slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Информация к «Размышлению»

15-ый международный конкурс имени П.И. Чайковского
«Размышление» — фортепианная пьеса Чайковского, часто исполняемая на Конкурсе.
Праздник торжествовал. Около Московской консерватории постоянно бурлила толпа жаждущих попасть на прослушивания Конкурса имени П.И. Чайковского. В этом году он был особенным: приуроченным к 175-летию великого композитора. Билеты были давным-давно распроданы, но меломаны не теряли надежды. Мы знакомились с конкурсантами сначала по буклетам, начинались «любимчики», возникали «фанаты». Короче, интерес к музыкальному соревнованию был огромный…
Для меня лично это был уже тринадцатый конкурс: впервые я пришла на него (страшно сказать!) сорок девять лет назад и мгновенно, на всю жизнь влюбилась в скрипку благодаря Виктору Третьякову, Гидону Кремеру и Олегу Кагану, а также в фортепиано, благодаря удивительному шестнадцатилетнему Грише Соколову… Вот и сегодня конкурс имел немалую возможность открыть не просто новые имена, но и совсем юных музыкантов, только начинающих свой творческий путь и уже обладающих немалым количеством высоких наград на многочисленных конкурсах мира. Это касается и скрипки, и фортепиано. Про сольное пение и виолончель знающе сказать ничего не могу, потому что они «сражались» в Санкт-Петербурге…

У нашего конкурса было несколько нововведений, из которых отмечу такое важное и показательное: второй тур состоял из двух этапов. Сначала игралась объемная сольная программа, а затем конкурсанты выступали с камерным оркестром, непременно исполняя концерты Моцарта. Это — разумное нововведение, поскольку не все музыканты имели практику игры с оркестром, а теперь продемонстрировали собственное понимание такой непростой и прекрасной музыки Моцарта.
Но перед вторым этапом второго тура было серьезное знакомство с молодым музыкантом в непростом первом туре. Сразу же хочу отметить, что нынешний конкурс по фортепиано был особенно сильным. Будущие лауреаты замечались уже в первой встрече. 23-летний петербуржец Сергей Редькин завоевал симпатии многих своим глубоким, виртуозным и страстным этюдом Паганини «Кампанелла», но – что еще важнее! – проникновенными и эмоционально насыщенными «Размышлением» и «Темой с вариациями» Чайковского. Француз Люка Дебаргю прекрасно исполнил Седьмую сонату Бетховена; 16-летний Андрей Харитонов поразил своей смелостью, исполнив бетховенскую «Аппассионату»…
Лица в буклетах стали «оживать». Но одно из них необходимо отметить сразу: 27-летний москвич Дмитрий Маслеев мгновенно завладел сердцами москвичей. Хочется отметить у него и бетховенскую сонату №26 («Прощальную»), сумасшедшей трудности этюд Листа «Дикая охота», редко исполняемую «Элегическую песнь» Чайковского, а также красивый и теплый, интеллигентный Концерт №20 Моцарта, удостоенный особого диплома жюри за лучшее исполнение концерта с камерным оркестром. Американец Джордж Ли стал настоящим открытием конкурса (ему 19 лет), его «Аист» (2-я «Венгерская рапсодия») был выше всяких похвал, хотя и несколько спорный по темпам. Отмечать можно многое, у всех финалистов был богатый «послужной» конкурсный «багаж». К сожалению, в финале француз Люка Депаргю выступил неудачно (неудачно, потому что не очень свободно знал «текст» исполняемых концертов, а по первому и второму туру он шел как лидер).
Хорошо играли все. Виртуозность – головокружительная! И попытка проникнуть вплотную в стиль и жанр исполняемых произведений радовали. Хотелось бы особо отметить: кроме Чайковского, что вполне понятно, фаворитами конкурсантов стали Бетховен и Прокофьев. Привычный на нашем конкурсе Третий концерт Рахманинова звучал только у представителя России Лукаса Генюшаса. А так, Прокофьев, Прокофьев, а также ещё Лист. Но Генюшас удивил нас ещё и тем, что единственным из всех поставил в свою программу финала Второй фортепианный концерт Чайковского.
Совсем юный Даниил Харитонов (ему 16 лет) уже увенчан несколькими лаврами музыкальных соревнований, из которых упомяну о Первом Московском международном конкурсе пианистов имени Владимира Крайнева. Играл он совсем неплохо, но, быть может, ему еще рановато было участвовать в этом конкурсе? Впрочем, жюри виднее. Тем более что представительное жюри включало в себя и прежних лауреатов Конкурса имени Чайковского — таких как Питер Донохоу, Барри Дуглас, Владимир Овчинников, Борис Березовский, Денис Мацуев... И вот как распределились победители: Дмитрий Маслеев (первая премия), Джордж Ли и Лукас Генюшас (вторая премия), Сергей Редькин и Даниил Харитонов (третья премия), Лука Дебаргю (четвертая). Пятая и шестая премии не присуждены. Меломаны еще долго будут спорить, принимая или не принимая решение жюри, но уже совершенно ясно, что конкурс открыл новые яркие имена, дав им путевку в Большую Музыку.
…Однако не могу не влить ложку дегтя в бочку меда, хотя я, быть может, и не права. На конкурс было подано 623 заявки из 45 стран мира. Внушительные цифры. Но оргкомитетом, которым руководила заместитель председателя Правительства Российской Федерации Ольга Голодец вместе с дирижером Валерием Гергиевым, было отмечено, что к участию в конкурсе будет допущено не более 36 пианистов, 25 скрипачей, 25 виолончелистов и 40 вокалистов (20 мужчин и 20 женщин). Так вот, все три профессии (скрипка, сольное пение и виолончель) эту «разнарядку» выполнили. А вот пианисты… Пропустили, в результате, 38 участников, из которых 26 — россияне. Понятно, конкурс на сей раз особенно сильный, но мне кажется, что отправлять в конкурсное «плавание» такое число россиян не очень этично. Впрочем, хотя с мнением жюри вряд ли стоит спорить, но среди не пропущенных на второй тур было несколько весьма перспективных пианистов из-за рубежа. Кстати, учеников «наших». Да и в отношении к нашим участникам тоже хочется поспорить: такие запредельные мастера виртуозности, как Илья Рашковский и Андрей Коробейников не были допущены в финал…
Но обратимся к скрипачам. Скрипачей было 25, и они представляли разные страны – от России до Южной Кореи, от Тайваня до Германии и Молдовы… И тут мне хочется обратиться к телевидению. Во время конкурса ежедневно по каналу «Культура» выходила интересная передача «Большой конкурс».
В ней проблемы конкурса обсуждали «независимые эксперты». И вот (в самом начале соревнования) взяла слово скрипачка Наталья Лихопой и с апломбом изрекла, что скрипичный конкурс якобы очень слабый, что все играют быстро и грязно (грязно – имеется в виду чистота звучания, интонация, слух). Другие эксперты грустно покачали головами и спорить не стали. А поспорить надо было. Потому что мы услышали прекрасных и разных музыкантов, блестяще владеющих инструментом, умеющих мыслить и чувствовать.
В Малом зале Консерватории, где проходили прослушивания скрипачей, яблоку негде было упасть. И выступления были одно другого интереснее. Однако, как мне кажется, уважаемые члены жюри, среди которых были блистательные лауреаты прежних конкурсов (Виктор Третьяков, Лиана Исакадзе, Илья Калер, Максим Федотов) и выдающиеся музыканты (Максим Венгеров, Вадим Репин), излишне строго — назовём это так! — отнеслись к молодым скрипачам. Создается ощущение, будто нарочно на дальние места «откатывались» музыканты «предельного» (до 32-х лет) возраста. А то, что первая премия вообще не была присуждена – это вызывает, мягко говоря, недоумение.
Скрипачка из Германии Клара-Джуми Кан вызывала истинный восторг зала. Её исполнение Сонаты для скрипки соло Эрнста «Последняя роза лета» невозможно забыть, как и её очень индивидуальный и пронзительный в своей лирике Концерт Бетховена. А наш скрипач Гайк Казазян с Сонатой Грига, да и вообще всей своей программой, с Сибелиусом в финале!.. Александра Конунова тоже играла Сибелиуса, как и 20-летний тайванец Юй-Чень Цзэнь (он вторично приехал на наш конкурс: в прошлый раз ему не повезло). Москвич Павел Милюков удачно, с попаданием в цель, обратился к Первому концерту Шостаковича, а Конунова интересно, стремительно и изящно сыграла тот же Концерт. Но первой премии, повторюсь, так и не нашлось. Хотя на радио «Орфей» всерьёз спорили о том, кому дадут «золото»: Казазяну или немке. В итоге, вот премии: вторая у Цзэнь Юй-Ченя (Тайвань), третья – у Гайка Казазяна, Александры Конуновой и Павла Милюкова, четвертая – у Клары-Джуми Кан (у нее же диплом за лучшее исполнение Концерта Моцарта), а пятая у кореянки Ким Пом Сори…
Но премии премиями, а музыка музыкой. В Питере музыка звучала в своих регистрах и принесла Гран-при удивительному монгольскому баритону Ганбаатару Ариунбаатару.
 
Наталья ЛАГИНА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: