией этих территорий.
  Контрактники в советские времена приезжали из европейской части России в Сибирь и Дальний Восток на заработки, чтобы решить свои материальные проблемы. После отмены северных надбавок они, в основном, уехали в центральные области. Казачье же население будет связано с областями казачьих войск собственностью на землю, жалованьем и льготами, воинской службой, этнической общностью.
  Именно самостоятельные вооружённые фермеры на собственной земле в условиях самоуправления осваивали огромные просторы Северной Америки, Австралии. То же самое происходило в России, в областях казачьих войск: Оренбургского, Сибирского, Забайкальского, Амурского, Семиреченского и Уссурийского.
ЗАЩИТА
ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
  В отличие от пришельца, приехавшего в лес или на берег реки добыть зверя или рыбу и уехать, чувство хозяина, ответственного за свою «малую родину», всегда было неотъемлемой частью казачьей психологии. Оно проявлялось в культе рационального природопользования, бережного отношения к земле и воде. Браконьер, ловивший рыбу во время нереста на Дону или Урале и пойманный дежурившим у реки казачьим патрулем, публично поролся на станичной площади, позор ложился на всю его фамилию.
 
ВОССТАНОВЛЕНИЕ КАЗАЧЬЕГО СОСЛОВИЯ ЕСТЬ УКРЕПЛЕНИЕ СРЕДНЕГО КЛАССА
  Восстановление казачьего сословия с социально-политической точки зрения – это укрепление класса, совершенно недостаточно представленного в нашей стране. Свободные люди на собственной, неотчуждаемой земле, живущие в условиях самоуправления, – надежная политическая опора государства.
  Казачество по своему составу представляло собой многонациональную массу. В нем были представители народов Кавказа, Казахстана, Сибири. Во Всевеликом Донском Войске были  калмыцкие полки, в Терском войске было много осетин, в Забайкальском – бурят. В войсковых областях, как в плавильной печи, из людей разных национальностей формировался тип труженика-воина, слуги Отечества.  
 
УКРЕПЛЕНИЕ ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ СТРАНЫ
  Точно подсчитать численность казаков сегодня невозможно. Вероятно, единственным критерием может быть личное мнение человека о его принадлежности к казачьей общности. По оценке, в РФ проживает от 6 до 8 млн казаков.  В Государственный реестр казачьих обществ внесены 10 войсковых, 5 отдельных окружных и отдельных казачьих обществ. Общая численность зарегистрированных в них казаков – около 500 тыс.  Однако не каждый,  считающий себя казаком, зарегистрирован.
  Использование этого потенциала могло бы существенно укрепить российскую армию. Одна из важных проблем отечественной армии – её недоукомплектованность. Значительная часть молодёжи сегодня не хочет служить, правдами и неправдами избегает призыва. Большой процент призывников не годится в солдаты по состоянию здоровья. В органах государственной власти и в общественных кругах установилось мнение о необходимости постепенной замены современной практики обязательной военной службы наймом  контрактников.  Не отрицая необходимости найма, особенно на должности, требующие высокой профессионально-технической подготовки, следует заметить, что нехватку военнослужащих в полевых, пограничных, горно-стрелковых, десантных, охранно-караульных и многих других видах воинской службы можно было бы восполнить казаками, которые служили бы обязательно, с чувством долга, в соответствии со своей принадлежностью к военному служилому сословию.
  В лице казаков страна получила бы подготовленные в казачьих лагерях дивизии здоровых воинов, которые в случае необходимости за счёт постоянно переподготавливаемых резервов быстро можно было бы развернуть в корпуса.
  В мирное время в Российской империи в 1911 году на постоянной службе находилось 17 полков и 6 отдельных сотен Донского казачьего войска, 11 полков и 1 дивизион Кубанского войска, 4 полка и 4 местных команды Терского войска, 6 полков, 1 дивизион и 2 сотни Оренбургского войска, 3 полка и 2 команды Уральского войска, 3 полка Сибирского, 1 полк Семиреченского, 4 полка Забайкальского, 1 полк Амурского, 1 дивизион Уссурийского войска и 2 сотни иркутских и красноярских казаков.
  Во время войны войска были развернуты. Казачьи области выставили в 1917 году 164 конных полка и 179 отдельных сотен, что вместе с артиллерией, пластунами и сапёрами составило более 200 тыс. человек. Кроме того, не менее 70 тысяч молодёжи находилось в учебных лагерях и не менее 25 тысяч казаков старшего возраста несли караульную, пограничную, конвойную службу.
  Затраты на казачьи формирования будут едва ли большими, чем на обычные армейские подразделения, и наверняка меньшими, чем на контрактные части.
  Казачьим частям свойственны некоторые черты, которые существенно повысили бы боеспособность нашей армии.
   - Мобильность. Их легко мобилизовать, так как всё мужское население прошло военную подготовку и регулярные переподготовки, оно вооружено и сформировано в боевые единицы по месту жительства. Служба в одних и тех же частях из поколения в поколение порождает профессионализм, преданность Знамени и верность исполнению воинского долга. Казачьи части в российской истории всегда были подразделениями быстрого реагирования.
   - Знание местных условий, приспособленность к ним, знание этнических особенностей потенциального противника всегда было отличительной чертой казаков. Недаром в дореволюционной армии они использовались как разведчики, десантники, переводчики. Происходя из станиц и хуторов, выросшие на природе, с детства принимавшие участие в охоте и рыбной ловле, казаки всегда отличались выносливостью и приспособленностью к самым тяжёлым обстоятельствам.
   - Взаимовыручка и отсутствие дедовщины. Внеуставные отношения, как ржавчина разъедающие нашу армию, немыслимы в казачьих частях. Полусотня или сотня, сформированная по месту жительства, всё знает друг о друге. Они играли вместе в детстве, многие из них родственники. Отслужив, они вернутся на хутор и будут ходить друг к другу в гости, гулять на свадьбах, выбирать на кругу атаманов. То же самое касается и отношений офицерства к рядовым станичникам.
  Всё сказанное выше делает казачьи войска незаменимыми в:
  - местной самообороне, чрезвычайных ситуациях, в случаях необходимости быстрого реагирования;
  - борьбе с терроризмом; жители Буденновска, Беслана, соответственно организованные, вооружённые и имеющие казачьи права, дали бы достойный отпор террористам, не дожидаясь прибытия армейских частей;
  - охране государственных границ; никто лучше местных казаков не знает тайных троп, бродов и ущелий; исторически в особенно опасных регионах создавались военно-оборонительные линии из казацких поселений; строители, пастухи и хлеборобы были одновременно профессиональными воинами-пограничниками;
  - борьбе с транспортировкой наркотиков;
  - конвойной и охранной, фельдъегерской службе.
  Некоторые шаги по созданию воинских подразделений, укомплектованных казаками, сделаны: в армии сегодня насчитывается 15 казачьих частей, из казаков состоит 39 пограничных застав Федеральной пограничной службы. МВД совместно с местными органами власти создали добровольные казачьи дружины по охране правопорядка.
  Однако эти робкие шаги не решают главной задачи – возрождения военного, хозяйственно самообеспеченного сословия, живущего на самоуправляемых территориях. Для этого недостаточно разрешения носить казачью форму и инспектировать питейные заведения. Надо вернуть казакам землю, сделав её неотчуждаемой, предоставить им в границах восстановленных казачьих войсковых областей оправдавшее себя в течение веков самоуправление, предоставить льготы, включая освобождение от некоторых налогов, ввести обязательную службу в казачьих войсках с выплатой жалованья за эту службу, обеспечить капиталовложения в инфраструктуру, особенно на территории юго-восточных казачьих войсковых областей. Эти меры будут способствовать хозяйственному процветанию и наращиванию военной мощи России.
  Иначе демонстративные акции с участием лиц в казачьей форме, устраиваемые для живописности от случая к случаю отдельными политическим деятелями, будут носить такой же опереточный характер, как декларации о возрождении российского дворянства.

Леонид ХОДОВ, профессор

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: